Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжились слушания по делу об убийстве Анны Политковской


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Андрей Шароградский : В Москве продолжились слушания по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Стало известно об исключении еще одного из присяжных на суде. Передает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : Судебное заседание открылось сообщением председательствующего о выводе из коллегии еще одного присяжного. Оказалось, что он заболел, и Евгений Зубов, чтобы не объявлять перерыв в слушаниях до выздоровления этого заседателя, принял решение о его исключении из состава жюри. Так что теперь, вместе с запасными присяжных осталось 16.


Кроме того, Евгений Зубов огласил решение, для вынесения которого брал вчера тайм-аут. Он не разрешил адвокатам подсудимых показывать присяжным фотографии Рустама Махмудова. Этого человека прокуратура считает убийцей Анны Политковской, но его нет среди подсудимых. Здесь только младшие братья Махмудовы - Джабраил и Ибрагим. Адвокатам было важно, чтобы присяжные увидели фотографии Рустама Махмудова в полный рост, поскольку ранее государственные обвинители, представляя презентацию с раскадровкой записей камер наружного наблюдения, установленных на подъезде дома, где жила Анна Политковская, указывали на потенциального убийцу с этих кадров и тут же показывали заседателям портрет Рустама Махмудова. А из портрета нельзя составить представления о комплекции этого человека. Впрочем, свидетель Лом-Али Гайтукаев (дядя подсудимых Махмудовых), повторно доставленный в суд, отвечая на вопросы адвокатов, пояснил перед присяжными, что его племянник на полторы головы ниже и значительно полнее человека, которого зафиксировала камера. Говорит адвокат Мурад Мусаев.



Мурад Мусаев : Мы приложили к этому все усилия, но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Я отказываю суду и государственному обвинению в логике в вопросе с этими фотографиями. Я не понимаю, почему гособвинению можно было показывать фотографию, а нам нельзя?! Я не понимаю, почему можно обсуждать Рустама Махмудова, его анатомию и так далее, но нельзя при этом показывать фотографии?!



Марьяна Торочешникова : Все остальное время ушло на представление результатов экспертиз, приобщенных к материалам дела. От адвоката Мусаева присяжные и журналисты узнали, что на месте убийства Анны Политковской было найдено множество следов преступления - отпечаток ладони, волоски, предметы, на которых сохранились следы ДНК предполагаемого преступника. В частности окурки, с остатками слюны, и пистолет, на котором остался пот убийцы. Но все эти вещдоки, по результатам экспертиз свидетельствуют в пользу Джабраила и Ибрагима Махмудовых. Говорит адвокат Мурад Мусаев.



Мурад Мусаев : Наших подзащитных проверяли на принадлежность этих следов им. В случае с отпечатками ладоней - нет, не принадлежат. В случае с волосами - нет, не принадлежат. В случае с ДНК - нет, не принадлежат. Тут я хочу отметить, что если не ДНК этих двоих братьев, то и не ДНК третьего, наверное, да. У них же папа с мамой одни у всех.



Марьяна Торочешникова : Кроме того, Мурад Мусаев представил присяжным еще ряд доказательств, свидетельствующих в пользу подсудимых. Все они, кстати, были собраны следствием. Однако представители гособвинения предпочли не привлекать к ним внимание присяжных.




XS
SM
MD
LG