Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аналитический журнал мирового юмора


Говорит Радио Свобода. Время и мир. Аналитический журнал мирового юмора.



Музыка



Ирина Лагунина: Что бы ни происходило в мире – глобальный экономический кризис, война в Ираке, война в Афганистане, Пакистан вообще идет в тартарары, все валится – мир шутит. Шутит отчаянно и пронзительно. Отсмеялись, смахнули слезу, и дальше смеяться. Вместе с миром шутит Россия. Будет еще хуже! – кричат пессимисты. Да нет, хуже уже быть не может, - отвечают им оптимисты. Фейерверк международного юмора в программе «Время и мир». У микрофона Ирина Лагунина.


События 2008-го года в юморе. Война в Грузии. В России с шутками по этому поводу как-то не получилось. Ну, разве шуткой назвать само освещение этих событий. Стали только возрождаться старые советские анекдоты. Типа: Александр Македонский, Цезарь и Наполеон сидят на трибуне Красной Площади и принимают военный парад в качестве почетных гостей.


Александр Македонский говорит: Да, если бы у меня были российские танки, то я бы был непобедим.


Цезарь мечтательно: Да, а если бы у меня были российские самолеты, то я завоевал бы весь мир.


А Наполеон им в ответ: А если бы у меня было российское телевидение, то никто бы до сих пор не знал о моем поражении в Ватерлоо.


Зато мир от души подхватил тему. Комедийное шоу Джона Стюарта в Нью-Йорке, беседа с корреспондентом Джоном Оливье.



Джон Стюарт: Помните, в 2005 году президент Буш посетил Грузию и сказал следующее:



Джордж Буш: Дорога свободы, которую вы избрали, нелегкая. Но вы будете идти по этому пути не в одиночку.



Джон Стюарт: Но сегодня кажется, что Грузия будет идти по этому пути в одиночку.



Джон Оливье: Конечно же не одна! С ней - Россия. Она сталкивает ее с пути, путается на ее пути, ждет ее на пути, чтобы потом еще раз столкнуть.



Ирина Лагунина: Но больше всех повеселилась группа помощников конгрессменов. Несколько лет назад они основали собственное комедийное шоу «Ступеньки Капитолия», что оказалось намного более прибыльным и привлекательным, чем помощь законодателям.



Добрый вечер, дамы и господа. Меня зовут Владимир Путин и я пришел сюда, чтобы почтить самого себя. Благодаря моей мощной поддержке у нас сегодня есть новый российский президент Дмитрий Медведев. И он поставил российский избирательный рекорд – 115 процентов голосов избирателей. Я также хотел бы поблагодарить господина Медведева за плавный переход президентских полномочий. Кстати, как ни странно, мы во всем друг с другом согласны. И чтобы это продемонстрировать, я решил провести следующий номер.


Гори – это слишком много для этого человека. Так что я думаю, мне надо вернуться и выяснить, что осталось от холодной войны, войны, которую оставил не так уж давно. Так что я уходу в ночной рейд в Грузию. Я ухожу в рейд и, может быть, начну маленькую войну. И они будут со мной после этого ночного рейда в Грузии. Им лучше жить в моем мире, а не в вашем.


США надеются, что я не зайду слишком далеко. Но Джордж Буш на собственной шкуре узнает, что надежды не сбываются. Так что посмотрите мне в глаза, и вы увидите в моей душе, что вы никогда не сможете остановить меня, если я чего-то задумал. А иначе я отправлюсь ночным самолетом к Джорджу Бушу, чтобы убедить США, что я наведу порядок. /…/ Я возвращаюсь в Грузию. И может быть, приберу и маленькую Польшу тоже. Я возвращаюсь в Грузию.



Ирина Лагунина: Рядом со мной в студии директор грузинской редакции Радио Свобода Давид Какабадзе. Давид, вот в Россия все так рьяно бросились под знамена, что шуток по поводу собственной агрессии как-то не получилось. А в Грузии кому больше всего от анекдотов досталось?



Давид Какабадзе: Досталось всем, я думаю. Главным образом все-таки, мне кажется, грузинскому правительству. Шутят о себе больше, чем о России.



Ирина Лагунина: Ну это вообще очень характерно для всех стран, на самом деле. Это в России шутят, например, единственная шутка достойная, которую я нашла, это то, что бедный Ортего, он практически 30 лет сидел в Никарагуа и думал, что ничего лучше Брежнева не будет, а вот нет-таки, есть. Но тем не менее, давайте говорить о ваших шутках. Правительству досталось – хорошо. Я так понимаю, что Саакашвили досталось.



Давид Какабадзе: Ну да. Одна из самых популярных шуток, это Саакашвили заходит в магазин галстуков и просит дать ему какой-то галстук, который он выбрал. Продавец его спрашивает: вам здесь или завернуть? Вот это самая, мне кажется, популярная шутка. Есть и другие, конечно.



Ирина Лагунина: Об армии шутят? Знаете, почему-то в России шуток об армии российской во время этой операции так и не появилось. И у меня есть своя теория, что может быть это из-за того, что само поведение армии было иногда шуточным. Как, например, пропали «Хаммеры» и сначала грузинская сторона говорит, что неплохо было бы вернуть, потом американцы, кому принадлежали «Хаммеры», говорят, что как-то не очень красиво получается. И российские генералы на голубом глазу отвечают: великая держава Россия военные трофеи не отдает. И удивительное сочетание целей армии и народа. То есть народ думает, что он живет в великой державе, а «Хаммеры» в хозяйстве не повредят.



