Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Миронов: "В данный момент российская экономика показывает, что ее устойчивость не очень высока"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие экономист Валерий Миронов.



Михаил Саленков: Премьер-министр России Владимир Путин сегодня проведет заседание правительственной комиссии, на котором члены кабинета министров обсудят меры по повышению устойчивости российской экономики. Сегодня же, как заявил накануне Путин, начинается работа по списку предприятий, признанных системообразующими, то есть тех, кому государство окажет помощь в условиях кризиса. На эти темы, о том, сколько будет продолжаться снижение курса рубля по отношению к доллару и евро, насколько оно будет значительным, я беседовал с главным экономистом Исследовательского центра развития Валерием Мироновым.



Валерий Миронов: В данный момент российская экономика показывает, что ее устойчивость не очень высока, так как падение выпуска в основном в производящем секторе началось всего через один месяц после того, как началось падение Японии, Европы и Америки, но есть не в октябре, а в ноябре. После этого темпы падения стали гораздо выше, чем, например, в той же самой Америке. Все это говорит о том, что мы сильно отреагировали на рецессию мировой экономики и неустойчивы в том плане, что сильно от нее зависим. У нас внутренние факторы роста ограничены.



Михаил Саленков: Как известно, бы опубликован список предприятий, которым государство готов помочь, и премьер-министр Владимир Путин заявил, что работа по этому списку начнется уже сегодня. А что под этим подразумевается? Им будут просто выделяться средства?



Валерий Миронов: Список систеообразующих предприятий включает в себя такое большое количество объектов, что говорить о том, что всем им будут выделяться средства, вряд ли возможно. Потому что средств не столь много в бюджете и золотовалютных резервах Центрального банка, для того чтобы помочь всем. Он имеет в виду, что даже если не поддерживать предприятия с точки зрения их текущей оперативной деятельности, то средств не хватит для того, чтобы покрыть внешние задолженности предприятий банковского сектора. Поэтому тут, очевидно, политика должна быть очень селективной, и она должна быть направлена прежде всего на то, чтобы помочь тем отраслям, которые могут, В свою очередь, стимулировать спрос во внутренних отраслях смежников, чтобы эффект приумножался, от одного рубля чтобы мы могли получить 3-4 рубля эффекта, от 1 рубля помощи. Но для этого нужно провести соответствующий анализ. Пока я не видел, чтобы он был проведен, поэтому мне кажется, что меры пока недостаточно проработаны. Они, конечно, анонсированы, они необходимы, они нужны для того, чтобы предприятия не теряли уверенности в том, что в крайнем случае им помогут, прежде всего градообразующим предприятиям, таких у нас порядка двух-трех сотен. Оттуда уехать невозможно, если встанет производство, один потерявший работу потянет за собой в безработицу, на дно жизни 2-3 членов семьи, поэтому, я думаю, им будут прежде всего помогать.



Михаил Саленков: А если говорить о рублей, курс которого значительно, заметно снижается в последнее время, это одна из антикризисных мер правительства, там не менее, хочется знать, сколько это будет продолжаться и до каких показателей может упасть рубль по отношению к доллару и евро?



Валерий Миронов: Я думаю, что может этот процесс тянуться чуть ли не года два, и мы будем иметь девальвацию примерно на 1 процент в неделю, и тогда за два года рубль девальвируется в два раза.



Михаил Саленков: То есть можно сказать, что доллар будет стоить 50 рублей?



Валерий Миронов: Ну, это в лучшем случае. Если цены на нефть будут такими же низкими, какие они сейчас, в районе 30 долларов, то да, такова реальность. Но здесь нужно серьезное обесценение рубля, более серьезными темпами, чем сейчас, иначе это будет просто пустая трата резервов. Если уж мы пытаемся защитить девальвацией промышленность, это должна быть гораздо более заметная девальвация. Но правительство пока не решается, у него боязнь банковской паники, изъятия вкладов населения из банков. Пока всячески правительство от этой политики открещивается, продолжает затрачивать резервы на поддержку курса рубля. Такая тактика тоже может дать успех, и она, в принципе, была бы выгодна, если бы мы твердо знали, что цены на нефть пойдут вверх. И, в принципе, такие ожидания не выглядят слишком уж необоснованным, потому что если разразится конфликт на Ближнем Востоке, цены на нефть действительно пойдут вверх, и мы получим ситуацию, которая выгодна, в принципе, нефтепроизводящим странам.



Михаил Саленков: Господин Кудрин заявил о том, что следующий год, 2009-ый, будет самым сложным за последние 10 лет. Согласитесь с его прогнозом?



Валерий Миронов: Несомненно, я соглашусь с этим прогнозом господина Кудрина, что следующий год будет самым сложным за последние 10 лет. потому что ситуация сейчас, в принципе, в чем-то даже хуже для российской экономики, чем была в 1998 – начале 1999 года. Тогда мы не имели мирового экономического кризиса и знали, что если более-менее наладится ситуация внутри страны, то процесс кредитования будет продолжаться, он будет развиваться, потому что можно будет взять какие-то средства с внешних рынков – либо из иностранных банков, либо разместить свои акции на внешних рынках. А сейчас ступор на мировом кредитном рынке заставляет рассчитывать только на свои силы.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG