Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические итоги 2008 года



Михаил Соколов: В прямом эфире вместе с нами Владимир Рыжков, лидер теперь уже незарегистрированной Республиканской партии России.


Мы попробуем сделать сегодня то, что делают многие в это предновогоднее время, то есть подвести итоги 2008 года, выделить какие-то главные события. Я попробую начать с того, что мне показалось главным для России, а потом Владимир Александрович, я думаю, поддержит.


Вот мой выбор - это три события или процесса, как хотите: формирование связки Путин – Медведев, правящей, повторяющей в некотором смысле схему такую, которая уже была в истории России, точнее Советского Союза – президент Калинин, генсек, премьер Сталин; российско-грузинская война за Осетию и Абхазию% и события, которые переходят, на мой взгляд, на следующий год – это начавшийся кризис, крах нефтяного пакта Путина между правящей группировкой и большинством населения, которое ждало от власти бесконечного улучшения своего экономического положения, естественно, под ударами мирового экономического кризиса, который серьезно затронул Россию.


Вот такие три собственно темы, как мне кажется, принципиально важны для России и в прошлом, уже прошедшем году, и году наступающем, 2009-м.


Владимир Александрович, что вы добавили или вынули из этого списка?



Владимир Рыжков: Я согласен, что год начался с мартовских «выборов» президентских, а на самом деле этот год начался раньше, он начался в декабре с таких же закавыченных имитационных выборов в Государственную думу, которые были тотально сфальсифицированы и сманипулированы. Затем это продолжилось в марте.


Действительно, август – это Грузия. И действительно, начиная с августа, в это же время совпали два события практически по времени, в августе была война вокруг Грузии и в августе начался финансовый кризис, который сегодня на наших глазах перерастает в экономический.


Но если говорить шире, то я думаю, что многие со мной согласятся и об этом многие говорят, что 2008 год подвел черту под определенной эпохой. Мои друзья экономисты называют это восемь тучных лет. Это было восемь тучных лет, нефть дорожала все эти восемь лет. Когда Путин пришел к власти, она была долларов 20 за баррель, за бочку, к лету этого года она достигла исторического максимума - 145 примерно долларов за бочку, после чего произошел обвал, сейчас она между 30 и 40 долларами, если говорить о российской нефти, то есть обвал произошел в три, в четыре раза.


И мне кажется, что надо подвести черту под этой эпохой тучных лет и сейчас будет счет по гамбургскому счету. То есть сейчас люди, которые не подвержены промывке мозгов ежедневной через пятиминутки ненависти по первому и второму каналу, люди, которые в состоянии самостоятельно оценивать факты, они неизбежно придут к выводу, что вся стратегия последних восьми лет как внутриполитическая, так внешнеполитическая потерпела крах.


И то, что сейчас Россия выглядит хуже всех в мире с точки зрения прохождения мирового кризиса, у нас самый большой обвал в мире, повторяю, фондового рынка, у нас самый большой в мире отток капитала из страны, мы быстрее всех теряем резервы. На сегодняшний день, если брать от максимума, который был в июле, мы потеряли почти 30% золотовалютных резервов - это самая стремительная потеря резервов. Полагаю, что у нас будет один из самых неприятных в мире спадов промышленного производства, это уже началось, в ноябре официальная статистика дала спад почти 11%, по декабрю он, видимо, будет еще более тяжелый. Сегодня агентства сообщили, что два крупнейших автомобильных предприятия страны «АвтоВАЗ» и Горьковский автомобильный завод остановили конвейеры свои и так далее. Поэтому сейчас, на мой взгляд, мы являемся свидетелями банкротства вот этой конфронтационной внешней политики, которая проводилась последние годы. Неслучайно даже белорусы не признали, как на них ни давят из Москвы, не признали ни Южную Осетию, ни Абхазию.



Михаил Соколов: Их не давят, их немножечко подкармливают, они все равно не идут. Никарагуа и ХАМАС.



Владимир Рыжков: Да, Никарагуа и ХАМАС по итогам восьми тучных лет наши стратегические союзники. И экономическая политика, то, о чем мы говорили, я, в частности, в том числе в эфире Радио Свобода я неоднократно говорил одну и ту же вещь, что курс на госмонополии, курс на национализацию, курс на раздувание бюрократического аппарата, при Путине он вырос на 70%, курс на бесконтрольную власть, которая привела к десятикратному росту коррупции за последние 8 лет – это курс на банкротство страны, собственно говоря, чему мы сейчас являемся свидетелями.


То есть, на мой взгляд, 2008 год – это год для людей, чьи мозги не загажены пропагандой - это год краха и внешней политики Путина и его команды, и внутренней политики Путина и его команды. То, что это проявилось в 2008 году конкретно через формирование этого тандема, где есть старший, есть младшенький, проявилось через конфликт с Грузией и проявилось через ужасное прохождение Россией кризиса. Россия, еще раз повторю, очень плохо его проходит, как бы ни бодрились наш премьер-министр и его министры, говоря о том, что Россия заканчивает год с плюсом – это цитата вчерашняя из Путина. Это, конечно, неадекватная оценка.


На мой взгляд, еще раз повторю, и внешняя, и внутренняя политика была стратегически ошибочна все эти 8 лет. И сейчас настало время, к сожалению, России платить по счетам и, к сожалению, опять больше всего будут страдать люди, работники предприятий, жители провинции, по ним будет бить кризис, пенсионеры, ветераны, инвалиды. Они будут страдать за эту политику и за ее стратегические просчеты. И самое печальное, что они будут страдать, люди наши, плохо понимая причины страданий, плохо понимая истоки страданий и плохо понимая ту степень ответственности, которую несет политическое руководство страны за эти страдания.