Давид Какабадзе: О «Хаммерах» я шуток не слышал, честно говоря. Но слышал шутки, например, о бомбежках. Говорят, что гурийцы были очень оскорблены тем, что на Гурию ни одна бомба не была сброшена. И гурийцы очень амбициозный народ, в свое время весь Центральный комитет коммунистической партии состоял из гурийцев на процентов 80.



Ирина Лагунина: Здоровые амбиции.



Давид Какабадзе: Шеварднадзе тоже гуриец. И гурийцы, говорят, были очень оскорблены тем, что неужели мы недостойны одной паршивой бомбы, чтобы на нас сбросили? Даже такие шутки ходили. Что касается бомбежек, есть еще одна шутка: почему Кутаиси не бомбили? Они собирались, оказывается, но когда пролетали над Кутаиси и посмотрели сверху на город, они подумали, что город уже разбомблен. Это сами кутаисцы шутят о своем городе, что там очень плохое состояние в этом смысле, что здания в очень убогом состоянии находятся, что никто не заботится о городе и так далее. Так они выразили вот это положение.



Ирина Лагунина: А я во время войны слышала такую историю, что в Гори как бы люди, у них не было истории конфликта большого с российскими войсками, поэтому они в принципе достаточно доброжелательно встречали россиян. И если условно переводить с грузинского на русский, то бабушки говорили: милок, давай я тебя накормлю. А в Поти у людей другая история, они прошли через противостояние и встреча была намного более жесткой. Не дожидаясь, пока кто-нибудь скажет «милок, давай накормлю», российские военные зашли на сосисочную фабрику и съели все сосиски. Это шутка или это правда?



Давид Какабадзе: Это правда. Это случилось два раза даже.



Ирина Лагунина: Когда успели сосиски произвести.



Давид Какабадзе: Дело в том, что там есть такая компания «Никора», и она один из примеров успешного бизнеса местного значения. «Никора» - компания по мясным продуктам, она производит мясные продукты. И один из филиалов этой компании находится как раз в Поти. И недалеко от того места, где российские военные устроили один из своих блокпостов. Когда у них, видимо, вышли все продукты, когда не осталось ничего съедобного, они решили просто войти на территорию этого завода, если можно так сказать, или мясной фабрики и просто зашли, они не оскорбляли никого, не били, не избивали, просто взяли все, что могли и исчезли. Они заехали туда на БТР. И спустя неделю, видимо, опять съели все, что взяли, и зашли второй раз.



Ирина Лагунина: Хорошая продукция в Поти производится.



Давид Какабадзе: Видимо, да.



Ирина Лагунина: Хорошо, давайте вернемся к Саакашвили.



Давид Какабадзе: Давайте. Шутка на эту тему, может быть косвенная шутка относится к нему, но не в прямом смысле. Мне очень понравилась шутка, которую даже в телеэфире, по-моему, сказал один из оппозиционных политиков, когда Саакашвили говорил, что войну выиграла Грузия и так далее, что Россия эту войну проиграла. И представители правительства нередко высказывали такую мысль, что победившая сторона – это все-таки Грузия, несмотря на проигранную войну на поле боя. И вот этот оппозиционный политик сказал: знаете, я думаю, что если бы у Гитлера была телекомпания «Рустави-2», немцы до сегодняшнего дня думали бы, что они выиграли войну. Мне эта шутка очень понравилась.



Ирина Лагунина: Спасибо, радом со мной в студии был директор грузинской редакции Радио Свобода Давид Какабадзе.


В эфире специальный выпуск программы «Время и мир». 2008 года. Мир шутит. У микрофона Ирина Лагунина, а на связи с нами добрая половина земного шара. В Вашингтоне – Владимир Абаринов. В Лондоне – Наталия Голицына. В Амстердаме – Софья Корниенко. И в Мадриде – Виктор Черецкий.


Что бы ни происходило в мире, люди шутят. Градус сарказма растет соответственно росту цен. Вы нам кризис! А мы вам новую букву. Две палочки – первая и последняя, а между ними – вся глубина нашего отношения к происходящему, все наше презрение к материальному, вся емкость языка российского. Но люди шутят не только в России. Владимир Абаринов, Вашингтон. Мы уже с вами как-то говорили о том, что самой юмористически искрометной порой для Америки была Великая депрессия. Кстати, президент Франклин Рузвельт заметил в 1936-м: 36 лет назад я начал изучать экономику и экономистов. И теперь могу смело сказать: в экономике я ничего не понимаю. Как и все остальные. Следующий этап расцвета юмора в Америке произошел после терактов 11 сентября. Поскольку нынешний экономический кризис глубокий, я так понимаю, что и шутки становятся все глубже и глубже.



Владимир Абаринов: Совершенно верно, потому что юмор – это защита от всех проблем. У американцев в этом смысле нет ничего святого, шутят над покойниками, над войной, над всем, над чем угодно. Так же как в любой стране, потому что юмор, самоирония – это показатель здоровья нации. Говорят, что Алан Гринспан попросился опять на прежнее место председателя федерального резерва. Ему говорят: зачем вам? Он говорит: где я еще найду работу при такой экономике? А когда не закончилась президентская кампания, сообщали, что Барак Обама продолжает критиковать экономическую программу Маккейна. Маккейн тоже был бы рад покритиковать экономическую программу Обамы, но никто не знает, что это такое, в чем заключается экономическая программа Обамы. Ну и по поводу губернатора Иллинойса Благоевича, который, как известно, попался на том, что пытался продать место Обамы в сенате. С экономикой дело настолько дрянь, что Благоевич продает место Обамы в сенате со скидкой 30%.



