Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические итоги года в России


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие политолог, декан факультета прикладной политологии Высшей школы экономики Марк Урнов .



Марк Крутов: Политические итоги года в России. Сегодня в Белом доме состоится последнее в этом году заседание российского правительства под председательством премьер-министра Владимира Путина. На прямой связи с нашей студии известный политолог, декан факультета прикладной политологии Высшей школы экономики Марк Урнов.


Доброе утро, Марк Юрьевич!



Марк Урнов: Доброе утро!



Марк Крутов: С одной стороны, роль правительства в этом году после того, как произошла рокировка Дмитрия Медведева и Владимира Путина, резко выросла. По итогам года именно решения кабинета министров оказали наибольшее влияние на ситуацию в стране. Даже анекдоты на эту тему появились. Возможно, вы их знаете: "Ну, что, кому будем звонить президенту или сразу премьер-министру?" Но при этом мартовские президентские выборы, в результате которых Путин и Медведев формально поменялись ролями, по данным социологов, не вошли в список самых запомнившихся политических событий года. Почему, как вы думаете?



Марк Урнов: Да, понятно. Потому что, собственно говоря, это не были конкурентные выборы. Это скорее был плебисцит относительно доверия к Путину. Они с самого начала формировались как плебисцит. Я помню, что перед выборами, за несколько месяцев, Левада-центр проводил опросы - за кого люди предполагают голосовать. Примерно 60 процентов утверждало, что они проголосуют за любого, на кого укажет Путин. Дальше - больше. Фактически не было реальных конкурентов. Все средства массовой информации работали только на одного кандидата. Изначально было понятно, что Медведев сразу после того, как он был утвержден на должность кандидата в президенты, эти выборы выиграет. Так что, это, собственно говоря, было настолько не игрово и настолько не волнительно, что особенно и не запомнилось, тем более на фоне всего остального драматического.



Марк Крутов: И какой результат перехода основной роли к правительству?



Марк Урнов: Видите, пока никаких заметных изменений нет просто потому, что линия продолжается. Действительно, Путин сохраняется в положении человека номер 1 по всем параметрам. Такая наблюдавшаяся некая временная конкуренция между командами Путина и Медведева на сегодняшний день стихла. Главным образом, такой перелом-то наметился после, с моей точки зрения, одного из ключевых событий года для России - это войны с Грузией, когда у нас изменилась и риторика, когда мы стали намного более милитаристски говорить о том, что происходит вокруг, когда и население поверило в некоторые дурацкие мифы о том, что все это было специально организовано Соединенными Штатами, чтобы проверить Россию на прочность и так далее и так далее. С той поры такая видимая, по крайней мере, наблюдателям конкуренция между путинской командой и медведевской командой ослабла или просто совсем исчезла. Власть консолидировалась и, в общем-то, ситуация на сегодняшний день скорее демонстрирует такую монолитность власти, чем какие бы то ни было ее расщепления.



Марк Крутов: А кроме войны в Грузии, какие политические события в России, в том числе решения правительства, по вашему мнению, оказали наибольшее влияние на жизнь людей в минувшем году?



Марк Урнов: Я бы назвал три события. Одно из них, о котором я уже говорил, это война в Грузии. Второе, с моей точки зрения, безусловно, изменение Конституции, и третье - кризис. Что касается Конституции, это такой очень мощный прецедент, потому что все-таки, несмотря на то, что дух Конституции менялся активно в течение 8-10 лет, буква Закона, буква Конституции не изменялась. Остальные законы менялись, а все-таки на Конституцию смотрели, как на нечто такое, что поменять нельзя. Сегодня прецедент имеет место. Можно, оказывается, и Конституцию легко и свободно менять и даже темпами, не предписываемыми самой Конституцией. А это значит, что в случае, если кризис будет сильно углубляться, углубляться, углубляться, если будет расти недовольство, если будут как-то шевелиться элиты региональные, например, профессиональные элиты, то власть может пойти уже на сегодняшний день на куда более мощные изменения законодательной среды для того, чтобы гарантировать себе безопасность (или это будет называться стабильностью, сохранностью преемственности, единством или чем-нибудь еще). Первые признаки уже так страховки мы видим - уничтожение суда присяжных по важнейшим делам (терроризм, измена родины и прочее и прочее), параллельно резко расширение интерпретации, такие каучуковые параграфы в законах появляются. Можно под это подвести все, что угодно. Ясно, что при такого рода законах, при такого рода возможностях толковать законы, при абсолютно зависимом от власти суде Кремль получает такой кнут в руки, который может очень больно стегать.



Марк Крутов: Спасибо, Марк Юрьевич!



XS
SM
MD
LG