Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социальное значение демонстраций против повышения пошлин на подержанные иномарки


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимают участие председатель Свердловского отделения Межрегионального комитета по защите прав автомобилистов Виталий Бауэр и лидер общественной организации автомобилистов «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков.



Андрей Шарый: Мы будем говорить о проблеме, связанной с повышением пошлин на подержанные иномарки в России. За минувшую неделю против демонстраций в нескольких регионах России, связанных с этим предполагаемым решением правительства, проблема перешла в несколько иную плоскость. Сейчас проблема в Приморье и в Калининграде, где собираются тысячные очереди людей, которые хотят побыстрее со старыми пошлинами оформить покупку подержанных иномарок.


Представляю вам гостей сегодняшней программы «Итоги недели» Радио Свобода. В прямом эфире по телефону из Екатеринбурга – председатель Свердловского отделения Межрегионального комитета по защите прав автомобилистов Виталий Бауэр и по телефону из Москвы – лидер общественной организации автомобилистов «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков.


Первый вопрос в Москву к лидеру общественной организации автомобилистов «Свобода выбора» Вячеславу Лысакову. Вячеслав, как вообще вы относитесь к этой проблеме?



Вячеслав Лысаков: Проблема заключается не в том и не так, как ее озвучило правительство Российской Федерации в лице Игоря Сечина и Владимира Путина. В Приморье имело место возмущение, практически бунт пока не могу сказать, скажем пока мягко – возмущение не со стороны автомобильных жуликов, как было нам сказано, и проблема здесь не в предпочтениях потребительских, как это было объяснено Владимиру Владимировичу Путину, после чего он пообещал приморцам доставить туда автомобиль «Жигули» без железнодорожного тарифа, обнулить железнодорожный тариф, то есть практически сделать привозку этого автомобиля бесплатной. Потому что, по мнению не только правительства, но и представителей других властных структур, суть конфликта, который мы имели возможность увидеть в Приморье – это невозможность якобы приморцев купить автомобиль «Жигули». Это, честно говоря, смешная причина и, кстати говоря, она, озвученная на столь высоком уровне, вызвала горечь, недоумение и возмущение приморцев. На самом деле проблема в том, что огромное количество людей, десятки, сотни тысяч, не менее 150тысяч человек, прямо или косвенно связанных, интегрированных, связанных с этим бизнесом теряют работу, они ее практически потеряли. Сработает эффект домино, когда отстроенная вертикаль, практически вся бизнес-стурктура, вся эта пирамида, которая была построена трудом многих и многих людей начинает обрушаться, по принципу домино рушится все. Ведь, к сожалению, Москва думает, что возмутили спокойствие несколько десятков или сотен человек, чьи интересы якобы затронуты. Затронуты интересы не только продавцов и перегонщиков автомобилей, затронуты интересы работников транспортных, туристических фирм, докеров, аукционщиков брокеров, в этом бизнесе замешен морской тракт, железнодорожные перевозки. Сейчас разоряются небольшие судоходные пароходные компании, которые имели 10-15 судов, потому что они были фактически загружены только перевозкой японских автомобилей. Не от хорошей жизни приморцы начали этот бизнес, но бизнес построен за последние 15-20 лет и рубить его под корень - это значит оставить без работы огромное количество людей. Я считаю, не только я считаю, но и мои коллеги, эксперты считают, что это не менее 30% жителей Приморья так или иначе связаны с этим бизнесом.



Андрей Шарый: Спасибо большое, Вячеслав Лысаков. Теперь вопрос в Екатеринбург к председателю свердловского отделения межрегионального Комитета по защите прав автомобилистов Виталию Бауэру. Виталий, насколько я знаю, в Екатеринбурге не было крупных акций протеста. Для вас проблема так остро не стоит?



Виталий Бауэр: Добрый вечер, дорогие радиослушатели. Я бы не сказал, что проблема остро не стоит. Просто те выступления, которые имели место в Екатеринбурге, они организовывались не нашим движением. И мы с сожалением должны были констатировать, что по сути имело место массовое нарушение правил дорожного движения в этих акциях протеста, поскольку водители в массе своей приехали на данную акцию тонированные, с нечитаемыми номерами, многие были не пристегнуты, нарушали другие правила дорожного движения. И в связи с этим хочу подчеркнуть, что по нашим данным ни одного случая неправомерных действий со стороны органов ГИБДД в отношении водителей не применялось.



Андрей Шарый: Виталий, я хотел бы узнать вашу точку зрения по нашей теме, связанной с пошлинами на иномарки. Для екатеринбуржцев как это все отзовется? Хотят они, чтобы повысились иномарки, верят в «Жигули» или нет?



Виталий Бауэр: Если так пошире посмотреть, то в основном в Екатеринбурге ездят на подержанных иномарках. И если сейчас повышаются пошлины, то для состоявшегося владельца иномарки это благо, потому что цена такой иномарки возрастает и при дальнейшей продаже он просто будет иметь какую-то выгоду. Такого острого вопроса именно по налаженному бизнесу, как это стоит в Приморье, в Екатеринбурге нет.



Андрей Шарый: У нас есть два звонка слушателей, давайте послушаем, потом попросим экспертов ответить. Кирилл из Москвы, добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что эти акции протеста показали со стороны властей, как они не уважают личности и свободу личности. Протест во Владивостоке, разгон, неуважение журналистов, избиение граждан ногами, запихивание их автобусы. Как у нас было в советское время неуважение к человеку и его интересам, так сейчас это и продолжается. Я считаю, что за 8 лет Путин не создал новых рабочих мест, не сделал никаких заводов и не развивал экономику, а теперь он добивает то, что последнее осталось.



Андрей Шарый: Спасибо, Кирилл, за ваше мнение. Георгий у нас в эфире, давайте послушаем ваше мнение. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер всем. Я слышал предыдущего товарища, и у меня такое впечатление, как говорится в нашей народной пословице, путает божий дар с яичницей. Не надо путать все и во всем обвинять Путина. То, что предпринято нашим правительством, нашим президентом – это все логично. У меня тоже есть пострадавшие от этих пошлин. Но не надо все переворачивать с ног на голову. Все логично и все правильно. Что делается - это защита не только тех, кто наживался на этом бизнесе, но и всей страны, в том числе и нас с вами.



Андрей Шарый: Спасибо большое, Георгий. Я только обращу внимание, что предыдущий слушатель говорил не столько о самой проблеме, сколько о поведении правоохранительных органов, которые очень жестоко обошлись с демонстрантами в Приморье, там были и избитые, и журналистов там поколотили как следует, и ОМОН прислали из Москвы. Так что его протест был в основном вокруг этого. Теперь по сути того, о чем вы, Георгий, говорите. Естественно, правительство думает о том, чтобы защищать родной российский автопром. Давайте этот вопрос обратим к эксперту. Вячеслав, пожалуйста, скажите нам, как быть правительству, что делать с «Жигулями», которые проигрывают конкуренцию с импортными машинами?



Вячеслав Лысаков: Как минимум не устранять конкурентов, что сейчас собственно и сделано, фактически протекционистские меры приняты, выделены преференции, бесконечные преференции наш автопром получает, причем теперь наш автопром - это понятие, теперь это и западные компании, имеющие сборочные производства здесь. Но причем, если они делают более-менее нормальные машины, собирают иномарки, то то, что касается ГАЗа и АвтоВАЗа - это за пределами понимания комфорта и надежности. Я могу напомнить и сказать тем, кто не знает, что АвтоВАЗ попросил 26 миллиардов рублей – это миллиард долларов, а завод ГАЗ попросил 46 миллиардов рублей - это почти два миллиарда долларов. Причем никто за эти огромные суммы отвечать не будет, как никогда не отвечал, эти деньги не будут использованы для модернизации производства абсолютно, они будут разворованы, их проедят, как у нас в России говорят, и так далее, их распилят, как в России говорят. И постоянно последние 10-15 лет наш автопром просит и просит деньги, преференции, послабления. Они всегда это получают, но со одной лишь разницей небольшой, если раньше это было действительно государственное производство, то есть это был отечественный автопром, то теперь это конкретные производства, которые принадлежат известным персонам, известным группам лиц.



Андрей Шарый: Спасибо большое, Вячеслав Лысаков. Мой вопрос в Екатеринбург Виталию Бауэру. Виталий, скажите, пожалуйста, что у вас в Екатеринбурге думают по поводу протекционистских мер и как продаются у вас «Жигули», может быть есть какие-то конкурентные преимущества по сравнению с иномарками, тем более подержанными?



Виталий Бауэр: Мне кажется, конкурентных преимуществ нет. Мнение автолюбителей однозначное, что подержанная японская машина лучше новой российской. Просто я считаю, что данная мера, которая введена правительством, она однобока. Правильно сказал мой московский коллега, кроме этой меры необходимо в комплексе решать проблему, то есть стимулировать как производство, так и спрос среди населения на отечественные автомобили, а это уже другая задача правительства. Надеемся, что вслед за такими заградительными мерами пойдут какие-то стимулирующие.