Ирина Лагунина: Володя, я понимаю, что экономику и выборную кампанию в Америке очень сложно разделить в юморе. Вот, одна из статей на юмористически информационном сайте «Луковица» в Вашингтоне гласит: «Экономика США продолжает кампанию в поддержку Барака Обамы». Спустя почти два месяца после того, как Барак Обама был избран 44 президентом Соединенных Штатов, - говорится в статье, - национальная экономика по-прежнему пытается обеспечить ему самое высокое положение в государстве. Благодаря чудовищному положению нашей экономики, Обаме не было бы равных в президентской гонке, если бы выборы состоялись в декабре или январе, заявил один из политических комментаторов телекомпании Си-Эн-Эн. В соответствии с последними опросами популярность Обамы продолжает расти среди тех, кто потерял работу, не знает, как прокормить детей, как и среди тех, кто в данный момент замерзает на улицах». Наталия Голицына, Лондон. А ведь у вас экономический кризис тоже носит весьма глубокий характер. Хотя в старой Европе по глубине падения лидирует, конечно, Испания, но у вас все это раньше началось. Как отреагировали люди? О чем больше шутят? О себе? О деньгах? О соседе? О правительстве? Или о банках?



Наталья Голицына: Надо сказать, что английский юмор, по мнению многих европейцев, обладает специфической особенностью, которая не всегда понятна за пределами Британских островов. Известно, англичане обычно шутят с самым серьезным видом, и английские шутки отличаются тонкой самоиронией даже в самых трагических обстоятельствах. В Англии любят черный юмор. Даже дебаты в британском парламенте часто представляют собой высмеивание оппонентов. Юмор, конечно же, очень важная часть английской идентичности. В ситуации глобального экономического кризиса английские психологи советуют как можно больше шутить. Юмор, утверждают они, - это компенсаторный механизм, позволяющий нам избавиться от страхов и фрустраций. Он особенно помогает, когда мы не видим выхода из ситуации, когда мы чувствуем свое бессилие, говорят они. Поэтому ничего удивительного в том, что на фоне финансового кризиса, экономического спада и роста безработицы в офисах британских банков и на Лондонской бирже и клерки, и трейдеры, и брокеры, которым грозит увольнение, не перестают перебрасываться шуточками и анекдотами. Например, вроде таких. Три банкира из инвестиционных банков сидят в кафе и мрачно смотрят на свои капучино. Один из них говорит: кошмар, я потерял пять миллионов этим утром. Потери невосполнимы. Когда вернусь в банк, открою окно и выпрыгну с пятого этажа. Второй банкир говорит: у меня дела еще хуже. Я потерял 9 миллионов. Ничего не остается, как вернуться в банк, открыть окно и выпрыгнуть с 9 этажа. Третий банкир посмотрел на них и сказал: к счастью, у здания моего банка только 14 этажей. И еще одна не без черного юмора шуточка. На днях, то есть в разгар финансового кризиса англичанин приходит в банк и говорит менеджеру: «Я хочу начать малый бизнес. Как мне это сделать?». «Нет ничего проще, - отвечает тот, - приобретите крупный бизнес и просто немного подождите».



Ирина Лагунина: Наташа, это потрясающе совпадает с одной американской шуткой, которую не так давно произнес комедиант Джей Лено. Президент Буш в поисках мер противодействия экономическому кризису провел в Техасе встречу с владельцами малого бизнеса. К сожалению, владельцами малого бизнеса оказались главы компаний Дженерал Моторс, Форд и Крайслер. Наташа, а по поводу правительства у вас шутят?



Наталья Голицына: Да нет, пожалуй, не шутят, его пока берегут. А вот зато шутят по поводу банкиров, банков и так далее. Вот к примеру: во время финансового кризиса Скотланд-Ярд заподозрил одного банкира в убийстве клиента, которому его банк, испытывающий финансовые трудности, задолжал огромную сумму. К подозреваемому приходит его адвокат и говорит: «Сэр, у нас две новости – хорошая и плохая. С какой начинать?». «Ну начните с плохой», - говорит банкир. «Только что пришел результат вашего анализа крови. Ваш ДНК полностью совпал с тем, который был обнаружен на месте преступления». «Какой ужас! – кричит банкир. – Ну а какая же хорошая новость?». «Вы знаете, уровень холестерина у вас в норме».



Ирина Лагунина: Хорошо. Отвечаю американской шуткой, у меня тоже есть для вас хорошая и плохая новость. Плохая новость в том, что индекс Даун-Джонсон упал на 500 пунктов сегодня. А хорошая новость состоит в том, что я даже не знала, что у него оставалось 500 пунктов.



Наталья Голицына: А вот на эту же тему, как шутят над государственными чиновниками, которые, как известно, имеют совершенно абстрактное представление о положении дел в стране и не способны отличить, скажем, курицу от индюшки. Вот такой анекдот. В сельской местности дорогу автомобилю перегородило огромное стадо овец. Из машины выходит джентльмен и говорит пастуху: «Ставлю сто фунтов против одной из твоих овец, что с первого взгляда скажу, сколько овец в твоем стаде». Пастух подумал, посмотрел на огромное стадо и предпочел согласиться. Джентльмен оглядел стадо и через три секунды произнес: «869». У пастуха даже рот открылся от удивления. «О кей, - говорит он, - я человек слова, забирайте животное». Джентльмен берет животное подмышку и отправляется к машине. «Погодите, - кричит ему вслед пастух, - дайте отыграться. Предлагаю пари, что угадаю вашу профессию. Ставлю двух овец». «Согласен, - говорит джентльмен, - ставлю сто фунтов». «Вы экономист из министерства финансов», - говорит пастух. «Потрясающе, - восклицает джентльмен, - абсолютно точно. Как вы угадали?». «После того, как вы отпустите мою собаку на землю, я вам все объясню», - отвечает пастух.



Ирина Лагунина: Спасибо, Наташа. Наталья Голицына, Лондон. Я хочу подключить к разговору Нидерланды, наш корреспондент в Амстердаме Софья Корниенко слышит сейчас наш разговор. Соня, с голландским-то сельских хозяйством… У нас на тему кризиса и животных тоже шутят?



Софья Корниенко: Наши шутки, естественно, про коров, а не про овец. Правда, надо сказать, что наша шутка про коров имеет глобальный характер. Там описываются различные экономические системы, в том числе и система обанкротившихся банков «Лехман бразерс» и «Фортес». Например, социализм. У вас две коровы дано, вы должны одну отдать соседу, у которого их нет. Коммунизм: у вас две коровы, правительство отбирает у вас обе и дает немножко молока. Традиционный капитализм: у вас две коровы, вы меняете одну на быка, разводите целое стадо, продаете все стадо и живете на проценты. А вот капитализм «Лехман бразерс» и банка «Фортес»: у вас две коровы, вы продаете три коровы дочерней компании в Корее, используя кредит из брюссельского банка, запрошенный на имя тещи. Затем вы перекупаете уже четырех коров с помощью американского посредника, который оформляет на ваше имя дарственную, чтобы вы не платили налога с пяти коров. Евросубсидии, которые вы получаете за молоко шести коров, инвестируете в корейскую дочернюю компанию. В годовом отчете пишете, что у вас восемь коров. Когда в ходе аудиторской проверки выясняется, что в коровах вы ничего не смыслите, разводите руками и божитесь, что не можете понять, почему ваше стойло пусто. А вот американская система: у вас две коровы, одну вы продаете, а вторую заставляете давать удои за четырех коров, затем удивляетесь, почему корова подыхает. Валлонская система: у вас две коровы, вы организуете забастовку, потому что хотите, чтобы у вас их было три. Немецкая: у вас две коровы, вы подвергаете их генетическим манипуляциям, чтобы они жили до ста лет и ели только раз в месяц и доили себя сами. Британская: у вас две коровы, обе бешеные. Русская: у вас две коровы, вы пересчитываете их и у вас получается пять. Вы пересчитываете еще раз, коров уже 30. Вам быстро надоедает.



Ирина Лагунина: А я думала, водка закончилась.



Софья Корниенко: Французская: у вас две коровы – это самые красивые коровы на свете. Ну еще две. Швейцарская система: у вас 500 коров, но ни одна из них не принадлежит вам лично. Вы ухаживаете за ними по просьбе неизвестного богатого господина. Ну и фламандская нидерландская система: у вас одна корова и вы на ней женитесь.



Ирина Лагунина: Соня, спасибо. А вашему правительству в шутках достается?



Софья Корниенко: Вы знаете, у нас аналогичная, я думаю, система с Британией, потому что как-то все больше достается тем, кому от кризиса досталось больше всех, то есть различным торговцам на биржах, банкирам.



Ирина Лагунина: Ну и коровам?



Софья Корниенко: И коровам, да.



Ирина Лагунина: Спасибо, Софья Корниенко, Амстердам. Нас не пробьешь! Кричат финансистам и политикам люди по всему земному шару. Шутили, шутим и будем шутить! И даже в нашем эфире мы вас уже однажды спрашивали: чем отличается рецессия от депрессии? Рецессия – это когда увольняют соседа. Депрессия – когда увольняют тебя.


Велик род человеческий! Все ему нипочем. Кризис. Биржи валятся. Деньги бегут даже с таких насиженных мест, как Каймановы острова, Кипр и Гибралтар. А народ смеется. Вот типичный пример реакции на то, от чего, казалось бы, надо плакать. Вашингтонская радиостанция, выросшая из одноименного интернет-сайта, «Луковица»:



- Это новости «Луковицы». Новая американская валюта потеряет силу, если ее не потратить в течение двух недель! Сообщает Дойл Редлин. Чтобы стимулировать потребление, министерство финансов выпустило «быструю наличность», новую американскую валюту, срок годности которой составляет две недели. Министр финансов Пол О’Нил сообщил об этом сегодня утром на пресс-конференции в Вашингтоне.



Пол О’Нил: Америка, готовься тратить. Быстрая наличность будет стимулировать экономику, делая при этом счастливыми граждан. Ей! Пойдите, купите себе что-нибудь приятное. И сделайте это сейчас.



