Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Израиль вернется к политике Шарона. Вопрос в том, какой ценой…»


Граница на замке

Граница на замке



Президент Палестинской автономии Махмуд Аббас позвонил в канцелярию Ариэля Шарона, чтобы пожелать премьер-министру Израиля скорейшего выздоровления. «Мы, палестинцы, во-первых, надеемся, что Шарон поправится. Во-вторых, мы все время ищем в Израиле лидера, который выступал бы за мир, который готов бы был сесть за стол переговоров с палестинцами и начать серьезные переговоры» - вторит ему Ахмед Куреи, премьер-министр автономии.

Если теперь политика отмежевания притормозится - это будет не только потеря времени, человеческих жизней и огромных денег, это станет еще потерей политической ситуации в Палестинской автономии, и может быть – невозвратимой потерей...

В свою очередь представитель палестинского движения «Хамас» заявил, что весь регион без Шарона будет чувствовать себя лучше. Палестинцы всегда подозревали, что любое соглашение с Ариэлем Шароном даст им только небольшую часть того, что они хотели бы видеть своим государством.


За четыре года во главе правительства и десятилетия в армии и политике военный и политический лидер Израиля смог определить контуры ближневосточного урегулирования и стать знаковой фигурой на Ближнем Востоке. Все его действия на посту премьера 68% израильтян, согласно опросам, расценивают как победу. Победой считается то, что удалось прекратить вторую интифаду (то, что победить в ней невозможно, стало ясно еще во времена первой). Победой стал уход из Газы. При этом все знали, что это сделать необходимо, но должен был найтись хоть один лидер, который пойдет на риск. По большому счету вся внешнеполитическая деятельность Шарона на посту премьера – это была цепь побед. Поражением была вся внутренняя политика, а во внешней были одни победы.


Сегодня с Газой все более-менее ясно, есть четкая граница, поселения выведены, открыт контрольно-пропускной пункт. На Западном берегу все обстоит намного сложнее. Эксперты считают, что продолжить политику Шарона не удастся никому. Для того, чтобы идти на подобные уступки и политические компромиссы, надо было обладать популярностью Шарона, его славным боевым прошлым и его харизматичностью. В сегодняшней израильской политике нет никого, кто мог бы быть сравним с Ариэлем Шароном по этим параметрам. А значит любому, кто встанет во главе государства, для того, чтобы удержаться у власти, придется, наоборот, «закручивать гайки» и идти на популистские решения по отношению к собственному народу и собственному лагерю. Кто бы сейчас ни занял место Ариэля Шарона, по отношению к палестинцам это будет несомненный шаг назад.


Увы – Ариэлю Шарону не удалось совершить все, что было им задумано. При этом альтернативы отмежеванию от Палестины нет. Израиль все равно к этому придет. Но ожидание обернется большой кровью, финансовым кризисом и многими другими проблемами. Чем больше Израиль закручивает гайки, тем большую силу набирают в палестинской автономии радикальные элементы. Если после ухода из Газы будет ужесточен режим по отношению к Западному берегу, то радикализм начнет побеждать и там. Если теперь политика отмежевания притормозится - это будет не только потеря времени, человеческих жизней и огромных денег, это станет еще потерей политической ситуации в Палестинской автономии, и может быть – невозвратимой потерей.


«Думаю, что основным определяющим фактором станут парламентские выборы в Палестине, если они все-таки состоятся в конце этого месяца, - говорит директор исследовательского и информационного израильско-палестинского центра в Иерусалиме Гершон Баскин. - Если «Хамас» получит большинство мест в парламенте и часть правительственных постов, любому израильскому лидеру будет сложно начать с ними процесс переговоров. «Хамас» вряд ли захочет разговаривать с Израилем».


Однако допустим – говорит Баскин – что в Израиле победит Амин Перец, глава Партии Труда. Он пойдет на переговоры с Палестиной. «Все зависит от того, найдется ли в Палестине лидер, способный управлять палестинским обществом, контролировать его, готовый к переговорам и достаточно твердый, чтобы выполнить условия мирного соглашения. Если это произойдет, если в результате демократического процесса в Палестине появится такое правительство, тогда на Израиль будет оказываться очень сильное давление – не важно, кто будет у власти. Общественное мнение страны заставит его сесть за переговоры. Но если это не произойдет, то общественность будет настаивать на сохранении статус кво и продолжении выжидательной политики до тех пор, пока ситуация не изменится», - говорит Гершон Баскин.


Еще одно мнение, на этот раз из Тель-Авива, Бернард Суссер, Центр стратегических исследований Бегина-Садата в Университете Бар Улан: «Шарон выступал за продолжения размежевания на Западном Берегу. Было ясно видно, что это – его цель, и многие избиратели видели в Шароне гаранта того, что любой мир, который будет достигнут, будет основан не на благих намерениях или не на каком-то эфемерном видении будущего Ближнего Востока. Нет, он будет заключен жестким военным лидером, который не пойдет на уступки просто ради достижения мира».


Гершон Баскин с Суссером не согласен: «Нет, я не разделяю это мнение. Я не думаю, что израильтяне верили Шарону, потому что он мог заключить мирное соглашение с палестинцами. Не думаю, что большинство израильтян верили, что Шарон приведет нас к миру с палестинцами. Я думаю, что абсолютное большинство израильтян верили в Шарона, зная, что в ситуации, когда с палестинской стороны не с кем разговаривать, он позаботится о стратегических интересах Израиля. А именно, выведет изолированные еврейские поселения, создаст более прочную границу, которую можно будет охранять, в основном за счет ухода с Западного Берега, и будет контролировать ситуацию до тех пор, пока израильское правительство и общественность не найдет с палестинской стороны партнера для переговоров», - говорит он.


Ариэль Шарон был популярен. Дело даже не в его победах. Сама ситуация, когда во время войны Судного дня он рискнул нарушить приказ министра обороны о прекращении контрнаступления (а Шарон тогда двинул свою дивизию в атаку, передав министру нецензурное заявление) – она многого стоит. Страна знала и верила – «Арик бульдозер» бульдозером останется всегда. Его политика когда-то была сформулирована простой фразой: бороться с террором так, будто нет переговоров, и вести переговоры так, как будто нет террора.


XS
SM
MD
LG