Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги года для Северного и Южного Кавказа


Ирина Лагунина: По мнению российских экспертов, главным итогом уходящего года для Северного Кавказа стало общее ухудшение ситуации, на которую влияли как политические события, так и признаки надвигающегося экономического кризиса. Согласно этой точки зрения, наибольшее отрицательное воздействие на обстановку в республиках региона оказало признание Москвой Южной Осетии и Абхазии. Наш корреспондент Олег Кусов побеседовал с экспертами о главных, на их взгляд, региональных событиях в 2008 году.



Олег Кусов: Уходящий год, полагают мои собеседники, лишний раз доказал взаимосвязь общекавказских событий. В частности, вооружённыё российско-грузинский конфликт и его политические последствия не могли не сказаться и на ситуации в северокавказских республиках. Признав Южную Осетию и Абхазию, Москва создала прецедент для других административных образований, особенно для национальных республик на Северном Кавказе. Говорит заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: На Кавказе в этом году признание независимости двух де-факто государств, что изменило за вообще правила игры не только на Кавказе, а на всем постсоветском пространстве. С 91 года здесь была незыблемость границ республиканских, установленных в советское время, теперь этот принцип нарушен. То есть именно на Кавказе впервые Россия, пожалуй, заявила о себе как о державе ревизионисткой, а не державе статус-кво.



Олег Кусов: Признание Южной Осетии и Абхазии позволяет общественным ингушей, балкарцев, карачаевцев, лезгин поставить вопросы о дальнейшем переделе границ уже на территории российского Кавказа, полагает главный редактор Общественного информационного центра национальной политики Тимур Музаев.



Тимур Музаев: Если раньше аннексия Абхазии и Южной Осетии была как бы негласной и ползучей, то в этом году российское руководство практически впервые заявило официально и оформило на официальном уровне претензии на часть грузинской территории. И вот эта попытка перекроить границы на Южном Кавказе, она оказывает существенное влияние и на ситуацию на Северном Кавказе. Не секрет, что многие проблемы и конфликты, которые в той или иной мере существуют на Северном Кавказе, они связаны с пограничными проблемами. Если раньше решение каких-то проблем руководство откладывало под предлогом невозможности изменения границ, то есть сейчас само российское руководство стало инициатором изменения границ на Южном Кавказе. Поэтому следует ожидать, что национальные лидеры Северного Кавказа, которые пристально следят за развитием ситуации на грузинской границе, воспользуются этим моментом для того, чтобы поставить вопрос о необходимости решения своих пограничных проблем. В первую очередь это касается ингушско-осетинской проблемы, это касается проблемы между кабардинцами и балкарцами, это запутанные проблемы пограничные межнациональные в Дагестане. И по всей видимости, представители лезгинского национального движения, давно мечтающие об отъединении от Дагестана, тоже в той или иной степени поднимут вопрос об изменении статуса границ или о возможности в той или иной степени отъединения лезгинских территорий, ныне разделенных российско-азербайджанской границей.



Олег Кусов: Повлияла августовская инициатива Москвы и на ситуацию в Карачаево-Черкесии, в которой к тому же в уходящем году поменялось руководство. Слово обозревателю газеты «Время новостей» Ивану Сухову.



Иван Сухов: Новый президент объявил о своем стремлении создать профессиональную и эффективную структуру региональной власти. Правда, там есть свои издержки. Как только последовал своему принципу заявленному не следовать традиционным сложившимся механизмам формирования этнической элиты в Карачаево-Черкесии, то есть отказался от того, чтобы назначить этнического черкеса на поста премьер-министра и назначил этнического грека, исходя не из его этнической принадлежности, а исходя из его профессиональных данных, сразу же активизировалось движение черкесов. Совершенно неожиданная фигура оказалась во главе черкесского движения – это Алик Карданов, бывший председатель правительства Карачаево-Черкесии. И все это зашевелилось, и все это опять имеет отношение к признанию Россией Абхазии и Южной Осетии. Потому что Абхазия связана технически с черкесским миром, который существует сразу в нескольких регионах российского западного Кавказа. И конечно, здесь есть отзвук признания Абхазии. Потому что, конечно, черкесские этнические амбиции разбужены признанием Абхазии. Конечно, черкесы задаются вопросом, почему Абхазию признавать можно, а черкесское сообщество не имеет такого права даже ставить этот вопрос сейчас. Понятно, что это, может быть, не завтра выльется в сепаратистское движение, но в любом случае этот вопрос вернулся в поле общественной дискуссии, общественного внимания. Надо сказать, что сепаратистские движения Северного Кавказа в последние годы дремали, потому что даже если говорить об оппозиции, первую скрипку стал играть радикальный ислам, а сепаратистские движения отошли на второй план, то, конечно, признание двух регионов Грузии сыграло свою возбуждающую роль.