Дойл Редлин: Как предполагается, «быстрая наличность» увеличит спрос на одноразовые фотоаппараты, альбомы группы « Destiny ’ s Child » и отбеливающие жевательные резинки.



Ирина Лагунина: Софья Корниенко, Нидерланды. Вы мне сказали, что у вас от юмористов попадает больше тем, кто уже и так от кризиса пострадал, ну, за исключением коров, конечно.



Софья Корниенко: Например, как сказал один торговец на бирже: кризис – это хуже развода, потому что вы потеряли половину состояния, но и супруга никуда не делал. Или: как выявить оптимиста среди банкиров? Оптимист – это тот, кто с вечера воскресенья гладит пять белых сорочек. Самая, пожалуй, лучшая шутка про кризис, которую я слышала за последнюю неделю, я ее услышала от своего водопроводчика, который у меня очень предприимчивый товарищ. И он рассказал, что он отпечатал с этой шуткой футболки, считает, что нашел нише на рынке. На этих футболках будет написано: Merry Crisis вместо Merry Chrisman ’ s .



Ирина Лагунина: Спасибо, Софья Корниенко. Все-таки какие светлые шутки придумывает мир. Merry Crisis . А в России, мне кажется, чернота юмора геометрически растет по сравнению с ростом цен. Вот, Армянскому радио задают вопрос: Что ждет Россию? Россию ждет светлое будущее. Но оно ее не дождется.


Мне кажется, я знаю страну, где люди ведут себя абсолютно так же, как в России. Кризис – не кризис, веселимся, пьем и будем. Живет как жили. Тратим, как тратили. Берем кредиты, как брали. Виктор Черецкий, Мадрид, я права? И кого потом винят? Правительство?



Виктор Черецкий: Я бы не сказал, что правительство. В основном лично вся вина ложится, по мнению населения, на председателя правительства Хосе Луисия Родригеса Сапатеро. Он, не знаю, к счастью или к несчастью, но очень лицом напоминает мистера Бина, героя известного британского сериала. И вот этот момент все обыгрывают в Испании постоянно. Причем уже созданы какие-то фильмы шуточные и юмористы используют и всяческие параллели на этот счет. Жизнь и полтика в Испании сами по себе анекдотичны, особенно в период правления нынешнего правительства с 2004 года. Несмотря на жесточайший кризис, продолжает расти и так не в меру раздутый госаппарат. Недавно появилось специальное министерство женского равноправия. Причем никто не понимает, почему, потому что женщины в Испании и так давно всем заправляют. Но если опять проводить параллели с Россией, то конечно, надо говорить о фантастической коррупции, которая существует в Испании. Вот об этом я мог бы анекдот рассказать. Муниципалитет небольшого городка испанского на побережье решил отремонтировать свое здание, здание муниципалитета, мэрии. По закону подобные работы, законы в Испании все формально очень строги, следует проводить по конкурсу. Муниципальный мэр объявил конкурс. По конкурсу первым прибежал подрядчик эмигрант из Эквадора, такой в бейсбольной шапочке, довольно грязный. Посмотрел объем работ и попросил 10 тысяч евро за работу на всю бригаду. Вторым появился подрядчик эмигрант из Румынии в потертой кожаной куртке, как обычно здесь румыны ходят, здесь из миллионы. Тоже попросил 10 тысяч евро. В муниципалитете стали решать, кому дать подряд. И вдруг приходит из Мадрида директива, из центра, что в связи с кризисом и большой безработицей среди испанцев отдавать предпочтение национальной рабочей силе. Делать нечего, послали за подрядчиком испанцем. Приходит такой напомаженный, в костюме от французского кутюрье, в итальянских башмаках. Сколько за ремонт? Два миллиона десять тысяч. Почему столько? Ну как почему? Миллион мне, миллион тебе, мэру за подряд, а на оставшиеся десять тысяч наймем эквадорцев или тех же румын, чтобы они этот ремонт сделали.



Ирина Лагунина: Спасибо, Виктор Черецкий, Мадрид. Наталья Голицына, Лондон. Вот, Виктор упомянул о курортном городке, а мне на ум сразу Лондон пришел. Что роднит испанские курорты с Лондоном, так это российские олигархи. В связи с экономическим кризисом в России у вас олигархов поубавилось?



Наталья Голицына: Да нет, вы знаете, их не стало меньше, я думаю, что их будет становиться все больше и больше. Есть даже шутки по их поводу, хотя их и немного. Но вот, например, такая. Как известно, российские олигархи и вообще богатые люди любят посылать своих чад учиться в Англию. И вот такой анекдот. Идет письменный экзамен в одном из престижных британских университетов. Просматривая и оценивая работы, профессор обнаруживает, что в сочинение сына российского олигарха вложены сто фунтов и записка: 10 фунтов за каждый балл. Через неделю студентам вручают проверенные профессором работы, а российский студент, когда хватает свое сочинение, он находит в нем маленькую записку и 90 фунтов. Написано: сдача. Как обращаются англичане со своими конкурентами? Они их не стреляют. Владелец небольшой галантерейной лавки на окраине Лондона был очень удивлен, когда слева от него в самый разгар кризиса открылся точно такой же магазин, на котором висела надпись: «Самые лучшие покупки». Он еще больше удивился, когда на следующий день справа от него появился еще один такой же магазин и его конкурент вывесил надпись: «Самые низкие цены». Ну галантерейщик запаниковал, за пистолет не схватился, стал думать и ему пришла в голову неплохая идея. На следующий день поднял над своим магазином еще больший плакат, на котором было написано: «Центральный вход».