Михаил Соколов: Плохо, что политическое руководство страны, как кажется мне, я смотрю на некоторые свежие цитаты, не очень адекватно в оценке собственных действий. Я смотрю заявление Дмитрия Медведева в понедельник, он заявил, что «причиной мирового финансового кризиса стали безответственные действия ряда государств, которые ценой увеличения рисков разогревали собственную экономику». Известны собственно оценки квалифицированных российских экономистов, что как раз разогрев был в российской экономике за счет нефтяных цен, потребления, вкачивания денег в сферы разные бюджетные.



Владимир Рыжков: Дело в том, что здесь, как очень часто делает кремлевская пропаганда и политическое руководство, мы имеем дело с классической полуправдой. Полуправда в данном случае заключается в том, что якобы все наши страдания кризисные - это результат кризиса на Западе. Запад что-то такое плохое натворил, и мы теперь страдаем. В этом есть доля правды.



Михаил Соколов: Мы часть мировой экономики.



Владимир Рыжков: Да, конечно. Доля правды есть в том, что когда в крупнейшей экономике мира – а это американская экономика, начинаются проблемы, естественно, трясет весь мир. Сейчас трясет и японцев, и китайцев, и индусов, и европейцев. Но я всегда это сравниваю с вирусом «испанки», который меньше чем сто лет назад гулял по всему миру. Дело в том, что люди с хорошим питанием и здоровьем, они «испанку» переживали, а страны бедные, нищие и больные и разоренные, как Россия в 18 году, люди мерли как мухи. То есть, да, вирус глобальный - это вирус финансового пузыря, в первую очередь который был надут на Западе, это вирус сверхвысоких цен на ту же нефть, которая тоже подогревалась спекулянтами. Но вопрос в том, почему мы от этого вируса почти уже окочурились. И это вопрос не к американцам, это уже вопрос не к европейцам и даже не к китайцам – это вопрос к нашему политическому руководству.



Михаил Соколов: Но они не видели этих предупреждений про голландскую болезнь.



Владимир Рыжков: Была масса, я говорил об этом, Егор Гайдар говорил, Илларионов говорил, Касьянов говорил. Масса народа говорила о том, что этот пузырь финансовый, эти сверхдешевые деньги, которых мы нахватали. У нас на сегодня внешний долг совокупный, если взять государственный, который небольшой, плюс корпоративный, который гигантский, у нас сегодня на 29 декабря, слушателям, которые не знают, я хочу для кого-то может быть глаза открыть, если кто-то не знает об этом. На сегодняшний день, я вам ответственно заявляю, что внешний долг российских компаний и государства, и регионов таких, как Московская область, которая фактически близка к банкротству, больше, чем резервы страны. Вдумайтесь в то, что я сказал.



Михаил Соколов: Перевернулась пирамида, то есть раньше был государственный долг, а теперь корпоративный.



Владимир Рыжков: И вот то, что у нас гигантский корпоративный долг, а по оценкам друзей-экономистов, которым я доверяю, они говорят, что до половины долга - это долги государственных корпораций, таких как «Газпром», таких как «Роснефть», таких как «Транснефть», наши крупнейшие банки типа ВТБ, эти люди, государственные люди, они назначены Путиным и подчинены Путину и именно они набрали эти гигантские многомиллиардные внешние долги, которые сегодня почему-то погашаются из резервов, то есть из карманов нас с вами, уважаемые налогоплательщики. Поэтому еще раз повторяю, да, кризис мировой, но Россия болеет тяжелее всех и проходит тяжелее всех исключительно по причине ошибок, допущенных руководством страны за прошедшие 8 лет и ошибок, которые руководство допускает и сегодня.



Михаил Соколов: Вопрос в том, как люди будут оценивать ошибки и, собственно, какие для себя сделают выводы.


Давайте мы кого-нибудь подключим из слушателей, а потом продолжим. Александр из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Рыжкову.



Слушатель: Здравствуйте. Господин Рыжков, у меня сначала есть маленькое замечание по поводу того, что вы сказали потом вопрос.



Владимир Рыжков: Пожалуйста.



Слушатель: Батька – он вообще торгаш, сколько лет он нам впаривает обещание мифического союза, получая за это деньги и газ, теперь хочет точно так же впаривать обещание признать Осетию и Абхазию. А вопрос у меня такой: вы говорите, что Путин и Медведев должны поссориться.



Михаил Соколов: Еще не говорил.



Слушатель: Неужели вы не знаете историю России, еще монах Фелофей говорил, что Москва – это третий Рим. И действительно, посмотрите, если прочесть римские надписи, достаточно только поменять имена: счастливому непобедимому божественному Августу - Путину, постоянному принципсу, отцу отечества, чеченскому величайшему, грузинскому величайшему, счастливому, непобедимому божественному Цезарю - Медведеву. Сурков, Шевченко, Павловский, преданные их воле люди.



Михаил Соколов: Ну что ж, чувство юмора заметно в мнении нашего слушателя.



Владимир Рыжков: Я, кстати, удивляюсь, чего так наши начальники любят себя сравнивать с третьим Римом. Я просто хочу напомнить, что первые два кончили плохо.



Михаил Соколов: Но жили долго.



Владимир Рыжков: Как сказать. Как бы счастливой судьбу ни западной Римской империи, ни Восточной не назовешь.



Михаил Соколов: Особенно восточной, где императоров ослепляли, бог знает что с ними делали.



Владимир Рыжков: Поэтому в эту сторону лучше не ходить. Потому что там счастья мало обретут наши вожди. Поэтому я никогда не говорил, что Путин и Медведев поссорятся, я всегда придерживался точки зрения, что это один клан, клан из Петербурга.



Михаил Соколов: Отлаженный тандем.



Владимир Рыжков: Он даже шире, чем тандем, там же не два человека - это клан из Петербурга, который, как сейчас принято говорить, понаехал в Москву 8 лет назад, захватил все ключевые посты в государстве, захватил все ключевые компании, поставил под контроль все финансовые потоки страны, захватил силовые структуры, с помощью которых он может возбуждать уголовные дела, сажать противников политических, не впускать молоденьких журналистов в страну, объявляя их как Наташу Морарь, угрозой национальной безопасности.