Андрей Шарый: Спасибо большое. Нам дозвонился Виктор из Москвы. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к экспертам: насколько радикально это решение о повышении пошлин, как выразился один из участников, рубит под корень этот бизнес дальневосточный. Может быть все-таки как всегда народ сделает паузу, покряхтит и начнет покупать по новым ценам или немного снизятся эти отпускные цены, по которым их продают в Японии. Насколько радикально рубит бизнес?



Андрей Шарый: Спасибо большое, Виктор, за вопрос, он закономерен. Я хочу сказать всем, что я пытался найти эксперта во Владивостоке, но к сожалению, разница во времени столь велика, там сейчас ночь, поэтому никого не удалось уговорить. Но я внимательно смотрел за тем, что они говорят во Владивостоке. Многие считают, что для Приморья этот бизнес, о котором рассказывал Виталий Лысаков, он примерно равнозначен тому, что значит нефтяная и газовая игла для всей России, что там действительно чуть ли не все Приморье подсело на этот бизнес. Так ли это, Вячеслав?



Вячеслав Лысаков: Правильно. Причем, вы понимаете, сейчас рушится бизнес. Почему Приморье первым отреагировало на это? Потому что для многих, практически автомобилистов России еще не дошло, что это такое - повышение пошлин. Это повышение отнюдь не на 5-10%, как это объявлено, а в абсолютном выражении денежном с учетом всех платежей, НДС и таможенной ставки, которая увеличилась в два-три раза, все автомобили подорожают на 3-5 тысяч евро. Причем сильное подорожание заметное будет для автомобилей с объемом двигателя выше 1,8 литров, потому что стоимость растаможки жестко привязана к кубикам. Так вот приморцы первыми это поняли, у них просто встал рынок, и они сейчас под угрозой фактически возможность прокормить собственные семьи. Если для нас, остальных жителей России это вопрос комфорта, я не поменяю свою машину на более свежую, более новую, посмотрю, год-два поезжу на том, что есть, то для них это вопрос проживания, повторяю. Поэтому многие не понимают, почему приморцы взбунтовались. Для них эт регионообразующий бизнес. В заключении хочу сказать, что не совсем понимаю своего коллегу из Екатеринбурга, мы знаем эту организацию и сотрудничаем, но с данной точкой зрения не согласен. Это не омоложение рынка сэконд-хэнда, кстати говоря, повышение пошлин. Если премьер заявил, что надо рынок сэконд-хэнда омолодить и у нас запретительные меры введены против машин 6-7-летних, 5-летние – это предел, то это повышение, это подорожание на 3-5, чуть больше, чуть меньше, некоторые значительно подорожают, в два раза некоторые автомобили подорожают, то вот это подорожание заставит всех пользователей оставить у себя машины, которые имеют на сегодняшний день. То есть омоложение автомобильного рынка, рынка сэконд-хэнда не произойдет и будет накапливается старение, совершенно противоположные результаты, которые ожидало правительство от введения этих пошлин.



Андрей Шарый: Спасибо, Вячеслав Лысаков. Виталий, у вас знают все то, о чем говорит Вячеслав, в Екатеринбурге? Понятно, что повышение будет такое большое? Для меня, признаться, эти цифры были откровением.



Виталий Бауэр: Честно говоря, мне видится, что реакция правительства несколько резкая. То есть в период мирового кризиса правительство агонизирует ситуацию и пытается каким-то такие меры резкие делать. Это очевидно совершенно. Но я бы не хотел вступать в полемику с московским коллегой. Та точка зрения, которую я высказал, она просто отражает другую сторону проблемы. Собственно проблема есть, и во Владивостоке действительно уровень жизни может снизиться в результате таких мер. Да, действительно, правительство немножко перегнуло палку.



Андрей Шарый: Виталий, а в Екатеринбурге у вас не боятся, по крайней мере, нет таких сведений, что цены на автомобили повысятся до такой степени?



Виталий Бауэр: Они, конечно, повышаются. Но дело в том, что цены вообще повышаются не только на автомобили, на продукты питания, на одежду и в том числе с нового года даже на новые автомобили повышаются. Практически все автопроизводители заявили о повышении цен.



Андрей Шарый: Спасибо большое. У нас есть сразу два слушателя очереди своей дожидаются. Давайте возьмем оба звонка. Послушаем, что нам скажет сначала Татьяна из Москвы. Добрый вечер.