Ирина Лагунина: Спасибо, Наташа. Наталья Голицына, Лондон. Вернемся еще раз в Мадрид. Виктор Черецкий, у испанцев ведь есть еще одна замечательная традиция. Они не только смеются надо вся и всем, они это еще и на музыку кладут.



Виктор Черецкий: Совершенно верно, Ирина. В Испании очень любят юмор, особенно в сопровождении какой-то музыки или вообще сочинять куплеты. Это имеет традиции старинные. Традиция берет начало, по-моему, в средние века, может быть раньше. Кстати, ежегодно в разных городах Испании проходят фестивали, именно фестивали куплетов юмористических, специальные коллективы, которые выступают с этими песенками юмористического содержания.



Все на свете дорожает –


Рис, мясо и бензин.


Денег нет, одни проблемы,


Забывают про магазин.


Вот пришел вам счет из банка –


По кредитке заплати.


Работы нет, лишь штрафы,


Хоть в Америку лети.


У властей одна забота –


К вам в пустой карман залезть


И последнюю монету


В Дом правительства унесть.



Виктор Черецкий: Ирина, кроме всего в Испании есть про кризис множество коротких анекдотов. Что такое кризис? Мужской анекдот. Кризис – это когда вместо женщин и шампанского приходится довольствоваться женой и газировкой. Или еще: у банкира спрашивают: как ты спишь в эти столь жуткие времена финансового кризиса? Банкир отвечает: сплю как младенец. Просыпаюсь каждые полчаса и плачу.



Ирина Лагунина: Спасибо, Виктор Черецкий, Мадрид. Ну что, закончим на этом с экономическим кризисом? Нет, Наталья Голицына просит слова.



Наталья Голицына: У меня есть анекдот, но не по поводу экономического кризиса, а по поводу экологических проблем и глобального потепления. Как известно, в Англии любят посмеиваться над американцами, жителями нашей бывшей колонии. Здесь часто потешаются над планом по борьбе с глобальным потеплением, который вроде бы предложил президент Буш. Вот английские юмористы приписывают ему такой ответ на вопрос, что нужно сделать, чтобы радикально снизить повышающуюся температуру на земле? И вот Буш якобы отвечает: это легко сделать, если мы перейдем со шкалы Фаренгейта на шкалу Цельсия.



Ирина Лагунина: Владимир Абаринов, Вашингтон. Не могу поверить, что Америка не шутит о климате.



Владимир Абаринов: Ну конечно, сейчас же у нас страшные снегопады по всей стране. В Калифорнии, в Малибу выпал снег. Можете себе представить, буквально такие заносы на дорогах, что кинозвезды не могут добраться на конференцию по глобальному потеплению.



Ирина Лагунина: Софья Корниенко, Нидерланды. А у вас как с глобальным потеплением?



Софья Корниенко: Для нас это слишком больная тема. Нас же первыми затопит… Так что у нас про это не шутят.



Ирина Лагунина: Но зато хорошо конопля растет. А кстати, вот вам американский ответ на вашу марихуану. Радиостанция «Луковица».



Дойл Редлин: Это новости «Луковицы». Наплыв дешевого афганского героина прибудет в США как раз к началу рецессии. У микрофона Дойл Редлин. «Уол стрит джорнэл» напечатала сегодня приятную новость. Газета сообщает, что война в Афганистане открыла двери для потока дешевого афганского героина – как раз вовремя, чтобы снять ожог рецессии с американских наркоманов от Тихого до Атлантического океанов. Корреспондент газеты Том Петсикор полагает, что это – беспроигрышная ситуация.



Том Петсикор: Даже если акции «Дженерал электрик» упадут до 20 долларов, не забывайте, что героин упал в цене до 50 долларов за грамм.



Дойл Редлин: Услышав эту новость, недавно уволенные рабочие в Детройте сформировали героиновый клуб. Они планируют получить наибольший кайф с помощью героиновых долларов.



Ирина Лагунина: Плохая новость: Барак Обама победил. Хорошая новость – Джон Маккейн проиграл. Мир был бы не тот, если бы американцы не шутили над собственными выборами. Причем ничего святого нет. Владимир Абаринов, Вашингтон, что вам запомнилось больше всего?



Владимир Абаринов: Самый, конечно, захватывающий сюжет этих выборов – это был поединок между Бараком Обамой и Хиллари Клинтон. Силы были равны и Барак просто буквально вырвал победу, вырвал номинацию, он стал кандидатом Демократической партии. И в ночь, когда это случилось, один из сатириков сказал так: да, действительно, это исторический день, мы доказали всему миру, что готовы проголосовать за афро-американца, лишь бы не допустить к власти женщину. Ну и, конечно, излюбленный был предмет острот и анекдотов – это Сара Пэлин, самое популярное ее высказывание – это то, что она соображает в международных делах, потому что из окна своего дома в хорошую погоду может видеть Россию. Естественно, тут же посыпались шутки на эту тему. В частности, теперь понятно, что Сара Пэлин соображает в экономике – из ее окна виден банк. И конечно, когда Обама победил, весь мир радуется победе Обамы, Сара Пэлин может наблюдать празднующих русских из окон своего дома. Как вы помните, у нее несовершеннолетняя дочь, которая оказалась беременной, у нее есть бойфренд, который был с ней на съезде Республиканской партии. В общем она как бы благословила этот брак. По этому поводу остроты. Знаете, кто по-настоящему счастлив, что республиканцы продули? Бойфренд дочери Сары Пэлин, ему теперь не надо на ней жениться.