На самом деле такого землячества не было ни при Брежневе, хотя его обвиняли в днепропетровщине, ни при Борисе Николаевиче Ельцине, не было такой особой свердловской мафии, была пара-тройка человек и все. Здесь просто все руководство страны, в кого ни плюнь, за редким исключением это все сослуживцы по КГБ питерскому.



Михаил Соколов: Юрфак.



Владимир Рыжков: Любо по юрфаку, в котором учились два венценосных, либо мэрия времен Собчака. Просто заехала команда в Москву и объявила, что хочет для начала до 2020 года нами поруководить, а там как сложится. Я естественно всегда был против этого, я считаю, что это никакого отношения не имеет ни к демократии, ни к интересам России.



Михаил Соколов: Владимир, но план Путина был не в том, чтобы что-то до 2020 года сделать, а в том, чтобы сохранить власть, по всей видимости, как кажется людям, навсегда. Кризис стал все-таки новой угрозой.



Владимир Рыжков: Да, это поворот, потому что люди привыкли, прямо скажем, палец о палец не ударять, деньги сыпались прямо с неба от тех самых проклятых американцев, все их клеймят, американцев по первому каналу, а извините, бабки откуда, кто платил по 145 долларов за нефть? Те же самые несчастные европейцы – это наш основной рынок. Или за газ, кто платил эти деньги? Европейский союз и платил, у нас 60% внешней торговли с Европейским союзом. И собственно говоря, благодаря звонкой монете, которую платили европейцы, американцы, весь этот бум и случился.



Михаил Соколов: Кто-то купил машину, а кто-то «Долорес», как Абрамович.



Владимир Рыжков: С бутиками, «Бентли», яхтами, «Челси» и прочими. Вот у нас сейчас, я поражаюсь, кризис в стране, а «Газпром» порадовал болельщиков «Зенита», говорит: а мы будем увеличивать финансирование команды.



Михаил Соколов: Новость, кстати, про «Газпром», они сказали, что в одиночку, без администрации Петербурга небоскреб построят.



Владимир Рыжков: Хочется спросить: господа или товарищи, что-то я не понимаю, у нас народ остается без работы, людям жить буквально не на что, а вы покупаете футболистов за 30 миллионов евро, и стадион хотите достроить, и «кукурузу» в Петербурге пятисотметровую.



Михаил Соколов: Триста.



Владимир Рыжков: Триста тоже немало. То есть это совершенно поразительная расточительность и нескромность, когда никто не говорит почему-то о сокращении аппарата государственного. Вот как бы вырос он на 800 тысяч за восемь тучных лет, а почему не начать с аппарата?



Михаил Соколов: Да и бонусы у госкомпаний не сокращают.



Владимир Рыжков: Почему не начать с сокращения аппарата? Я не слышал вообще разговоров о сокращении расходов в кризисной ситуации на госуправление, почему-то об этом не говорят.



Михаил Соколов: Офицеров зато будут увольнять.



Владимир Рыжков: Офицеров можно, а почему чиновников нельзя на двести тысяч сократить, я этого не понимаю.



Михаил Соколов: А внутренние войска сокращать не будут.



Владимир Рыжков: Почему надо увеличивать своим футбольным клубам финансирование, почему надо закупать новых игроков? То есть это цинизм абсолютный, фантастический, когда в условиях кризиса реального, когда уже сотни тысяч людей, если не миллионы, лишаются работы. И сейчас Левада-центр проводил опрос последний, неделю, по-моему, назад, в середине декабря и задавали вопросы: вас коснулось сокращение? Четверть населения говорит - да. Вас коснулись задержки заработной платы? Четверть населения говорит – да. Вас коснулся кризис? Уже половина страны говорит «да». И что делает государство? Мигалки ездят, «Мерседесы» летят по улицам, чиновников не сокращают, расходы, никто не задает вопросы про госрасходы и так далее. Это фантастический совершенно цинизм. Поэтому они, мне кажется, наша власть по-прежнему живут в инерции тучных лет.



Михаил Соколов: Я все-таки, Владимир, с вами не соглашусь.



Владимир Рыжков: И Путин, кстати, сегодня произнес интересную фразу, он проводил завершающее заседание правительства, я смотрел на канале «Вести», подробный был репортаж, он говорил: не волнуйтесь прорвемся. Установка - прорвемся.



Михаил Соколов: Прорвемся как? С ОМОНом «Зубр»?



Владимир Рыжков: Что значит прорвемся? Как может говорить премьер-министр - прорвемся. А где сценарий? Где пессимистический сценарий, где средний сценарий?



Михаил Соколов: Народу необязательно знать всю правду.



Владимир Рыжков: Причем тут народ, он выступал перед премьер-министрами. То есть я вообще не вижу никакой программы, есть какие-то спорадические.



Михаил Соколов: А мне кажется, что он выступал перед телекамерами.



Владимир Рыжков: Не знаю. Я вижу спорадические действия – помочь этим, помочь этим, но треть резервов потратили, а ситуация только ухудшается.



Михаил Соколов: Владимир, я все-таки, вы знаете, не соглашусь, потому что введены абсолютно системные меры. Посмотрите, после этих выступлений во Владивостоке, связанных или параллельно с ними связанных с повышением пошлин на ввоз импортных машин, принимаются меры. Смотрите: суд присяжных упраздняется по части вопросов, связанных в том числе с массовыми беспорядками, не сокращаются внутренние войска, расширяются всякие понимания государственных преступлений и так далее. Это абсолютно системная вещь, здесь они понимают, что делают.



Владимир Рыжков: Мы говорим о разных вещах. То, что они усиливают полицейские меры, то, что они усиливают полномочия спецслужб, расширяют, то, что он готовят отпор народным протестам, то, что они фактически осуществили карательную операцию во Владивостоке, перебросив туда щелковский ОМОН «Зубр» и измолотив там дальневосточников – это одна часть. Я говорю про экономическую часть, потому что резервы очень быстро тают. И при этом я не вижу никакой ясной программы. Я понимаю, когда людей Левада-центр спрашивает: знаете ли вы программу? Люди говорят – нет. Но я все-таки эксперт, я анализирую ситуацию. Я не вижу этой программы.



