Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эти люди вынуждены работать со звездами! Новогодний выпуск программы "Час прессы"


Елена Рыковцева : Будем считать, что мы с вами вместе, уважаемые слушатели, встретили Новый год. Вам счастья и удачи. Очень приятно, что вы с нами с самого первого дня 2009 года. Но, разумеется, мы отдаем себе отчет, что в эти дни нам приходится делить свою аудиторию с десятком-другим праздничных телевизионных шоу, в которых участвуют десяток-другой всем известных «звездных», и за этими же звездами охотится десяток-другой радиостанций, газет и журналов. Поэтому сегодня эти персонажи везде и всюду. Они главные герои новогоднего праздника. Вот сначала ваша семья, а потом семья Аллы Пугачевой, допустим. Такие приоритеты сегодня.


Но если вам в какой-то момент эта звездная семья надоест - вы легко можете с ней расстаться, выключив телевизор. А мы пригласили в студию людей, у которых, в отличие от вас, нет выбора. Они не могут просто так взять и отключиться от этих замечательных героев, потому что эти персонажи – их повседневная работа. Представляю вам гостей программы «Час прессы». С нами Наталия Осс, которая последовательно работала в руководстве таких журналов как «Вояж», Cosmopolitan, Beauty, и по итогам своего опыта в гламурной прессе написала роман «Антиглянец». С нами Эдуард Неделько, известный московский шоу-мен, который знает, что такое корпоративы, знаком с их «кухней». Правильно я описываю вашу профессию? Добавляйте.



Эдуард Неделько : Надо было со мной посоветоваться.



Смех в студии



Елена Рыковцева : Хорошо, я советуюсь прямо по ходу. Опишите сами то, чем вы занимаетесь.



Эдуард Неделько : Хорошо, несколько позже. Пока вы меня представили. Введите в курс событий, а я потом о себе начну рассказывать. Мне неудобно стартовать перед дамой, перед Наталией Осс.



Елена Рыковцева : Так она только что стартовала.



Эдуард Неделько : А, она уже стартовала?!



Елена Рыковцева : Конечно! Она стартовала своим романом, между прочим, который называется «Антиглянец».



Наталия Осс : Который, может быть, еще не все прочитали.



Эдуард Неделько : Вы же не предложили пересказывать Наталии свой роман.



Смех в студии



Наталия Осс : Сейчас мы начнем это делать.



Елена Рыковцева : Как раз я и хотела вас спросить, что вы можете противопоставить Натальиному роману?



Эдуард Неделько : Я занимаюсь организацией и проведением частных мероприятий. Как правило, таких 90 процентов. Иногда бывают корпоративные мероприятия, как вы говорите. Но в основном, это частные, интимные мероприятия.



Елена Рыковцева : Вот! Частные, интимные мероприятия, в которых участвуют все те же совсем не частные и совсем не интимные, а всем доступные звезды.



Эдуард Неделько : Звезды российской эстрады и не только. Как это всем доступные?!



Наталия Осс : А также персонажи политики, бизнеса.



Эдуард Неделько : На чем мы остановились?



Смех в студии



Елена Рыковцева : Мы остановились на том, что закрытые звезды, открытые звезды, а все равно одни и те же. И вы с ними работаете.



Эдуард Неделько : Сразу хотел бы вам сказать, что, поскольку вы, Лена, видимо, общаетесь с какими-то людьми изо дня в день или чуть реже, неважно, имеете определенную эмоциональную или физическую связь, не знаю. А в данном случае, когда общаешься с людьми изо дня в день или какие-то сроки, которые происходят, условно говоря, декабрь, сентябрь, лето, весна, поэтому я ловлю себя на мысли, что очень часто говорят – почему вы не скажете чего-нибудь плохого о таком-то товарище или такой-то девушке, звезде. А как можно сказать о человеке что-то плохое, когда ты с ним знаком. Можно сказать в глаза, то есть сказать – ты вот такая. В то же самое время, как можно сказать вообще человеку что-то плохое, потому что в каждом человеке есть что-то плохое, и что-то хорошее. Поэтому я всегда в такой ситуации… С одной стороны, это демократия, можно обо всем, но есть еще правила хорошего тона. И вот мне кажется, здесь…



Елена Рыковцева : Вот! Поэтому мы будем…



Наталия Осс : А есть еще соображение, как же можно сказать человеку в глаза что-то плохое, если этот человек твой заказчик, Эдуард! Вот это принципиальный вопрос.



Эдуард Неделько : Нет, я хочу вам сказать, заказчиком является даже тот человек, который берет у вас 10 рублей за буханку хлеба, или исполнителем. Но он же вам может напхать в какой-то момент, а может не дать эту буханку.



Наталия Осс : Мы говорим о звездах!



Эдуард Неделько : А вы знаете, то же самое – здесь покупка определенного товара – создание комфортных условий для того, чтобы человек приехал и выступил. В данном случае, даже я задумываюсь о таких вещах, чтобы парковщик не встал телом около заведения, а Юрий Михайлович, к примеру, Антонов приехал и спросил – а где мне припарковаться, а ему сказали: «Иди отсюда», потому что он не знает лица Антонова. Вот с каким настроением будет выступать Антонов и, вообще, будет ли он выступать после такого хамства в том заведении, куда он приехал. Да, ему заплатили, но настроения нет. Соответственно, может человек в плохом настроении подарить что-то, что у него накопилось? Нет. Я просто говорю, что есть энергия позитивного мышления, соответственно, объединяющая и, соответственно, есть какие-то проходимцы среди звезд, действительно. Условно, среди звезд, среди людей публичных. Они могут напиться, не приехать вовремя и так далее. Они в черном списке. Есть люди, которые мало интересны. Они в телевизионном формате состоялись, но в реальной жизни не представляют никакого интереса, то есть они вялые. Это все не то. Они только пока в клипе. А есть реальные звезды, которые по 5-10 раз в году выступают у одних и тех же товарищей на одних и тех же мероприятиях с одним и тем же составом и каждый раз находят что-то новое. Извините, что я так много говорю.