Слушательница: Добрый вечер. Я бы хотел сказать очень короткую реплику для всех остальных слушателей и для ведущих. Просто давайте не будем забывать, в какой стране мы живем и зачем нам импортные автомобили и все импортное. Не нужно нам. Ездили мы на телегах и хлеба мы получали гораздо больше, чем во всех остальных странах, Россия была на первом месте в мире. Перечитайте Горького «Жизнь Клима Самгина».



Андрей Шарый: Татьяна, а вы не хотели бы ездить на хорошей машине, а не на плохой? К сожалению, не удалось узнать точку зрения Татьяны, мой вопрос остался без ответа. Рашид из Казани, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса. Зачем надо было применять московский ОМОН, когда не политики, а рядовые жители выступали за улучшение своей жизни. Это, к сожалению, качество российских машин не увеличилось. Казалось бы, «Форд», «Тойота» пришли в Россию, а наши автопроизводители никаких из этого выводов не сделали. Мало того, на КАМАЗе, я знаю, что используют некондиционные детали для сборки новых автомобилей, то есть много автомобилей некачественных выпускают новых, из-за этого люди не хотят покупать российские автомобили.



Андрей Шарый: Спасибо большое, Рашид. Второй вопрос у вас был?



Слушатель: По КАМАЗу, почему наши автопроизводители не сделают какие-то выводы по улучшению качества машин. Ведь люди бы покупали российские машины, если бы они были более качественными. Так ведь?



Андрей Шарый: Верно. Спасибо большое, Рашид. Первый вопрос насчет ОМОНа, тут, к сожалению, у нас нет руководителей ОМОНа или руководителей внутренних дел. Я читал о том, что объясняет Министерство внутренних дел, что перебросили ОМОН «Зубр» из Москвы, из Дагестана, тем, что ротация рядовая, но мне кажется, что это все немножко от лукавого. Мой вопрос к Вячеславу Лысакову в Москву. Скажите, пожалуйста, Вячеслав, автомобилисты, автолюбители, организация, которую вы возглавляете, это большая социальная сила, как вы считаете?



Вячеслав Лысаков: Дело в том, что в России много автомобильных организаций, какие-то более известны, какие-то менее известны. Мы достаточно резонансная организация. Не менее известная организация, которую представляет мой коллега. Они делают огромное дело, они ведут правовое просвещение среди водителей, работают в судах. Мы занимаемся немножко похожими делами, например, работаем на федеральном уровне, с Госдумой. Нам немножко проще, мы здесь физически ближе. У нас межрегиональная организация, есть отделения в регионах, в Магадане, в Якутии, в других регионах. Вопрос в том, что если рассматривать автомобилистов как силу, то, конечно, это потенциально достаточно серьезная сила, но она по себе ничто, если ее не сформировать, если ее не направить. Поэтому ожидать от автомобилистов скоординированных действий не приходится. Каждая общественная организация в меру своей ответственности должна принимать определенные решения, заниматься не только уличной политикой так называемой, но и заниматься конструктивной работой, парламентскими мерами. Это в наше время, в наше острое время на фоне потрясений надо работать крайне осторожно и крайне ответственно, потому что детонировать может так, что мы можем вспомнить события, которые имели место во Франции и Афинах.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Вячеслав, вы можете предположить, чем эта история с пошлинами кончится, когда Россия почувствует, вся, не только Приморье и Калининград, но Екатеринбург, Москва, все остальные почувствуют? Действительно, в том, что говорит Виталий, тоже есть доля истины, все дорожает, подорожают еще иномарки.



Вячеслав Лысаков: Я заявляю совершенно ответственно, что те цифры, которые я назвал - это цифры реальные, потому что большинство автомобилистов думают, что машины подорожают на 5-10%, это не так. Еще раз прошу обратить внимание, что в среднем подорожание будет от трех до пяти тысяч евро. Для многих эта цифра достаточно серьезная, и она осложняется тем, что все-таки безработица растет на фоне кризиса и те деньги, которые были отложены на покупку, возможно будут оставлены на черный день.



Андрей Шарый: Это правда, Вячеслав. Чем все это кончится, как вы думаете? Стоит ли ждать волны серьезных широких протестов или российский народ проглотит все это?



Вячеслав Лысаков: Я думаю, что российский народ скорее всего проглотит все это. Но приморцы, я думаю, это не проглотят. Потому что там вопрос поставлен выживания огромного количества людей, практически всего региона.


XS
SM
MD
LG