Михаил Соколов: 265 предприятий – вот вам программа. Дать денег этим предприятиям.



Владимир Рыжков: Это не программа.



Михаил Соколов: Но это, по крайней мере, конкретная вещь.



Владимир Рыжков: У них очень много конкретных вещей, если все их сплюсовать, все обещания, которые даны банковской системе, промышленности, так называемым системообразующим предприятиям, которые даны сельскому хозяйству, которые даны населению, заявления о том, что бюджет будет исполнен при том, что Кудрин объявил о дефиците прогнозируемом в полтора-два триллиона рублей - это все превышает резервы. Я уже сказал, что у нас внешняя задолженность больше, чем резервы. И это на фоне огромных популистских обещаний, которые уже розданы и это на фоне дыры в бюджете, которая уже образовалась, потому что бюджет рассчитывали, исходя из 95 долларов за баррель.



Михаил Соколов: Когда уже было 70.



Владимир Рыжков: А сейчас 40 в лучшем случае. То есть там дыра гигантская. По оценкам того же Кудрина, в консолидированных доходах страны до 70% от экспорта углеводородов. Поэтому можешь посчитать, какая там дыра образовалась. Поэтому уже розданных обещаний раза в два больше, чем всех резервов страны. Поэтому я и утверждаю, что никакой программы нет. Потому что в моем понимании программа - это сбалансированные предложения, когда обещанное соотносимо с возможностями. Сегодня возможности в два раза меньше, чем обещано.


Из этого я делаю два вывода. Первый вывод, что никакой внятной просчитанной программы нет, есть популизм на фоне раздачи денег достаточно бессистемной. А второй вывод, который я делаю, что они включат печатный станок. И включат печатный станок уже в первом квартале 2009 года, и начнут печатать ничем не обеспеченные рубли. Потому что они ведь как говорят: мы выполним все социальные обязательства перед людьми.



Михаил Соколов: Каждый раз. 30% повышения бюджетникам.



Владимир Рыжков: Но вопрос, который должен народ задать: ребята, а вы выполните эти обещания каким рублем? Тем, который сейчас, который уже 30 почти, еще летом был 23-24 за доллар, а если вы включите станок, он будет 50. То есть да, в номинале они выплатят три тысячи рублей пенсионерам, но что можно будет купить на эти 3 тысячи рублей пенсионеров, если у нас 85% лекарств - это импорт, а значит их будут покупать за валюту, продавать здесь втридорога, то есть цена будет расти и так далее.



Михаил Соколов: Вот нам напоминают, что происходит экономический кризис. «Я слышала, что газовики будут продолжать финансировать немецкий футбольный клуб. Ваши комментарии?». Татьяна. Будут?



Владимир Рыжков: Конечно будут, а как же. Футбольный клуб «Шальки 04» ближе, чем российский народ, которому они хотели поднять уже с 1 января на 25-27% цены на газ.



Михаил Соколов: Поменьше будет.



Владимир Рыжков: Почему поменьше? Они просто это удовольствие растянули поквартально. Они будут повышать каждый квартал и по итогам года все равно поднимут на 27.



Михаил Соколов: Сергей интересуется.



Владимир Рыжков: А иначе из каких средств покупать за 30 миллионов.



Михаил Соколов: ЖКХ поднимают.



Владимир Рыжков: У нас государство на службе монополий, а не на службе общества.



Михаил Соколов: Сергей Митрофанов интересуется: могут ли в новом году начаться новые войны и в каких регионах?



Владимир Рыжков: Новые войны?



Михаил Соколов: Вот идет война на Ближнем Востоке, кстати, выгодная России, между прочим, цена на нефть может подняться.



Владимир Рыжков: Я думаю, что вряд ли сейчас поднимется цена на нефть радикально, потому что идет спад мировой.



Михаил Соколов: Но чуть-чуть приподнялось.



Владимир Рыжков: Но это два-три доллара не спасут вождей российской суверенной демократии, потому что они закладывались почти на сто долларов.



Михаил Соколов: Знаете, меня что беспокоит, Владимир. Меня беспокоит то, что развернулась российской прессе государственной целая кампания антиукраинская. Я сегодня посмотрел рейтинг событий «Интерфакса». Значит, смотрите: мировой финансовый экономический кризис, война на Кавказе, победа Дмитрия Медведева на выборах, победа Барака Обамы на президентских выборах в США четвертый пункт, пятый пункт - участие украинских военнослужащих в боевых действиях против России. Кто доказал, где это? Вот эта антиукраинская кампания идет повсюду.



Владимир Рыжков: Я тоже этим сильно обеспокоен. Потому что уже дважды в нашей новейшей истории война была использована как отвлекающий маневр от внутренних проблем.



Михаил Соколов: А сейчас еще газовая война с Украиной.



Владимир Рыжков: Первая чеченская война - это 94 год, на фоне очень плохих событий в экономике она была. И я думаю, что Ельцин, когда принимал решение, он в том числе учитывал эту сторону. И безусловно, вторая чеченская война, август-сентябрь 99 года, она стала таким ракетоносителем для рейтинга Путина, военного вождя, победителя, сокрушителя врагов и так далее. И кстати говоря, грузинский конфликт.



Михаил Соколов: Он сломал тенденцию надежды на оттепель.



Владимир Рыжков: Это во-первых. Во-вторых, он как инжектор поддержал рейтинг Путина и во вторую очередь Медведева. Я очень боюсь и не исключаю, вряд ли, я надеюсь, они решатся на войну, но то, что может быть спровоцирован внешний патриотический конфликт и прежде всего с Украиной, и прежде всего вокруг вопроса о НАТО, и прежде всего в Крыму вокруг Севастополя, и прежде всего, пользуясь тем бардаком, назовем прямо, который происходит на Украине.