Ирина Лагунина: Вообще это любопытно, как развивался юмор в ходе этой предвыборной кампании. Америка немыслима без статистики. Так вот, после голосования было выявлено, что юмористы в вечерних шоу довольно упорно избегали шутить об Обаме. О нем было сочинено только 169 шуток. А теперь сравните это с Бушем, который за то же время кампании собрал 428 шуток. На втором месте Хиллари Клинтон, которая хоть и выбыла из борьбы еще в июне, продолжала служить мишенью юмористов – 382 шутки. И на третьем месте Джон Маккейн с 328 порожденными им шутками. И это именно шутки, а не насмешки. Что касается насмешек, то тут Буш на первом месте 605, На втором Клинтон – 562, Маккейн набрал 549 и Обама опять тянется в хвосте – всего 382 насмешки.


Ну вот не знаю, к какой категории отнести вот такой пассаж:


Первые дни после выборов Барак Обама провел за телефоном – он благодарил тех, кто помог его победе. Сегодня он встречается с Джорджем Бушем, чтобы поблагодарить его лично.



Владимир Абаринов: Надо сказать, что тут существуют определенные сомнения в том, есть ли у Барака Обамы чувство юмора и, главное, чувство самоиронии. Потому что он несколько раз обижался на шутки. Самый распространенный мотив связан с его манерой держаться на публике на больших публичных выступлениях, когда собираются десятки тысяч человек, он выступает на стадионах и так далее. Сатирики стали шутить, что его любимый разговорный жанр – это нагорная проповедь. Здесь еще мотив мессианства. Надо сказать, что популярность Обамы дошла до того, что в меню одного ресторана я видел сэндвич «Обама». Иногда энтузиазм масс достигал такой степени, что действительно начинали говорить об Обаме как о мессии и по этому поводу сразу появился анекдот. Во время визита в Святую землю Барак Обама посетил Вифлеем, где осмотрел хлев и ясли, в которых он родился.



Ирина Лагунина: Ну, я могу к этому добавить, что и уже звучавшая в нашей программе группа помощников конгрессменов «Ступеньки Капитолия» выпустила потрясающий мюзикл «Обама Миа».



Владимир Абаринов: Да, еще такой специфический американский жанр, не знаю, как в других странах, это так называемые «измы». Это неудачные, нелепые, неуклюжие высказывания политиков, которые коллекционируются и публикуются. Маккейнизмы, бушизмы, сейчас коллекция обмамизмов уже появилась. Самая, с моей точки зрения, смешная – это во время визита в Амман в июле этого года, в Иордании, он на встрече с королем сказал так: позвольте мне заявить со всей определенностью (это стенографическая запись): Израиль самый верный друг Израиля. Он останется верным другом Израиля при администрации Маккейна, он останется верным другом Израиля при администрации Обамы. Эта политика не подлежит изменениям. Оговорка, по-моему, очень смешно. Еще замечательная оговорка или уже не знаю, как назвать: «В этот день поминовения, когда наша нация чтит память павших героев, многих из них я вижу среди сегодняшней публики, наше чувство патриотизма особенно сильно». И наконец: «Я уже побывал в 57 штатах, осталось съездить еще в один».



Ирина Лагунина: А мне казалось, что с уходом Джорджа Буша «измов» в американском юморе будет меньше. Кстати, о Джордже Буше. Вечером в день выборов ведущий юмористического шоу Джей Лино заметил: сдается мне, мы можем сегодня лечь спать, так и не зная, кто же управляет страной. Впрочем, как в последние 8 лет.



Владимир Абаринов: Тут надо сказать, что Буш и сам над собой шутит. Особенно шутит по поводу своего ухода, по поводу низкого рейтинга и так далее. Расслабился. Они вместе с Лорой представляли, снимали покрывало со своих портретов в Национальной портретной галерее – это как бы традиция, уходящие президенты и целая галерея портретов президентов. Он начал свое выступление фразой: «Добро пожаловать на мое повешение». Вешают же портрет.


Ирина Лагунина: Володя, я вас хотела спросить, а как-то шутят над предстоящим переездом Барака Обамы в Белый дом?



Владимир Абаринов: Много необычного. Впервые за много лет маленькие дети появятся в Белом доме. Вся страна ищет Обаме щенка и тут самые абсурдные предложения. Но самая главная новость – это то, что, по-моему, впервые за всю историю президентской власти в США в Белый дом приезжает теща президента. Жена называется первая леди, дети называются первые дочери, собака называется первый пес, теща называется первая теща, теперь будет у нас в стране. И конечно, по поводу тещи сам бог велел пошутить. Шутка такая: Джо Байден был прав, когда говорил – враждебные силы подвергнуть его испытанию в первые же месяцы президентства.


Ирина Лагунина: Спасибо, Владимир Абаринов.


Есть события, которые не порождают шуток. Вот, например, у сербов не получилось с юмором по поводу независимости Косово. Ну разве что: Сербия, как Нокия, - с каждым годом становится все меньше. Но это какая-то грустная шутка. Зато на конец 2008-го пришлись иракские ботинки. И вот тут крылья расправились. Заголовок одной из статей в американской прессе: «Политика размахивания ботинком: от России до Ирака». И начало статьи: «Через 50 лет после того, как Никита Хрущев бил ботинком по трибуне Генеральной Ассамблеи Объединенных Наций, иракский журналист донес свою идею, швырнув башмаки в уходящего президента США Джорджа Буша…». Уже появилась компьютерная игра в Интернете. Вы можете сами попробовать метнуть ботинок.


Владимир Абаринов, шутки о ботинках!



Владимир Абаринов: Прежде всего шутят над тем, что Буш так ловко увернулся в обоих случаях и наконец-то нашел свое призвание – вот чем ему заниматься надо было, играть в бейсбол, что-то такое. А во-вторых, шутят по поводу того, что этот малый оба раза промахнулся. Реприза такая: и это страна, о которой мы думали, что у нее есть ядерное оружие.



Ирина Лагунина: Согласна, на ядерную державу не тянет. Менталитет другой. То ли дело Россия. Вот, в московском метро долгое время висела реклама «Элегантные туфельки ищут изящные ножки, чтобы создать оружие массового поражения мужчин!». Я только все думала – ну в какой еще стране мира женщин будут завлекать в магазин, предлагая создать оружие массового поражения. Так что да, вы правы, менталитет иракцев до этого не дорос. Лучшее, что могу себе представить, это рекламу: «Ботинки аэродинамические. Прицельная дальность полета 25 метров».



Владимир Абаринов: Иран разрабатывает башмак дальнего радиуса действия.


Ирина Лагунина: Спасибо, Владимир Абаринов. Софья Корниенко, с голландской любовью обсмеивать всех вокруг, у вас о ботинке тоже уже шутки сложили?



Софья Корниенко: Конечно, придумали. Но я должна для начала небольшую ремарку вставить: кто такие традиционные голландские юмористы? Это прежде всего карикатуристы. Здесь даже выходят произведения классической литературы, переведенные в рисунки с текстами. На русском языке даже нет такого слова, это что-то вроде комиксов, но не совсем. И карикатуристы не только публикуют свои произведения в газетах, но даже рисуют в живую на телевидении. Самый известный из них – это дуэт Фоке и Суке. И эти самые Фоке и Суке, я понимаю, что это по-русски неблагозвучно звучит, но это их имена, такие безглазые существа, которые в каждой новой карикатуре предстают в новом обличии. И вот в одной из последних они были одеты как американский генералитет на пресс-конференции, обставленные микрофонами, которые делают официальное заявление, что мы пока не можем покинуть Ирак до тех пор, пока не будут обезврежены по приблизительным подсчетам примерно 60 миллионов пар обуви в этой стране.



Ирина Лагунина: Софья Корниенко, Амстердам. На самом деле родившая естественным путем шутка – это небывалые доходы турецкой компании, которая произвела эти самые ботинки. Около 400 тысяч заказов из стран Ближнего Востока и Латинской Америки. Я так понимаю, что из Венесуэлы пришел государственный заказ. И это, может быть, единственное предприятие в мире, которое сейчас не увольняет, а нанимает рабочих. Кстати, в Турции «Ботинки Буша», как официально переименована «модель 271», продаются всего за 27 долларов. Но какой новый год без Деда Мороза или Санта Клауса. Вот, наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева рассказывала, что у них там исламисты с Санта Клаусом борются – дескать, не мусульманский это образ, хоть и с бородой. И левые придумали Карла Маркса в красную шапочку нарядить. И прогрессивными себя показали, и теорию прибавочной экономической стоимости в эпоху кризиса продвигать удобнее. Владимир Абаринов. У вас Рождество и Новый год стали в последнее время носить исключительно политически корректный характер. Шуток по этому поводу не появилось?



Владимир Абаринов: Если про Санта Клауса, то у меня не шутка, а быль. Барбара Уолтерс берет интервью у Барака и Мишель и спрашивает их: ваши дочки пишут письма Санта Клаусу? Они говорят: да, верят и пишут письма. Мишель говорит: если бы они не верили в Санта Клауса, откуда бы взялись все эти подарки? Мы подарков им не дарим на Рождество. И Барак говорит: у нас политика такая – никаких подарков на Рождество. Полно у нас теть, дядь, крестных, которые дарят подарки, достаточно того, что мы им даем карманные деньги. Ну и едят они каждый день, - добавляет Мишель Обама. Да, едят каждый день. С Новым годом! С счастливым Рождеством! Да и, конечно, самый острый политический сюжет, который еще находится в развитии – это сюжет о коррупции губернатора Благоевича, который, как известно, продавал освободившееся место сенатора от штата Иллинойс. Губернатор Благоевич приходит в Капитолий на церемонию по случаю Рождества. Когда к святому семейству подходят волхвы с дарами, Благоевич требует половину себе.



Ирина Лагунина: Владимир Абаринов, Вашингтон. Спасибо всем, кто принимал участие в международном обмене юмором. Ну и вернусь еще раз к главному событию года, к развалу мировой экономики. Объявление 2008-го года.


В связи с экономическим кризисом свет в конце туннеля будет отключен.



XS
SM
MD
LG