Елена Рыковцева : Эдуард, очень хорошо, что вы уже начали говорить.



Наталия Осс : Прямо философия корпоративных мероприятий.



Елена Рыковцева : Да, абсолютно! Очень здорово. А существует ли человек, который отвечает за настроение звезды? Вот она приехала, ей нахамили, ей испортили настроение, она развернулась и…



Эдуард Неделько : В России – нет. В России вообще нет таких людей. В России вообще нет ничего.



Елена Рыковцева : То есть это все дело случая.



Эдуард Неделько : Я хочу сказать, если раньше это можно было ругать… Ну, в моей жизни был этап, когда я все ругал, теперь я все это использую во благо. Раз люди не умеют, а я умею, я на это обращаю внимание. Это еще один экстраплюс тех услуг, которые я предоставляю. У меня звезда может выйти, да еще и спеть специально написанную песню для гостей, хотя никак ее не заставишь, ни за какие деньги она не собиралась это сделать. Но когда находится общий язык…



Наталия Осс : То есть вы как раз, Эдуард, тот самый специальный человек, который отвечает за настроение и звезды, и организаторов.



Елена Рыковцева : А говорите в России таких нет.



Наталия Осс : Вот Эдуард и нашелся.



Елена Рыковцева : Сидит с нами рядом.



Эдуард Неделько : Я думаю, что таких людей нет, в том числе и я, наверное, не тот человек, потому что не так часто есть возможность стрелять этими патронами. Они лежат, да, но это не востребовано. Так обычно куцевато происходит. Но я в это верю, что есть такие ключевые моменты, когда нужно проявить внимание, и человек раскрывается, и получается совершенно другой концерт. Он не 37 минут длится или 38 с половиной, а он идет уже 50 минут. Человек еще и общается, что-то рассказывает, что-то дарит. У меня, допустим, Альбано Карризи спустился в зал петь с именинником. Этого никогда не было. Мне это было интересно. Для меня это не просто звезда, а для меня это символ того времени, когда я рос, когда я в первый раз услышал какую-то интересную музыку, по сравнению с советской музыкой. Я, соответственно, не то, что блею перед ним или на колени падаю, я просто его уважаю. Он часть того времени, когда я рос и, условно говоря, мужал.


Кстати, музыка таким образом и популярна. Вот недавно Макаревич выступал где-то и сказал, что его слушают не потому, что он там что-то хорошее написал или плохое написал, а потому что его песни слушали тогда, когда мужали и…



Наталия Осс : По поводу того, о чем говорил Эдуард, как общаться со звездами, как они раскрываются, если с ними правильным образом общаться. Понятно, что это технология. Но вот то, что меня, конечно, забавляет в этом - безусловно, это очень тщеславные люди. Это нормальное свойство звезды, потому что иначе нет такого мощного стимула, если это гипертрофированная жажда славы, а если мы будем объяснять это дальше аналитически – это, конечно же, жажда любви, то понятно, что когда ты мягко трогаешь эти больные места, понятно, что человек раскрывается. В вообще, люди профессиональные это, конечно, используют.


У меня в собственной практике было много раз, когда ты звонишь человеку, с которым тебе интересно сделать интервью или эфир какой-то, разговариваешь с ним одним образом, и он приходит и все хорошо. Но можно поэкспериментировать. У меня недавно был замечательный случай, когда мы разговаривали с одним продюсером из шоу-бизнеса. Я с ним просто разговаривала по-деловому, абсолютно в профессиональном стиле, не подпуская туда эмоцию. Надо сказать, что договоренность расстроилась и понятно почему. Потому что он ожидал эмоций, он ожидал восторгов – ваш последний альбом, еще что-то. Мне было лень и некогда этим заниматься. И результат нулевой. Поэтому это и есть тот инструмент, за который люди профессиональные (мы с вами, в частности) дергаем, конечно, всегда.



Эдуард Неделько : Позволите ремарку?



Елена Рыковцева : Конечно!



Эдуард Неделько : Вы абсолютно точны с точки зрения внешнего описания той схемы, которая есть. Но вы точно так же являетесь, как, в принципе, и я, как и все мы, кто занимается публичным делом, людьми тщеславными. Потому что мы не…



Наталия Осс : Конечно, иначе мы бы здесь у Елены не сидели 1 января.



Эдуард Неделько : Естественно. Поэтому, сейчас я бы выделил в вашем повествовании то, что вы показали схему. Но эта схема манипулятивная. Вы таким образом сманипулировали, являясь таким образом манипулятором. Я говорю о том, что в принципе если есть, скажем, желание… Я долго общался с людьми, с которыми мне не хотелось общаться. Наступило какое-то время Ч и я прекратил общение, абсолютно не осуждая их, но теперь общаюсь только с людьми, которые мне приятны. Более того, общаясь с заказчиками, которые заказывают мне мероприятие, я тоже общаюсь только с приятными людьми. Есть вопрос симпатии. Если нет взаимной симпатии, обязательно будут вылезать разные волдыри, какие-то деньги пропадут, кто-то не приедет вовремя – все, что угодно может произойти. Это дело очень такое… Если анализировать, как происходит заказное, условно говоря, мероприятие, есть десятки разных причин, по которым оно может сорваться. Все что угодно может произойти. Так вот, я бы в данном случае сказал, это все равно, что вот вы сейчас говорили, как такой опытный ловелас, хотя вы женщина.



Наталия Осс : Да, конечно, я соблазняю.



Эдуард Неделько : Если с девчонкой нормально поговорить, в ресторан ее привести, налить, и я ее разведу. То есть вы, получается, разводите своих клиентов!



