Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему конфликт в секторе Газы вспыхивает вновь и вновь


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие профессор, доктор исторических наук Института востоковедения Ирина Звягельская .



Марина Дубовик : Немного разобраться в очередном конфликте в секторе Газы мы попробуем, связавшись в прямом эфире с профессором, доктором исторических наук Института востоковедения Звягельской Ириной Доновной.


Здравствуйте, Ирина Доновна!



Ирина Звягелськая : Здравствуйте, Марина!



Марина Дубовик : Скажите, пожалуйста, что происходит сейчас в секторе Газа, мы только что узнали от нашего корреспондента, из многочисленных сообщений различных средств массовой информации как российских, так и иностранных. А вот почему конфликт с таким постоянством вспыхивает вновь и вновь? Создается такое впечатление, что он вообще не затихает.



Ирина Звягелськая : Что касается ситуации в Газе, то вы совершенно правы, эта ситуация сохраняется на протяжении долгого времени, даже несмотря на то, что в последний раз было сравнительно длительное прекращение огня. Но ХАМАС из него вышел. Мне кажется, что главная причина заключается в том, что, с одной стороны, ХАМАС не признает тот политический процесс, который велся, не признает те соглашения, которые были заключены. ХАМАС пришел в результате выборов, и его легитимность тоже не признается, хотя выборы были проведены, все это признают. Но самое главное, как мне кажется, заключается в том, что и идейно, и политически ХАМАС слишком отличается от лидеров ФАТХ, которые, собственно, и ведут переговоры с Израилем. И вот эти самые отличия, с одной стороны, не дают ему принять ту же линию на политическое урегулирование, а, с другой стороны, его автоматически маргинализуют. При любом урегулировании ХАМАС как бы не принимается во внимание. Мне кажется, что эта ситуация в целом плюс блокада Газы, о которой мы знаем и так далее, она заставляет их все время тянуть одеяло на себя, все время демонстрировать, что они есть, что они самые последовательные борцы и так далее и тому подобное. Надо сказать, что сторонники у них есть. Это, безусловно, не только в Газе, но и на Западном берегу.



Марина Дубовик : Ирина Доновна, вот локальные военные действия, неважно где, вообще, всегда вызывают опасения, что в любом направлении возможна эскалация. Разумеется, это не может не волновать и, прежде всего, ближневосточные регионы в данном конфликте. Но в волнении находятся и страны, расположенные далеко за пределами самого конфликта. Почему так происходит?



Ирина Звягелськая : В принципе, конечно, когда идут военные действия, то в них вольно или невольно могут втягиваться различные игроки. Хотя, мне кажется, если мы говорим в данном случае все-таки о Газе, то особых опасений соседние страны могут их испытывать, но речь не идет о том, что военные действия могут на них перекинуться. Например, условно говоря, Египет может опасаться каких-то больших перемещений и беженцев из Газы, если будут долго продолжаться военные действия, если там будет гуманитарная катастрофа. Другие арабские государства тоже могут опасаться того, что на них ляжет какая-то ответственность по Газе. Не только же, в конце концов, речь идет о международном сообществе, но и об арабском мире, прежде всего. Далее. Могут возникать у арабского мира опасения, что в результате этого конфликта усилится роль Ирана в ближневосточном регионе, в частности, в контексте ближневосточного конфликта, что им как бы тоже ни к чему и так далее и тому подобное.


Конечно, возможностей для того, чтобы опасаться, чтобы бояться, чтобы чувствовать, что эту ситуацию нужно как можно скорее решить – это все у арабских государств, соседних и не соседних, есть. Понять это можно. Но в целом, если говорить об этой операции, то она, конечно, носит локальный характер.



Марина Дубовик : Спасибо большое, Ирина Доновна!


XS
SM
MD
LG