Михаил Соколов: Политическая борьба, что ж. Открытая политическая борьба.



Владимир Рыжков: Открытая политическая борьба в форме бардака. Воспользоваться этим огромный соблазн у Кремля. И я совершенно не удивлюсь, если в 2009 году на фоне углубляющейся экономической катастрофы, которая, на мой взгляд, неизбежна при продолжении нынешней политики, они могут устроить какую-то провокацию, в том числе с Украиной. Поэтому эти антиукраинские, новая антиукраинская кампания, которую мы сейчас наблюдаем, может быть идеологической подготовкой к этой провокации.



Михаил Соколов: Давайте народ послушаем. Валерий из Волгоградской области, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Рыжкову.



Слушатель: Доброй ночи, Владимир Александрович.



Владимир Рыжков: Здравствуйте, Валерий.



Слушатель: Вы знаете, где-то с 90 годов укрепилась такая поговорка у моего приятеля: не отчаивайтесь, будет хуже.



Михаил Соколов: А вы не отчаиваетесь, естественно?



Слушатель: Не отчаивайтесь, будет хуже. Я хотел задать вот такой вопрос в связи с недавней передачей, по-моему, Хинштейн и Волин присутствовали, «К барьеру!» Соловьева. Там интересная была тема поднята опять. Вот это бабло направо и налево раздается, кто они теперь, я не знаю, то они были олигархи, а теперь их жалеют.



Михаил Соколов: Они бывшие олигархи.



Слушатель: Бывшие олигархи, бог их разберет, кто из них. Вот сейчас опять идет раздача, кто будет опять восполнять все?



Владимир Рыжков: Хороший вопрос. Я уже говорил в начале программы, еще раз повторю, что за три месяца хаотической раздачи денег резервы России были порядка 600 миллиардов долларов, сейчас упали до примерно 430 миллиардов долларов, то есть они уменьшились примерно на 30%. Точного отчета, куда были направлены деньги, ни у кого нет. Я не знаю, или Путин где-то у себя в знаменитом блокнотике записывает, кому чего роздано, или может быть Алексей Кудрин в секретном ящике в кабинете держит. Но парламент России, Государственная дума, Совет федерации калькуляции этих расходов не имеют.



Михаил Соколов: Потому что это не парламент.



Владимир Рыжков: Совершенно верно. Сколько из них было отдано крупнейшим нашим олигархам, сколько ушло на продажу долларов населению, потому что население у нас, нема дурных, и видя, как правительство обрушивает рубль, каждый день фактически девальвирует по отношению к евро и доллару, избавляется от рублей.



Михаил Соколов: Население покупает бивалютную корзину.



Владимир Рыжков: Население избавляется от рублей, потому что само правительство каждый день дает понять, что рубль будет обваливаться и дальше. Поэтому деньги раздаются не прозрачно, деньги раздаются абы как и абы кому, деньги раздаются не на условиях, как те же американцы делают - отказы от полета на личных самолетах, отказы от премий, бонусов по итогам года, сокращение издержек. Никто об этом говорит, заметьте, никто не говорит, ни премьер-министр, ни президент о сокращении издержек, о сокращении аппарата, о сокращении персонала.



Михаил Соколов: Но с автомобильной промышленностью, как-то дали денег.



Владимир Рыжков: Деньги раздаются просто так, деньги раздаются в одном кабинете, и мы этот кабинет знаем у премьер-министра. И уже треть резервов потрачена. Мы как раз на прошлой неделе создали общественную антикризисную инициативу, потому что невозможно было дальше смотреть на это безобразие. Там и Горбачев, и Лебедев, и Алексашенко, и Иноземцев, я называю известных экономистов. И как раз мы говорим о другом, что есть два подхода. Один подход поддерживать бизнесы, а наши бизнесы крупные, мы знаем, кто поименно и пофамильно. Либо поддерживать потребителя, поддерживать гражданина, который лучше знает, что он купит и лучше знает, как сохранить деньги.



Михаил Соколов: В конце концов, снизить налоги.



Владимир Рыжков: Большинство западных стран идет по пути поддержки потребителя, поэтому они снижают налоги. Например, в Евросоюзе такие меры принимаются, как вообще на год разрешить малым предприятиям бухгалтерскую отчетность не сдавать, поэтому что это тоже издержки на бухгалтерию, на писанину и так далее. Они поддерживают, например, на Кипре приняли решение на год отложить платежи по ипотечным кредитам, чтобы людям облегчить участь. Вы слышали о таких мерах в России?



Михаил Соколов: Обещания есть.



Владимир Рыжков: Какие обещания? Максимум, что пообещали, 4900 рублей пособие по безработице, при том, что эти 4900 рублей на наших глазах обесцениваются.



Михаил Соколов: 8% ставки кредита при покупке автомашины.



Владимир Рыжков: Это еще только обещано. А уже треть резервов роздана олигархам. Вы просто сопоставьте копейки, которые обещаны народу, и треть резервов страны, которые розданы уже олигархическим бизнесам. Поэтому я еще раз повторяю: у нас государство как было, извините за пафос, антинародным, так оно и остается. Потому что не помогает оно народу, оно сейчас помогает крупнейшим олигархическим компаниям. Сейчас только что РАО ЖД получило 50 миллиардов рублей помощи. Слушайте, а задайте вопрос: клуб «Локомотив» как - это профильный актив? Они что, рельсы катают по полю?



Михаил Соколов: Вас болельщики возненавидят.



Владимир Рыжков: Еще раз повторяю, я сам болельщик и очень люблю футбол, но я просто говорю, что есть дети, которым есть нечего, а есть футбольный мяч. Давайте сопоставим порядок ценностей, что важнее сейчас. Гигантские непрофильные активы, гигантские бонусы, гигантские привилегии, роскошь, черт знает что, черт знает где строят и закупают. И никто не говорит об экономии, ни кто не говорит о сокращении.