Олег Кусов: Эксперты обратили внимание на смену власти не только в Карачаево-Черкесии, но и в Ингушетии. Политолог Сергей Маркедонов анализирует назначение новых руководителей двух северокавказских республик.



Сергей Маркедонов: Две знаковые смены власти – это смена власти в Карачаево-Черкесии и смена власти в Ингушетии. Два абсолютно лояльных Кремлю лидера, которые давали прекрасные результаты на выборах, но не вполне справлялись с внутренней ситуацией, особенно это касается Мурата Зязикова, отправили в отставку. Были мобилизованы такие кадры очень интересные, очень разные и вместе с тем похожие, два представителя Кавказа, кавказских народов, которые, тем не менее, сделали свою карьеру за пределами Кавказа и состоялись как личности, как военный человек в одном случае, в другом юрист, за пределами кавказского региона, теперь возвращаются отдавать долги своему региону. Очень интересный метод. И наверное, за долгие годы впервые Москва как-то отреагировала на народные чаяния, поскольку оба руководителя предыдущих в народе не пользовались большой популярностью, особенно если говорить о Мурате Зязикове. Это тоже интересный, по крайней мере, момент. Однако говорить о полной смене вех на Кавказе нельзя, на Северном Кавказе. К сожалению, полная смена политики, такого дистанционного управления, пока в регионе не происходит, к сожалению.



Олег Кусов: Среди отрицательных факторов, повлиявших на северокавказскую ситуацию в уходящем году, стал и экономический кризис, полагает обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов.



Иван Сухов: В течение последних двух лет на Кавказе были относительно хорошие тенденции в плане экономики. Нельзя сказать, что сильных успехов добились эти северокавказские дотационные и бедные регионы, где за последние 20 лет была очень сильно разрушена оставшаяся после Советского Союза экономическая инфраструктура. Но все-таки то, что в стране в целом стало побольше денег, это их здорово успокоило. А теперь, когда наступил в России экономический и финансовый кризис, быстро станет очевидно, насколько нестабильна была эта благоприятная конъюнктура, насколько она была непрочна. Потому что она держалась, к сожалению, больше не на увеличении федеральных дотаций, федеральные дотации по сути дела пропадали в туне, благодаря тому, что практически во всех регионах существует коррумпированная этническая элита, этнократия. А все эти положительные изменения держались на личных двухстах долларах, которые присылали домой люди, которые есть в каждой кавказской семье, которые работают в большой России. И сейчас, когда эти двести долларов пропадут, а они уже пропали, станет понятно, что маятник социального спокойствия очень быстро может качнуться совсем в другую сторону и опять нам дать большое количество активной молодежи, которой вместо того, чтобы дать какую-то работу, дать место в учебном заведении, будет идти в сторону проповеди радикального исламского имама, который получил образование на Ближнем Востоке и говорит совсем не те вещи, которые хотелось бы слышать российскому руководству.



Олег Кусов: Говорил обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов.


По мнению российских экспертов, события уходящего года так же показали, что относительная стабилизация в Чечне на самом деле оказалась видимостью, поскольку в республике наглядно проявился раскол элит. Между тем, Чечня продолжает по-прежнему оказывать большое влияние на весь Юг России.



XS
SM
MD
LG