Наталия Осс : Вы так страктовали еще интонацией!



Елена Рыковцева : А мне нравится, как он трактует.



Эдуард Неделько : Понимаете, вот в этом и вся соль. Мы сейчас говорим о том, что либо жить, с точки зрения, открытости и, соответственно, если заинтересован ты в человеке, для этого нужно выспаться, быть в состоянии хорошего настроения. Конечно, можно по-деловому. Но почему он должен включиться или почему он должен за этот спич цепляться, что вы ему позвонили по-деловому, ехать туда, в пробках… Вы понимаете, здесь много физиологических…



Елена Рыковцева : Просто вас много таких, Наталия, а он один!



Эдуард Неделько : Не в этом смысле – много.



Наталия Осс : Дело не в этом совершенно.



Елена Рыковцева : Надо его, конечно, чем-то взять.



Наталия Осс : На самом деле, если очень надо, так вы и возьмете. Понятно, что вы будете разговаривать…



Эдуард Неделько : А почему бы вообще ко всем так не относиться в любой ситуации.



Наталия Осс : Послушайте, Эдуард…



Эдуард Неделько : Извините.



Наталия Осс : Сейчас объясню свою позицию.



Елена Рыковцева : Потому что есть люди избалованные и неизбалованные вниманием прессы.



Наталия Осс : Сейчас объясню свою позицию. Все дело в том, что я согласна с вами по части корпоративов. У меня есть друзья, которые занимаются организацией подобных мероприятий. И точно я знаю, что если вы не любите клиента по каким-то причинам (завидуете ему, ненавидите его за эти деньги, которые у него неизвестно как и откуда взялись, вас раздражает его жена и так далее), то, скорее всего, будет конфликт, будут не заплачены деньги, будет плохой корпоратив. Или будет идти так плохо, что никто не будет счастлив в итоге. Это правда!



Эдуард Неделько : Маленькая поправочка. Корпоратив и частное мероприятие – это две большие разницы.



Наталия Осс : Я в данном случае равняю…



Эдуард Неделько : Я потом объясню.



Наталия Осс : Тем более заниматься днем рождения клиента какого-то бизнесмена, политика, относясь к нему плохо, то и выйдет плохо. Потому что, так или иначе, ты все равно в это вкладываешься. В этом я согласна, что лучше его не не любить. Но то, что касается такой нормальной работы, то, я считаю, что у меня достаточно людей, которых я люблю, с которыми я в отношениях. Здесь я просто отношусь как к людям. Мой интерес профессиональный… Я могу позволить не растрачиваться на любовь ко всем тем, кто есть звезды, которые мне нужны по профессиональной деятельности. Просто я их не не люблю, я просто могу себе позволить не вступать с ними в эмоциональные отношения, ровно так же, как они не вступают со мной в эмоциональные отношения. В этом плане мы равные. Это нормально.



Эдуард Неделько : Иными словами, если бы они с вами вступали в эмоциональные отношения, вы бы отплатили той же монетой, но поскольку вы предполагаете, что эмоциональных отношений с той стороны невозможно, вот ну нет их… (Смеется)



Наталия Осс : Ну, почему! Нет! Просто я априори не приношу с собой корзину любви, понимаете. Мне нужно его в эту корзину затаскивать.



Эдуард Неделько : Вы знаете, я же не говорю, в принципе, о том, чтобы быть эдакой девочкой-припевочкой или мальчиком, который пришел – вау, вау! Мы же знаем внутренние связи. Естественно, я хочу вам сказать, что я никогда… Ну, есть такой вопрос – позвонить менеджеру и пригласить на мероприятие, узнать работает человек или нет, дата, переезд и так далее. У меня даже есть такая вещь, я знаю, кому звонить! Необязательно звонить менеджеру, на самом деле, а нужно звонить тому-то и тому-то, потому что есть вот это.



Наталия Осс : Будет эффект.



Эдуард Неделько : И еще есть такая вещь. Если были залеты, условно говоря, у звезды…



Наталия Осс : Это что такое?



Эдуард Неделько : У нас мог товарищ не приехать по выпивке…



Елена Рыковцева : Извините, Эдуард, мы о своем, о женском…



Смех в студии



Эдуард Неделько : Уважаемые радиослушатели, я вам хочу сказать, на слове «залеты» девушки, которые находятся в студии, аж подскочили!



Смех в студии



Елена Рыковцева : Потому что нам казалось, что вы говорите о звездах-мужчинах, и в этот момент мы подумали – как же так?!



Смех в студии



Эдуард Неделько : Ой, девочки!!!



Смех в студии



Елена Рыковцева : Все поняли. Продолжаем.



Эдуард Неделько : Итак, по поводу добрых отношений. Есть еще такой вопрос. Вот вы сказали, что многие люди занимаются проведением мероприятий. Я хочу вам сказать, что 90 процентов, которые занимаются организацией и проведением мероприятий ненавидят это дело, не хотят этим заниматься. Им просто нужно тупо бабло, потому что как-то так… Кто-то тратит на кокаин, кто-то тратит, не знаю, на шмотки дорогие, кто-то просто бросает пыль в глаза, ему прикольно ходить… Его тщеславие реализуется, что он сфотографировался – я и это, я и то. Как пошутил Слава Пелишенко, когда один человек выпустил книгу, у него было много фотографий со звездами, и еще та, где он один, и Слава пошутил: «Я и… никого».



Елена Рыковцева : Но, тем не менее.



Эдуард Неделько : Так вот, я хочу сказать, что даже у моих друзей, которым я симпатизирую, с которыми мы объединены… А я могу сказать о людях, если Елена мне позволит, это тоже из КВН люди, это и Валера Закутский, и Андрей Криворучко. Наши клиенты никогда не пересекутся. Я никогда не смогу забрать его клиента. Он мне неинтересен. У меня будет болеть голова от него. Я точно знаю, что у меня будут с ними какие-то залеты.