Михаил Соколов: Владимир, просто маленькая деталь: для сотрудников Белого дома, Дома правительства открыта обновленная столовая с хрустальными люстрами, изумрудными скатертями. Здесь теперь установлены два огромных экрана, на которых постоянно транслируются выпуски новостей. Надеюсь, они не портят сотрудникам правительства настроение.



Владимир Рыжков: А недавно кто-то из моих приятелей залез на сайт «Газпрома» и обнаружил, что «Газпром» в разгар кризиса объявил конкурс на покупку солярия для лошадей. У конюшня в Подмосковье. Сейчас не обойтись газпромовским лошадям без солярия, у них плохой загар, им надо, чтобы шерсть блестела. Слушайте, это что такое? Это же просто… И эти компании называются государственными. А эта безобразная история, в октябре которая произошла, когда выделили гигантские деньги банковской системе, за один месяц 50 миллиардов долларов ушло из страны.



Михаил Соколов: Анатолий Борисович Чубайс сказал, что без этого не обойтись - это было спасение.



Владимир Рыжков: Без чего не обойтись?



Михаил Соколов: Спасение банковской системы.



Владимир Рыжков: Без ухода полсотни миллиардов?



Михаил Соколов: Это цена за спасение банковской системы.



Владимир Рыжков: У нас разные, видимо, представления с Анатолием Борисовичем Чубайсом о целесообразных действиях. Я просто не понимаю, как государство призывает всех затянуть пояса, кроме себя. Я не понимаю, как государство предлагает всем подужаться во время кризиса, кроме своих собственных госкомпаний.



Михаил Соколов: Я вас утешу. Роман Абрамович подумывает о продаже английского футбольного клуба «Челси» и выбирает - продавать «Челси» или свою яхту «Долорес».



Владимир Рыжков: А чего нам радоваться? Он купил их за бешеные деньги, он вбил в них бешеные деньги, которые были выведены из страны, а теперь он за треть цены продаст. То есть считайте, он в камине сожжет несколько сот миллионов долларов, и вам от этого будет легче? В то время как эти деньги могли быть сохранены для страны.



Михаил Соколов: При этой системе вряд ли. Петр из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир Александрович, а что в этих условиях делать нашей демократической оппозиции так называемой: По-прежнему они будут говорить: я вам руку не подам, я вам.



Михаил Соколов: Что в 2009 году делать оппозиции, пожалуйста.



Владимир Рыжков: Это очень хороший вопрос, Петр. Начнем с того, что я всем руку подаю и, к счастью, мне все руку подают. Так что этот вопрос для меня, эта проблема не существует. Есть несколько путей, каждый из нас идет своим путем. Например, Гарри Кимович и Борис Ефимович Немцов создали «Солидарность» и делают акцент на уличных акциях. Я это приветствую, я считаю это полезным.



Михаил Соколов: Но они программу неплохую написали.



Владимир Рыжков: Да, почему нет? Никита Белых и СПС пошли другим путем.



Михаил Соколов: На службу режиму.



Владимир Рыжков: Никита все-таки будет заниматься конкретным делом, а СПС, к сожалению, просто…



Михаил Соколов: То есть вы его не осуждаете?



Владимир Рыжков: Я не хочу осуждать, я хочу, чтобы он поработал, посмотрим.



Михаил Соколов: Кировская область, запущенная до нельзя.



Владимир Рыжков: Он намерен сохранять независимость, я ему желаю. Посмотрим на практике, как это будет. Мы создали общественную антикризисную инициативу и показываем, что есть альтернатива правительственному курсу по выходу из кризиса. По всем пунктам мы расходимся с правительством или по многим мы расходимся с правительством в стратегии выхода из кризиса. Я полагаю, что вы, Петр, абсолютно правы, мы должны слушать пульс и дыхание друг друга и быть готовы к взаимодействию в 2009 году.



Михаил Соколов: Но в «Солидарность» вы не пошли, а с Горбачевым вы пошли. Человек, конечно, он приятный, сделал много, хотя, на мой взгляд, бессознательно, для уничтожения коммунизма. Видите, проблема такая.



Владимир Рыжков: Если вы почитаете протоколы политбюро, которые опубликованы, вы увидите, что это вполне сделалось сознательно.



Михаил Соколов: С точки зрения наших граждан, которым промывают мозги с помощью зомби-ящика, Горбачев хронический неудачник. Никого не завоевал, не замочил в сортире, цены на нефть при нем были.



Владимир Рыжков: Не закатал за Можай.



Михаил Соколов: Вот в чем проблема.



Владимир Рыжков: Вернул Сахарова в Москву и так далее.



Михаил Соколов: К сожалению, есть такая беда. Николай из Тулы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. У меня три коротких вопроса к Владимиру Рыжкову, которого я всегда рад слышать. Мировые фондовые рынки ведущих развитых стран где-то просели в среднем на 30%, российский фондовый рынок сразу обвалился на 78. У меня первый вопрос: какова доля некомпетентности в этом обвале вот этого правящего чекистского режима? Второе: какова доля агрессивности правящего режима к ведущим западным демократиям? И последнее: какова доля тотальной коррупции этого правящего чекистского режима в этом обвале?



Михаил Соколов: Николай, хорошо, как на митинге.



Владимир Рыжков: Не как на митинге, все в точку. Я считаю, что если бы у нас была демократическая рыночная страна нормальная, мы бы обвалились на те же 30%, не больше.



Михаил Соколов: По неопытности на 40.



Владимир Рыжков: Ну хорошо, на 40, но не на 80 и не на 70. Поэтому вот считайте долю: при нормальном развитии на 30, а при нынешнем развитии на 70-80 обвал. Потому что не могут котироваться на рынке закрытые коррумпированные корпорации с неэффективным управлением, с очень слабой технологической основой, которые занимаются всем на свете, от санаториев до никеля, от титана до палладия, от самолетов до финских саун, еще немножко шьют и танцуют и все поголовно играют в футбол и хоккей. Это не могло не рухнуть.


