Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международное искусство похмелья. Беседа с Владимиром Гандельсманом.





Александр Генис: Итак, мы попрощались с уходящим годом, отметили его достижения, выбрали лучших и упомянули остальных. Теперь, когда все готов к 2009-му, мы с Владимиром Гандельсманом поговорим о том, с чего он, новый год, скорее всего, начнется – с похмелья.



Владимир Гандельсман: Наш разговор о похмелье, основанный на изысканиях «Ньюйоркера», я начну с сентиментального воспоминания. Мне рассказывали, что на одном заводе в Питере директор держал в штате человека, которого называли «похметолог». В его обязанности входило закупать водку, чтобы утром рабочий мог выпить и уж потом приступить к выполненью плана.



Александр Генис: Чтобы руки не тряслись? Сомнительная тактика. Вы же помните максиму времен нашей молодости: «С утра выпил - целый день свободен».




Владимир Гандельсман: Вы знаете, это неисчерпаемая тема. Я специально выписал несколько цитат из Венички Ерофеева: «Отчего они все так грубы? А? И грубы-то ведь, подчеркнуто грубы в те самые мгновения, когда нельзя быть грубым, когда у человека с похмелья все нервы навыпуск, когда он малодушен и тих! Почему так?!...». Вот другая цитата: «Я ровно настолько же утром мрачнее обычного трезвого себя, насколько веселее обычного был накануне».



Александр Генис: Ну к этому я не могу не присоединить свое любимое из того же Венички: "Тяжелое похмелье обучает гуманности, то есть неспособности ударить во всех отношениях и неспособности ответить на удар. От многого было бы избавление, если бы, допустим, в апреле 17-го Ильич был бы таков, что не смог бы влезть на броневик".


Да… Однако, что же к безграничному отечественному опыту смог добавить «Ньюйоркер»?



Владимир Гандельсман: «Трактат» состоит из нескольких частей: описание страданий, которые человек испытывает от похмелья, краткая история этого явления, способы лечения и, наконец, причины, по которым человек употребляет алкоголь несмотря ни на что...


Впрочем, здесь тоже ничего неожиданного. Чего я не знал, так это того, что степень опьянения зависит от расовой, например, принадлежности. Что японцам или корейцам пить наравне с западными людьми трудно, они быстрее пьянеют.




Александр Генис: Но и быстрее трезвеют. Это я знаю из собственного опыта, когда сдуру соревновался с японскими славистами в Токио. Но давайте перейдем к истории вопроса. Ведь она не короче истории выпивки.



Владимир Гандельсман: Естественно! Возраст похмелья такой же, как и возраст алкоголя, а это значит, что история начинается с каменного века. «Пьяное» производство, по-видимому, предшествовало сельскому хозяйству, и во всяком случае стимулировало его к развитие, ведь зерновые необходимы для пивного дела. Некоторые предполагают, что алкогольное опьянение – это загадочный природный феномен, как шторм, сон, смерть, что, подобно им, оно предшествует и как-то способствует появлению религии в раннем развитии общества. Древние египтяне, например, знали 17 сортов пива и верили, что это изобретение Осириса. Они хоронили покойника с пивом... Алкоголь также предок медицины. Знаменитый немецкий врач 15-го века Иероним Браншвиг лечил с помощью бренди множество недугов: головную боль, глухоту, язвы и прочее. Кроме того, в определенных местах в определенные времена алкоголь – единственное чистое питье из-за загрязнения воды...



Александр Генис: Ну, и, наконец, самое главное: каковы способы лечения?



Владимир Гандельсман: Всюду свои. В Сингапуре, например, для борьбы с похмельем готовится специальный суп из тщательно подобранных трав, обязательно с добавлением женьшеня. В Китае и Греции перед застольем пьют сырые яйца и едят сливочное масло. В Пуэрто-Рико используют лимон, который втирают в подмышечную область. В Монголии после бурной ночи пьют томатный сок, в который бросают промаринованные овечьи глаза. Как изысканно! А вот на Гаити верят, что если в пробку от бутылки воткнуть 13 булавок с черной головкой, то такой алкогольный напиток не даст состояния похмелья. Саша, вы знаток всех кухонь мира, может быть, порекомендуете что-нибудь?



Александр Генис: Умеренность: пить надо лишь до тех пор, пока голоден. На сытый желудок бутылка исчезает незаметно, но расплата страшна. Смягчить ее может русское народное средство: рассол от соленых огурцов или кислой капусты. Но от этого опять хочется выпить.



Владимир Гандельсман: А вы знаете, есть еще и специальные лекарства. И я узнал из нашей статьи, что оно было создано КГБ, чтобы агенты оставались трезвыми и могли напоить оппонента до мертвецкого состояния, а затем украсть его тайны. Средство это было засекречено, и только в 1999 году поступило в открытую продажу, в том числе через интернет. Руководитель распространяющей RU -21 в США фирмы Эмиль Кьебери рад успеху своего предприятия, однако до сих пор не понимает, зачем в КГБ придумали это средство. «Все равно русские любого в мире перепьют, - заявил глава компании Spirit Sciences . - Не знаю, зачем им нужны таблетки».



Александр Генис: Еще как нужны – похмелье универсальная болезнь.



Владимир Гандельсман: Но описывают его разные народы по-своему. Есть различные определения похмелья. Сальвадорцы говорят, проснувшись после выписки, что они «резиновые». У французов - «деревянные рот», или «болят волосы», голландцы называют это «мартовским котом» (по-видимому, вопящим), датчане говорят, что у них «плотники во лбу». У украинцев таких выражений много, а вот на иврите – до сих пор вроде ни одного не было. Пришлось придумать, и лингвисты из академии ивритского языка придумали, это звучит так: hamarmoret , - слово извлечено из «Книги плача Иеремии» - и по-русски это звучит так: «волнуется во мне внутренность».



Александр Генис: Замечательно! – hamarmoret – возьму на вооружение...



Владимир Гандельсман: Есть множество определений этого состояния и на русском. Например: «Стыдно за вчерашнее, но не помню перед кем...» Или такое: «Похмелье - это когда не решаешься выйти из комнаты, потому что твоя голова настолько распухла, что, кажется, не пройдет в дверь».



Александр Генис: В молодости мне жена говорила: «Знал бы ты, какие глаза у твоей совести в два часа ночи».



Владимир Гандельсман: А мне, наивные люди, видя бородатого меня, часто говорят (особенно на эту добродушную откровенность, кстати, тянет людей нетрезвых!): «Вы, наверное, художник». Я обычно отвечаю: «Нет, я просто с похмелья».



XS
SM
MD
LG