Смех в студии



Наталия Осс : Вы так сказали…



Смех в студии



Елена Рыковцева : Нам же еще и приписывают теперь.



Смех в студии



Наталия Осс : У вас бывают залеты, а у нас могут быть обломы.



Елена Рыковцева : Проблемы.



Эдуард Неделько : Извините. Поэтому даже конкуренции в этом деле нет. Есть чистая симпатия.



Наталия Осс : Да, ну! Боже мой, какое количество организаторов корпоратива и какое количество клиентов!



Эдуард Неделько : Я не занимаюсь, у меня нет агентства, условно говоря. Я дружу с людьми, которые хотят личного внимания. К примеру, вы понимаете, что невозможно открыть ресторан, и не будучи в нем, сделать так, чтобы он хорошо работал. Это самый сложный бизнес в мире. Вообще, это все знают. Потому что это самый интимный процесс, когда кладешь кусочек пищи в рот. Там все, что угодно может произойти на пути – соусы, доставка, организационный процесс. Атмосфера, интерьер, музыка.


В Библии есть такое понятие, если вы хотите – притча Соломона. Что такое застолье и что такое ведущий этого застолья? Это не корпоратив развращенных олигархов, а я подхожу к этому как к застолью. Есть люди, у которых праздник – интимный момент в жизни – либо свадьба, как правило, люди надеются, что это один раз, хочется…



Елена Рыковцева : Ну, в этот день они точно на это надеются.



Наталия Осс : Не всегда.



Эдуард Неделько : Да, либо день рождения… Даже бывает такое? Потом расскажете. (Смеется)



Елена Рыковцева : Да, обязательно расскажете.



Эдуард Неделько : Либо день рождения, либо какой-то домашний праздник, я не знаю, давайте просто встретимся. Бывает и такое. Вот эта составляющая, люди интуитивно чувствуют – есть отдача или нет. Поэтому до меня же было 10-20 иногда организаторов, ну почему-то потом… Это тоже не надолго. Я просто справлюсь со своим тщеславием, со своими недостатками и буду правильно себя мотивировать, когда буду приходить.



Наталия Осс : Эдуард, я поняла, что для вас важно как это называется. Если бы вы шли и собирались организовывать корпоратив развращенных олигархов, это было бы одно – эффект был бы отрицательный. А вы идете с соображением, что это такое застолье, да еще и в библейском смысле. Конечно, все получается. Если даже и не смотреть внимательно, где-то прикрыть это ресницами, то вполне выглядит как застолье.



Эдуард Неделько : А почему? Я вам хочу сказать. Вы знаете, мы сейчас возьмем и посмотрим журнал – есть люди симпатичные, есть не очень, есть, которые фотогеничные, а когда он в рост становится, то видно, что маленького роста и какие-то округлости не очень приятные. Но человек пытается это скрыть. А вы сейчас, на мой взгляд, я делаю предположение, вы сказали, если через ресницы, то есть сидит какая-то суперзвезда, а вы подходите – а, ну встань, мы посмотрим на твою толстую попу. Люди не знают об этом, а давай мы посмотрим тебе в рост!



Наталия Осс : Ну, у вас и фантазия! Ваша сильная сторона – это фантазия!



Эдуард Неделько : (Смеется) Я возможно додумываю.



Смех в студии



Наталия Осс : Возможно!



Смех в студии



Елена Рыковцева : Я все пытаюсь подвести итог и вставить свои 5 копеек.



Эдуард Неделько : Радио Свобода - Елена Рыковцева!



Елена Рыковцева : Вот-вот, что-то в этом роде. Ведь независимо оттого, чем вы занимаетесь – организацией такого рода вечеров или журналистикой – вам все равно нужно их любить, приходится. У вас нет другого выхода. Есть журналист Александр Мельман, он работает в «Московском комсомольце». Он обожает своих клиентов, в смысле тех, у кого он берет интервью. Я поражаюсь. Я говорю: «Александр, но она же дура, Александр!»



Смех в студии



Елена Рыковцева : А он говорит: «А мне нравится, потому что в тот момент, когда я беру у нее интервью, я ее обожаю. Я абсолютно искренне делаю ей комплименты, от души. Я действительно отношусь к ней превосходно».



Эдуард Неделько : Леночка, после пары бокалов вина мы все начинаем вспоминать те песни, которые слушали в детстве. Есть же еще такой элемент, как расслабились. Вначале, я замечу такую вещь, люди заказывают супердиджея, супермузыку, чтобы все было супер, чтобы все было самое последнее. 3 минуты человек играет и «Электричку» давай.



Смех в студии



Эдуард Неделько : И не потому что уровень у человека низкий, нет. Мне тоже в этот момент, после трех бокалов, хотелось бы слушать простую…



Наталия Осс : «Он уехал прочь на ночной электричке»…



Эдуард Неделько : Да, я не хочу заморачиваться. Да, хочется выйти, потому что – эй, давай! И это нормально.



Наталия Осс : То, что касается, друзья, интервью, это очень точное замечание. Я как-то формулировала для себя вообще роль журналиста в этом. Ты приходишь к человеку, ты делаешь все, чтобы вы с ним слились в какой-то момент, потому что ты должен на эти 2-3 часа стать им, по сути. Ты должен понять его мотивы, как-то так потрогать его, чтобы он раскрылся и так далее. И действительно, поскольку это огромное количество работы эмоциональной, ты действительно его начинаешь любить в этот момент. Ты – это он или она, неважно, такое соединение. Потом, что делает журналист? Хороший журналист? Ему же надо раскрыть вот это все. Он приходит, расшифровывает, открывает этот файл. Он делает материал, в котором все больные места героя показаны. Что он делает? Он сначала любит человека, а потом продает это. Не сказать – предает.