На мой взгляд, более половины обвал российского рынка обусловлен абсолютно ошибочной экономической стратегией последних лет.


Что касается западных демократий. Естественно, кто пойдет в страну, которая не пускает. Ведь у нас все последние годы культивировалась идея, что есть стратегические отрасли, куда записали всю экономику страны, куда иностранцев пускать не надо, а если они есть, их надо выкорчевывать как гнилые зубы, с Сахалина, отовсюду. Поэтому, естественно, у нас очень плохой инвестиционный климат, у нас хорошо себя чувствуют только продавцы «Мерседесов».



Михаил Соколов: Уже хуже.



Владимир Рыжков: Но они процветали здесь. У нас была экономика: туда качали нефть и газ, оттуда завозили товары. Вот вся экономика этих восьми тучных лет.


Вклад коррупции. Опять-таки не буду свои цифры назвать, назову цифры официальные. Генпрокуратура на уровне первого замгенпрокурора, два года назад была опубликована цифра: 270 миллиардов долларов годовой объем коррупции в России. 270 миллиардов долларов – это примерно 15% ВВП страны и это сопоставимо с федеральным бюджетом. Вот вклад. Это крадется у наших граждан, это не построенные дороги, не построенные школы, не отремонтированные фасады. Это коррупция. Посмотрите: вокруг любого центра областного или федерального эти дворцы - это украденные у вас деньги. И такие же дворцы на Западе.



Михаил Соколов: А вот эти антикоррупционные законы, между прочим, нынешняя власть провела через думу.



Владимир Рыжков: Они очень слабые, я же занимаюсь этим.



Михаил Соколов: С отсрочкой, правда.



Владимир Рыжков: Они просто слабые, они очень слабые. Это самое слабое антикоррупционное законодательство в мире.



Михаил Соколов: И то со скандалом шло.



Владимир Рыжков: И то со скандалом шло. То есть оно не даст практически ничего, не надо строить иллюзий. Я его внимательно анализировал, читал пакеты, даже сделал пару аналитических статей на этот счет, оно крайне слабое, оно не даст эффекта.



Михаил Соколов: Владимир Александрович, можно еще про наши российские регионы. Все-таки, смотрите, что происходит: власть совершенно не обращает внимания на то, что происходит на окраинах или обращает, но странным образом, когда там что-то совсем вспыхнет.


Вот Дальний Восток - явно будет рост сепаратизма после того, как обрушивают такую отрасль, как экспорт автомобилей, не предлагая ничего взамен. Или, скажем, предлагают рыбакам срочно оформлять рыбу в российских гаванях, не меняя процедуры этого оформления, жуткие совершенно.


Или, скажем, наоборот на Кавказе ситуация. Когда в центре Махачкалы стреляют в человека, который отвечает за безопасность целого региона, генерала МВД, о каких победах в борьбе с терроризмом можно говорить?



Владимир Рыжков: Я вообще считаю, что за 8 лет у нас государство не укрепилось, а было разрушено. Потому что в моем понимании государство - это сильные институты власти. В моем понимании, сильное государство – это сильный парламент, который, если надо, вызовет на ковер и отметелит правительство и разберется до деталей. У нас парламент расстрелян за последние 8 лет не физически, но политически его не существует.



Михаил Соколов: Унижен.



Владимир Рыжков: Какой унижен. Они сейчас в антикризисной ситуации отдали Кудрину и комиссии из 12 человек, по-моему, право менять бюджет, даже не законом, а просто административно. Это просто полное, тотальное поражение парламента. Дальше: что такое региональная власть? Да только выборный губернатор народом и только сильный региональный парламент может в условиях кризиса брать на себя ответственность. А эти все назначены Москвой.



Михаил Соколов: Они кормятся.



Владимир Рыжков: Они сидят и смотрят, что Москва скажет. Если бы был губернатор Приморья выбран народом, да разве бы он позволил подмосковному ОМОНу молотить своих избирателей? Да разве бы это решение о повышении пошлин прошло так по маслу, как оно прошло? А ведь что такое повышение пошлин? Это не по дальневосточникам удар - это удар по всем потребителям в стране, это еще один вклад в инфляцию, в повышение цен.



Михаил Соколов: Конечно, цены растут.



Владимир Рыжков: Цены подняли для всех и для москвичей, и для туляков, и для волгоградцев, и для пермяков и не на 3%, а на 15, это к тому, что несколько лет назад уже подняли на 15. То есть сильная власть - это власть, когда сильная в регионах, выборная, это сильная, когда в городах выбранные народом мэры, это когда парламенты сильные на местном уровне. Это все уничтожено за последние годы. Мэров половину пересажали.



Михаил Соколов: Было за что.



Владимир Рыжков: А этих не за что?



Михаил Соколов: Так просто выбирают. Если непослушный - сажать.



Владимир Рыжков: А те, кто сажает? Где у нас коррупция? У нас же пирамида коррупции, чем выше начальник, тем больше ворует. А их самих если проверить, тех, кто нами руководят.



Михаил Соколов: Кто ж их проверит?



Владимир Рыжков: В том-то и разговор. Поэтому я считаю, что, конечно, сепаратизм будет расти. Потому что если губернатор прислан Москвой, а народ молотит подмосковный ОМОН где-нибудь в Сибири, а он кто для них? Да он для них засланный казачок, из Москвы приехавший, у него никакого авторитета, нулевой.


Поэтому, конечно, будет расти сепаратизм, уже растет. Уже растет недовольство Москвой. А в условиях кризиса это будет десятикратно. Потому что ладно, когда тучные годы, можно потерпеть. А когда в условиях кризиса пойдут проблемы. Путин сегодня говорит: мы подняли заработную плату, 30%. Где подняли? Для федералов? Да, подняли. А для регионалов? У них нет денег. А для муниципальных бюджетников? У них нет денег в регионах, с чего они поднимут? И это породит проблемы.


Избранный губернатор, он бы поставил вопрос, он бы не побоялся. А назначенный будет молчать. А социальные проблемы будут накапливаться. Поэтому это ошибочная, глубоко ошибочная региональная политика, которая уничтожила региональную демократию, уничтожила власть народа, даже ту слабую, которая была на региональном уровне, она опять усугубит проблему в стране.



Михаил Соколов: Владимир Александрович, смотрите, что происходит, буквально сегодня: арестовывают одного из активистов Народно-демократического союза в Ульяновске. За что? За то, что он написал и вывесил на сайте статью о реальном положении экономических дел в Ульяновской области. И что с него требуют? Сними статью, мы тебя выпустим.



Владимир Рыжков: Да, вот пожалуйста. То есть вместо того, чтобы открыто обсуждать проблемы, сажают тех, кто говорит правду.



Михаил Соколов: Андрей из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир, у меня два вопроса. Ваш прогноз относительно сочинской Олимпиады, что там вообще происходит. И дайте, пожалуйста, оценку проводимой пенсионной реформы.



Михаил Соколов: Она проводится? Хороший вопрос.



Владимир Рыжков: Начну со второго. Никакой пенсионной реформы нет. Пенсии, система кромсается, вы это прекрасно знаете, каждые два-три года пересматриваются принципы, сейчас опять решили пересмотреть. То есть фактически то, что делал Зурабов, отменено, потом то, что было сделано после Зурабова, тоже отменяется, новых параметров пенсионной реформы нет. Это означает, что наше с вами поколение, 30, я 42-летний, мы понятия не имеем, какая будет пенсионная система.



Михаил Соколов: Надейся на себя, не бойся, не проси.



Владимир Рыжков: Абсолютно точно. Государства в этой части нет. Оно еще как-то бросает подачки нынешним пенсионерам из бюджета жалкие, но вот для работающего поколения. Я вам говорю, как есть, мы недавно это обсуждали, в том числе на нашей общественной антикризисной инициативе, выступал Евгений Гонтмахер, один из лучших специалистов в нашей стране, он так и сказал: нет никакой пенсионной системы.


Что касается сочинской олимпиады, то я боюсь, что они будут это все строить. Почему я говорю, что я боюсь, что будут строить, потому что опять безумные затраты на фоне безумной коррупции, на фоне тяжелого кризиса, переступание через людей, которых вышвыривают с их садовых участков и так далее. То есть потратят кучу денег, убытки все спишут, все это с помпой, с голубями и фейерверками, с перерезанием ленточек проведут, разорив и без того бедную и в кризисном положении страну.


Англичане уже заявили, у них будет олимпиада, они заявили, что резко сокращают смету на строительство олимпийских объектов, максимально ужимаются. У них все это идет в публичном режиме, все это обсуждается. Они говорят: на хрен нам эта олимпиада, раз уж взялись, то будем, конечно, проводить, но в максимально скромном формате. Вы от наших руководителей слышали что-то подобное? Наоборот, бравада, шапкозакидательство, мы всех поразим и так далее. Понятно, что они используют любовь нашего народа к великому для того, чтобы набить себе карманы. Я не против, если бы был какой-то контроль парламентский, публичный и так далее, но это же нет.



Михаил Соколов: «Рыжков, вы говорите правду. Не пора ли поднимать вопрос не только о госдеятелях, которые врут, но и о журналистах персонально, кто врет нам по телевидению, радио, газетах. Называйте конкретные имена журналистов, которые лгут народу». Марина пишет.



Владимир Рыжков: Да, конечно. Вот весь Первый канал, что ни включите, ложь, ложь и ложь. Ложь, помноженная на ложь. И первый, и второй.



Михаил Соколов: А как вам замечательный конкурс: Александр Невский, Столыпин и Сталин – тройка-птица такая.



Владимир Рыжков: Если госканалы находят в Сталине немало хорошего.



Михаил Соколов: В кровавом палаче.



Владимир Рыжков: В кровавом палаче, на совести которого миллионы умерших с голоду, миллионы замученных в лагерях, миллион почти расстрелянных ни за что, гражданская война, атмосфера террора и так далее, если госканалы его включают в список как имя России, то чего удивляться, что он выходит на третье место? Там, по-моему, вообще нет Александра Второго.



Михаил Соколов: Столыпин как бы тоже реформатор, но пожестче.



Владимир Рыжков: Но все-таки Александр Второй, который освободил 90% народа из крепостного рабства, который провел земскую реформу, военную реформу, судебную реформу, отменил цензуру и так далее. Слушайте, величайший из царей даже не попадает в голосование, а величайшие палачи, причем один, который утопил в крови страну - Иван Грозный - после которого Смута и век страна отхаркивала кровь после этого тирана, и второй, после которого мы до сих пор отхаркиваем кровь, обсуждаются и в них находят немало положительных вещей - это и есть искажение истории, это есть навязывание неверного представления. Я с возмущением к этому проекту отношусь именно из-за подбора, из-за предвзятости и лживости опять-таки этой подачи.



Михаил Соколов: Владимир Александрович, пожалуй, в финале надо сказать что-то о 2009 годе, что большинству ждать. Вот Федор беспокоится, ваша наивность его пугает, пишет: «С какого бодуна Путин отдаст власть?». Не говорили мы об этом.



Владимир Рыжков: Подождите, во-первых, мы вообще эту тему не обсуждали. Во-вторых, меня обвинять в наивности - это очень наивно. Все, что я говорю в этой программе, на мой взгляд, наоборот предупреждение о грозящей нашей стране опасности. Они нам грозят со всех сторон. Я тут Путина цитирую. У нас проблемы со всех сторон, - сегодня он сказал, - обступили. Это нам должно добавить адреналина, - как он выразился. Он и есть продюсер этого адреналина. Потому что была бы правильная политика, не было бы этих. Поэтому в 2009 году, к сожалению, будет тяжело. Я надеюсь, что мы протрезвеем и ситуация будет улучшаться.



Михаил Соколов: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG