Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Зачем России нужен был Кавказ"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Александр Гостев: В Петербурге в издательстве журнала «Звезда» вышла книга известного историка, специалиста по русской политике и культуре первой половины XIX века Якова Гордина "Зачем России нужен был Кавказ. Иллюзии и реальность". Это уже не первая работа Гордина о завоевании Кавказа, в этой книге автор подводит промежуточный итог. Об одном невероятном российско-кавказском сюжете XIX века с Яковом Гординым побеседовала корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Яков Аркадьевич, вы написали книгу о глубоких связях России и Кавказа и о необходимости разрушить мифологические подтасовки, искажающие историю и затрудняющие сегодня диалог двух миров. Но я хочу остановиться не на главах, посвященных глубинным культурным связям России и Кавказа, о которых вы пишете, хотя все это очень интересно, меня поразила глава о Чернышевском, который здесь предстает в совершенно непривычном свете.



Яков Гордин: Да, совершенно, надо сказать, неожиданной оказалась, которая называется несколько иронически "Чернышевский - жертва Шамиля". Дело в том, что Чернышевского, надо сказать, Кавказ и кавказские дела очень интересовали. Когда он еще работал в "Современнике", писал обзоры, постоянно он к этому делу обращался и консультировал Добролюбова, когда он писал большую статью о Кавказе. Но, что поразительно? В 1871 году, находясь в каторжной тюрьме александровского завода, Чернышевский написал большое сочинение и переправил его в Петербург, которое называлось "Кормило Кормчему (перевод с татарского)". Это удивительная совершенно вещь, я тут ее перепечатываю целиком. Чернышевский "Что делать?". На самом деле он фигура гораздо более любопытная. Два главных персонажа - это Шамиль и некий Пожиратель книг, псевдоним самого Чернышевского. Парадоксальный текст, который стилизован под восточное сочинение. Что любопытно? Когда речь заходит о сути дела, тут довольно смешно он пишет о себе, иронически, о Пожирателе книг. Этот самый Пожиратель книг изобрел машину, такой механизм для того, чтобы облегчить труд рабочих людей. Надо сказать, что Чернышевский в течение довольно длительного времени в молодости пытался изобрести вечный двигатель, это известно. И это обыгрывается здесь. Выдумает он такую машину, и можно будет делать ее такой силы, какой угодно, и работа ее даром. Вот этим его изобретением воспользуются совсем не так, как он считает нужным. "И подумает Пожиратель книг, вот и будет все, как нужно людям и будет всего у людей, сколько нужно, и будет жить хорошо от работы этой машины, и будет имя той машины Эвергет. И сделает Пожиратель книг чертеж Эвергета и отдаст чертеж, и возьмут чертеж Эвергета и спрячут ото всех. И начнут делать три бомбы, каждую бомбу в 100 миллионов пудов. И вид такой бомбы огромность горы, и крепки стены ее, как врата ада, и сила воспламенения ее, как сила пламени гиены. И сделают три бомбы, по чертежу Эвергета сделают машину такой меры, чтобы она бросала эту бомбу на тысячу верст в высоту". Сила гиены в этом оружии, все время повторяется. То есть действительно вот эта страшная огненная сила.


Первой жертвой этой бомбы будет Кавказ. Прорицание. "И подымится бомба на тысячу верст в высоту и полетит на Кавказ. Горе Кавказу. Горе". Но дальше этим дело не ограничивается. Бомба эта предназначается не только Кавказу, но и Европе. Но, европейские гяуры, как говорится здесь, они тоже не дураки и они тоже сделают бомбу, еще побольше этой, и одна бомба полетит на Москву, другая на Петербург. Все разнесет.


Поскольку это прорицание, Шамилю и его мюридам все это чрезвычайно не нравилось, Шамиль отправляет своего самого верного мюрида в Россию найти Пожирателя книг и чтобы он или отказался от этого, или, если не откажется, убить его.



Татьяна Вольтская: То есть вам напоминает это в принципе прорицание изобретения атомной бомбы?



Яков Гордин: Естественно. Одно прорицание Абу Джафара, а другое - то, что видел Шамиль в своем вещем сне. Две бомбы. Потом урусы начнут делать еще. То было три, значит, четвертую. "На кого, не открыл мне Бог, но то верно, что начнут делать. Не будет уже доставать у них ни железа, ни пороху, ни работников. Сильный этим потрясателем земли скоро разорится". То есть это гонка вооружений и ее печальные результаты.


Удивительна сила прорицания. Потому что, скажем, Фридрих Энгельс, который был большой специалист, надо сказать, по военной истории, вообще по военному делу, он писал во время, скажем, франко-прусской войны очень точные прогнозы того, что будет, он считал, где-то в конце 80-х, по-моему, в своих военных статьях, что военная техника дошла до предела, ну можно сделать пушку еще больше, ну еще больше, но все, предел... А у Чернышевского в начале 70-х годов было, так сказать, провидение посильнее, чем у господина Энгельса. Кроме того, конечно, очень любопытно, что он все это помещает на Кавказ именно, связывает с Кавказом, что главный герой - это Шамиль. Ведь, где имя, где вода? Уже Кавказ давно завоеван, Шамиль уже помер, тем не менее, привязанность к кавказской проблематике, стремление прорицать через кавказский материал, оно, конечно, очень любопытно.


XS
SM
MD
LG