Елена Рыковцева : Ну, да. И такое случается.


К нам только что присоединился Александр Мельман, обозреватель газеты «Московский комсомолец». И неслучайно присоединился. Он почувствовал, что мы только что говорили о нем, о его стиле брать интервью. Я рассказала о том, что вы очень любите своего героя независимо оттого, что вы думаете о его творчестве, какой он в быту, много ли он там за свою жизнь развелся, женился и так далее.



Наталия Осс : Много ли в его творчестве ремейков.



Елена Рыковцева : В тот момент, когда вы с ним разговариваете, он вам, безусловно, симпатичен, и вы искренне, от души делаете ему комплименты. Правильно?



Александр Мельман : Нет, абсолютно не правильно!



Смех в студии



Елена Рыковцева : Как хорошо, что вы пришли. Поправляйте!



Александр Мельман : Правильна только первая часть того, что вы сказали, Лена.



Эдуард Неделько : Вы имеете в виду имя и фамилию.



Смех в студии



Александр Мельман : Немножко дальше. Потому что, действительно, безусловно, люблю, но на основе этой любви, я считаю, что я имею право иронизировать над этим человеком. Опять же важен человек. Над кем-то это можно, над кем-то нельзя – это все очень тонко и очень все по-разному.



Елена Рыковцева : Все так и рассказала Наталия Осс.



Александр Мельман : Да, да, я согласен.



Елена Рыковцева : Она сказала, что когда вы придете писать уже это интервью, вы вложите свои истинные мысли об этом человеке в этот текст и в свои вопросы.



Александр Мельман : Да. На основе этой любви, я считаю, что я могу все. На основе любви! Без любви нельзя!



Наталия Осс : И уничтожить тоже на основе любви.



Александр Мельман : Абсолютно!



Наталия Осс : Вот наша работа.



Елена Рыковцева : А сейчас я хочу процитировать одну заметку из «Комсомольской правды», в которой говорится о неприятных особенностях этих персон, которые сегодня окружают вас в телевизоре.



Диктор : «Недавно от пресс-службы Сосо Павлиашвили мы получили информацию со словами: "Можно ставить в газету, текст с артистом согласован". Рыдали все. Приводим дословно несколько выдержек из статьи, соблюдая даже пунктуацию: "Она - молодая блондинка, которая мечтает о продолжении истории 7-летней давности. Он - состоявшийся артист и отец 3 детей. "Этот отдых я не забуду никогда, - с блеском в глазах сообщает Катя. - Вернувшись с моря (а номер у меня был с 2 ванными комнатами), я побежала в душ. Выйдя из душа, обернутая полотенцем, встречаю его. Это был сам Сосо Павлиашвили. Между нами пробежала искра!!!!! О Боже!!!! Как это было!!!!!!! Он настоящий плейбой!!!!!!!» Прошло семь лет. (Далее рассказ идет уже от третьего лица. - Ред.) Она приехала на шоу "Суперстар". Закончив свою репетицию, Сосо подошел, и они разговорились. "В те годы я был таким любовником, у меня было столько женщин, сейчас и 1/3 не вспомню!" - удивился Сосо".


Нам непонятно, зачем такая реклама нужна самому Павлиашвили?! Как правило, чаще всего специалисты по звездному пиару "паразитируют" на самых горячих темах. Включаем радио. Катастрофа! Сергея Зверева ограбили на гастролях, утащив из номера драгоценную вещь - часы, подаренные самой Примадонной! Звезда в шоке! И мы в шоке. За последние месяцы, если верить сообщениям и комментариям самой звезды, его грабят уже третий, а то и четвертый раз.


Настоящую слезу из публики знаменитости приноровились выжимать псевдоболезнями (как правило, смертельными). И псевдосвадьбами (по методу Анастасии Заворотнюк - пять церемоний за месяц)».



Елена Рыковцева : Вот, пожалуйста, это «Комсомольская правда» пишет, которая, собственно говоря, все свои первые страницы, как правило, посвящает какой-то истории, случившейся со звездой. Но при этом самих же журналистов безумно раздражает, что эти звезды такой создают себе искусственный пиар.


Александр, что вы об этом скажете? Так ли это? Это сама звезда занимается этой ерундой, или это пиар-агент ее такой бестолковый? Что это? Это болезнь такая – любой ценой, чтобы о тебе узнали?



Александр Мельман : Во первых строках я хочу сделать комплимент вашему диктору, потому что то, как он прочитал этот текст! Потому что форма бывает важнее содержания. Он прочитал это так… Вот есть такой Сергей Соседов на канале НТВ, просто очень похоже! Такая смесь Соседова и Малахова. Очень хорошо!



Елена Рыковцева : Спасибо.



Александр Мельман : А по поводу того, что вы спросили…



Эдуард Неделько : Лена, это вы прочитали, судя по всему.



Наталия Осс : Это был мужской голос!



Елена Рыковцева : Нет, нет, это был мужской голос.



Эдуард Неделько : Лена может таким голосом говорить, я точно знаю.



Александр Мельман : Лена? Да. У нее очень много способностей.



Елена Рыковцева : Будем считать, что это мой голос.



Александр Мельман : Она просто такая звезда, что этим звездам…



Елена Рыковцева : Если Эдуарду Неделько сегодня, 1 января, мерещится в голосе Владимира Абарбанеля мой, я не возражаю! Сегодня можно все!



Смех в студии



Александр Мельман : Эдуард, надо меньше…



Елена Рыковцева : Пусть больше!



Александр Мельман : А, пусть больше! В Новый год и побольше.



Эдуард Неделько : Но меньше.



Александр Мельман : Я хочу немножко поднять уровень звезды. Потому что, например, я иду по улице и слушаю как всегда на ходу слушаю радио – «Эхо Москвы», мою любимую радиостанцию. Можно называть в прямом эфире Радио Свобода такого конкурента?



Елена Рыковцева : Конечно! Мы всегда называем, в гости зовем.



Александр Мельман : Такой большой двухчасовой выпуск и анонс: «На известного тележурналиста Владимира Соловьева произошло нападение». Я думаю: «Боже мой, что с ним случилось? Неужели что-то там… руку отрубил, ногу?»



Эдуард Неделько : Облили краской автомобиль.



Александр Мельман : Да! Оказалось, значит, что…



Эдуард Неделько : Это нападение.



Александр Мельман : Да, потому что господина Злобина, который шел вместе с ним, облили действительно реально, а у Владимира Соловьева облили автомобиль. Я пришел в редакцию и спрашиваю: «Нужно писать или не нужно? Что-то мне не очень хотелось». Мне сказали: «Саша, позвони». Я позвонил, и вот Владимир мне тут же начал рассказывать эту большую историю. Такие версии жуткие. Там просто такой детектив! И я, честно вам скажу, при всей моей опять же любви к Владимиру Соловьеву… Я когда в машбюро надиктовывал этот текст, я читал этот текст так же, как Владимир Абарбанель, по ролям. И все машбюро хохотало от души. Потому что это был такой честный детектив! Так это было классно.



Эдуард Неделько : При всем при этом, знаете, откуда тоже… В этой конкретной ситуации, просто так получилось, за день до появления этой информации, я прочитал на одном из сайтов…



Александр Мельман : Вы уже знали, что так случится?



Эдуард Неделько : Нет, я прочитал историю, что появились аудиозаписи В. Соловьева, говорящие о том, что он известный лоббист. Я хочу сказать, что, каким-то образом проанализировав эту ситуацию, нужно было родить историю про нападение и краску. Мне кажется, что это ответ на то, что вскрыли эту информацию. Вы знаете, о чем я.



Наталия Осс : Я знаю, о чем речь идет. Кстати, можно трактовать данную конкретную ситуацию и как какую-то там кампанию. Я бы не стала так огульно говорить, что это ответ.



Александр Мельман : А я даже и не собираюсь. Это может быть и так и так.



Эдуард Неделько : Так и так, конечно!



Елена Рыковцева : Но я не знаю, подходит ли эта конкретная ситуация с Соловьевым под то, о чем мы говорим.



Александр Мельман : Он – звезда! Будем считать его звездой.



Елена Рыковцева : Он, конечно, звезда. Но мне кажется, что он по-настоящему напуган. Он говорит о какой-то…



Наталия Осс : Да, я бы тоже не сказала, что это с инспирированная…



Елена Рыковцева : Да, это не похоже на то, что он нанял людей, которые его облили.



Александр Мельман : Я так и не говорю.



Наталия Осс : Тем более, машину! Боже мой! Машину облить нанять.



Елена Рыковцева : Я-то говорю о тех ситуациях, когда люди любой ценой привлекают к себе внимание. В той же газете я увидела мнение психолога, который вообще все это называет реальной болезнью. Он рассказывает, каким образом вообще появляется зависимость от славы? Оказывается, у человека в момент получения этого джекпота, этой известности, происходит мощнейший выбор катехоламинов…



Эдуард Неделько : Кошмар какой-то!



Александр Мельман : И это 1 января!



Елена Рыковцева : Да! Катехоламины – вещества, провоцирующие эйфорию. Это случается в тот момент, когда, скажем, никому неизвестный певец вдруг получает первую огласку, его впервые узнают на улице. Склонный к зависимости от подобного состояния человек буквально заболевает. Появляется ненасытное желание концентрировать на себе внимание окружающих, пусть даже путем искажения правды жизни – казаться богаче, сочинять о болезнях, разводах и авариях.


Наташа, это похоже на правду? Люди болеют!..



Наталия Осс : То есть звездная болезнь.



Елена Рыковцева : Да, физическая!



Наталия Осс : Причина, наконец, выяснена – катехоламин.



Елена Рыковцева : Да – катехоламины.



Наталия Осс : Мы должны это все запомнить. Похоже на правду, наверное. Хотя я, знаете, как любитель-самоучка психоанализа, еще раз возвращаюсь, я считаю, что это, конечно, глубинные причины. Я не знаю, какие там вещества за это отвечают, но это связано, безусловно, с жаждой любви, с отсутствием любви. В политики известные, в артисты идут те, кого дразнили в школе и так далее, и так далее. Это известная история. Это такая компенсация, когда ты наконец получаешь то… Для чего зарабатываются состояния? Чтобы какой-то девочке доказать, что она была когда-то не права.


А то, что, да, любой ценой, я считаю, что неслучайно вы прочитали отрывки из пресс-релиза Сосо Павлиашвили. Вообще, уровень даже интеллектуально-эстетический, что касается эстрады, он вообще, конечно, запредельный. Я видела этих пиарщиков, которые работают на этих людей. В общем, с ними мало о чем можно поговорить вообще.



Елена Рыковцева : Уважаемые коллеги, а у нас есть звонки! Игорь из Москвы, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Во-первых, хотелось бы поздравить с наступающим праздником.



Елена Рыковцева : С наступившим, Игорь!



Слушатель : А еще будет Рождество, вы знаете?



Елена Рыковцева : Да, да, да! Извините! Я сегодня, 1 января, не очень соображаю, что будет 7!



Слушатель : Вот! А что касается тех звезд, о которых вы говорили, хорошо, что мы их увидим. Мы увидим тех же самых. Сосо Павлиашвили – он уже, по-моему, звезда лет 30. На самом деле, все хотят славы. Какой-то у нас немножко перевернутый мир. А какие у них продажи дисков, у этих наших звезд? В общем, нулевые! И до тех пор, пока мы будем обсуждать пиарщиков, в общем, мы их опять же начинаем пиарить! Хорошее выражение: сами себя пропиарили – сами себе поверили. Я просто призываю, давайте возьмем мировую практику – там, где просчитываются результаты продаж конкретного диска, и все будет ясно.



Елена Рыковцева : Понятно, давайте оценивать звезду по количеству проданных экземпляров. Правильно я вас понимаю?



Слушатель : Или каких-то других, и тогда мы узнаем, кто у нас тут звезды.



Елена Рыковцева : Да, чудесно, Игорь!



Эдуард Неделько : Спасибо большое, что сравнили нашу страну с другими странами, где диски продаются. Но вы знаете, что у нас диски не продаются по одной и самой главной причине. По этой причине гаишники берут и все остальное. Мздоимство, соответственно, воровство у нас не считается воровством. Взятка у нас не считается воровством. Взять и купить пиратскую копию. Мы вообще не понимаем этого, потому что интеллектуальная собственность никогда не присутствовала в Российской Федерации, что в советское время, что в царское время. Не было такого понятия как интеллектуальная собственность. Только в честной стране имени Соединенные Штаты Америки это родилось и поддерживалось. Причем, я вам скажу, что штраф за один нелегальный диск, проданный из магазина, или DVD – 200 тысяч долларов на магазин. И никаких нет вариантов.



Наталия Осс : Это где? В Америке?



Эдуард Неделько : Это в Америке, да. Теперь по поводу записей. Леночка вот знает и вы, Наталия, что совсем недавно у меня было какое-то мероприятие. И я вспомнил о том, что когда-то в детстве родители были в восторге от суперзвезды, мегазвезды, действительно, звезды Муслима Магомаева, царство ему Небесное! Как его похоронили, как проводили в последний путь, мы понимаем, что это звезда. При этом он не пиарился, при этом он никуда не лез, ни на какие творческие вечера в пятом ряду, чтобы выйти. Вообще его не было! Он при этом спокойно занимался… У него был сайт, любимая собака. И вот видно душевное равновесие и абсолютное спокойствие человека. Он был суперзвездой. Плюс не потому, что он пиарился, а потому что у него были уникальные вокальные данные. Но при всем притом, что первый раз его увидел в три года, он для меня стал символом. Вот это звезда! Как он головку погладил и так далее.


И вот прошло столько времени, я зашел на его сайт и решил послушать, какие же произведения… Я начал слушать музыку, и я был в шоке. Здесь вот что сказалось. В Советском Союзе нет ушей и нет продюсеров. И то, как записали Магомаева и, соответственно, записи для диска, это нигде невозможно послушать. Даже в youtube когда слушаешь его концерт, в ушах более или менее звук. Я о чем говорю? Для того чтобы записать артиста… Вот у артиста может быть суперголос, взять хотя бы оперного певца! Когда его записывают, сразу проявляется очень много нюансов, которые мы на концерте не слышим.



Елена Рыковцева : В Советском Союзе нет ушей. Это чего нет в Советском Союзе значит?



Эдуард Неделько : Нет ушей, которые слышат, как записать.



Елена Рыковцева : А! Ушей реальных! Я почему-то думала, что…



Наталия Осс : Звукорежиссеров не было.



Елена Рыковцева : Все, поняла!



Александр Мельман : Тем не менее, после смерти Муслима Магомаева показывали очень много документального кино с его участием, с его пением. Это было, по-моему, великолепно.



Эдуард Неделько : Я вот о чем хочу сказать. Как только начинаешь искать диск, понимаешь, что никто этим не занимался серьезно. Все звучит, как в 70-х годах – записали на том техническом уровне, а сейчас это уже беспокоит ухо.



Елена Рыковцева : Хорошо, что в этом разговоре мы вспомнили настоящую звезду – Муслима Магомаева.


Слушаем Вячеслава из Калужской области. Здравствуйте, Вячеслав!



Слушатель : Здравствуйте! Мне бы хотелось, чтобы в СМИ больше освещалась тема поэта Осипа Мандельштама. Потому что сейчас Россия провалилась куда-то в ужас 30-х годов. Был очень хороший поэт. У него есть стихотворение, специально посвященное Радио Свобода. К новогоднему празднику, можно я его прочитаю?



Елена Рыковцева : Можно!



Слушатель : «Сусальным золотом горят


В лесах рождественские елки;


В кустах игрушечные волки


Глазами страшными глядят.


О, вещая моя печаль,


О, тихая моя свобода


И неживого небосвода


Всегда смеющийся хрусталь!»



Елена Рыковцева : Спасибо, Вячеслав, за этот новогодний подарок!



Наталия Осс : Спасибо! Позвольте я, поскольку здесь отвечать на вопросы нам не приходится, и комментировать стихи вообще мы не можем, давайте я объединю. Упоминался слушателем Мандельштам, поэт, а Эдуард сейчас сказал про Муслима Магомаева. Смотрите, вот прозвучала мысль, что не нужен было Магомаеву пиар и так далее. Он сам звезда, это внутреннее спокойствие. Абсолютно изменились времена, к сожалению, для нас для всех, потому что, как мы видим, в экономике правят менеджеры, маркетологи, то же самое происходит в искусстве, это происходит на телевидении, это происходит в литературе и так далее. А вот мне, например, литературная тема близка. Писатели, которые сейчас лучшие по качеству, по тексту, при этом одновременно самые продаваемые, если мы говорим о качественном сегменте… Этот противный язык маркетологов, он в зубах. Это Пелевин, Улицкая. Когда начинались их творческие биографии? Еще тогда – лет 25-30 назад! Сейчас, к сожалению, любой творческий продукт – это именно что продукт. Поэтому как бы ни было это печально… Кстати, уровень этот пиарщиков и маркетологов звезд тоже говорит о том, что услуги востребованы, во всяком случае были до экономического кризиса, а качество этих людей, которые могут этим заниматься очень низкое.



Елена Рыковцева : Да, вот я сейчас, уважаемые коллеги, хочу познакомить вас с продуктом Наталии Осс. Этот продукт появился на сайте «Газета.ру» в июле, подчеркиваю. Это была колонка, которая называлась «Гламур как зеркало мирового кризиса». Меня поразило, как Наталия оттуда, из далекого июля описала, в общем, сегодняшнюю ситуацию.



Наталия Осс : Я предвидела.



Елена Рыковцева : Давайте послушаем.



Диктор : «Теперь уже и экономисты забили тревогу. Обратили внимание на рынок предметов роскоши и дорогих услуг и обнаружили неприятное. Богатые люди, делающие бизнес и ясно понимающие самочувствие мировой экономики, первыми затянули пояса. Люди, которые люто ненавидят гламур (а таких много), потирают руки – слава богу, дождались конца эпохи. Но подождите радоваться.


Триумф гламура в мировом масштабе означал (какую бы пошлость он не означал в родных пенатах) экономический рост и социальный оптимизм. Но все зачем-то кидались в гламур камнями, не желая понимать, что он и есть индикатор процветания.


Всю прошлую неделю я провела в разговорах о конце гламура. О новой скромности, которая пришла на место гедонизма, о новой искренности, которая отменила пафосность и жлобство, о тренде на духовные (прости, господи) ценности. Легкий аскетизм, благотворительность, вода без газа.


В моде поездки к Далай-ламе, ночевки в скитах, собирание произведений искусства, литература, дети, стихи. Следует придерживаться новой приватности. Это значит, что вы сидите с друзьями у камина, листаете книгу и разговариваете с супругой – вместо того, чтобы мычать от счастья, обливая шампанским безгрудых моделей в платьях с пайетками.


Уверена, следующим трендом будет большая собака - мелкие гламурные шавки отменяются по тем же причинам, по которым отменяются худосочные модели и ночные клубы.


Дома у камина проще справляться со страхами. В период экономической бодрости, благополучия и уверенности в собственных силах мужчины хотят куклу Барби – с ней можно играть и зажигать. Так говорят психологи. Когда начинает пахнуть потерей работы, инфляцией и просрочкой выплаты по ипотеке, хочется надежности, жены-матери, пышной груди, в которой легко спрятаться от надвигающихся проблем».



Елена Рыковцева : Вообще, как Наталия Осс заметила приближение кризиса? Она обнаружила, что «победительницы всякого рода конкурсов красоты становятся поувесистее. А, по мнению американских ученых, мужские представления о женской красоте зависят от экономической ситуации в мире. Ученые взяли номера журнала Playboy за несколько десятилетий и открыли следующее: чем меньше денег у мужчины в кошельке, тем красивее ему кажутся большая грудь и пышная попа. И наоборот – чем больше денег прилипает к мужским рукам, тем уже становятся девичьи бедра, тоньше талия, а грудь вовсе сходит на «нет»».


То есть две темы в этой колонке. Первая тема, что не надо радоваться концу гламура, потому что вам тоже будет плохо, а не только ему. А вторая – вот то, что я хочу сверить у мужчин. Эдуард, как ваше восприятие женщин зависит от количества денег в вашем кошельке?



Эдуард Неделько : Я заострил свое внимание на «пышная попа».



Смех в студии



Наталия Осс : Вот видите, этот образ зацепил.



Эдуард Неделько : Пышный торт – пышная попа!



Елена Рыковцева : Сколько у вас было денег в тот момент, когда вы заострили внимание на это?



Смех в студии



Эдуард Неделько : Вы знаете, я в первую очередь хочу сказать… Во всяком случае, в этом эфире это звучит логично, я не являюсь патриотом, к сожалению, той страны, в которой живу. Я люблю Москву, но являюсь патриотом той гениальной мысли, которая вначале Джорджем Вашингтоном, а потом Авраамом Линкольном и Томасом Джеферсоном: «Свобода, право, равенство», но не братство. В этом контексте я ловлю себя на мысли, что я прислушиваюсь ко всем технологиям, которые создаются там, и потом каким-то образом здесь перевираются или воруются, и все равно становится хуже. Если посмотреть на этот первоисточник, первое, на что я смотрю (и, соответственно, я так живу), у меня есть программа Quicken, куда я заношу свои доходы, расходы. Соответственно, я смотрю категории – на что потрачено столько, смотрю графики. Все должно быть визуально. Поэтому, честно вам скажу, меня, видимо… Я не тратил много денег тогда, когда мог тратить. Соответственно, у меня ничего не изменилось, когда был супергламур.



Елена Рыковцева : Так вы все это об отношении к женщинам, такую преамбулу…



Наталия Осс : И график попы у вас как бы какой-то… Вот мы хотим понять – какой?



Эдуард Неделько : Какая.



Елена Рыковцева : Неважно.



Эдуард Неделько : Легче показать, чем…



Наталия Осс : А, значит, есть график. Жаль, что нет с собой компьютера, о то Эдуард бы показал, к чему приводит график, какая картинка…



Елена Рыковцева : Как ученые полистали Playboy , так и он должен свой собственный семейный журнал полистать и тогда понять.



Наталия Осс : И понять, что сейчас актуально.



Эдуард Неделько : Мужчины склонны к промискуитету, соответственно, активны в этом вопросе. Они как раз выбирают так, чтобы были книги разных размеров и на разные темы – это блондинки, и брюнетки, и толстые, и худые, чтобы было интересно.



Елена Рыковцева : Ну, хорошо. Вы не хотите подхватывать эту тему. Зависимость кризисной ситуации от туловища…



Эдуард Неделько : Но подхватили вы абсолютно правильно, но, мне кажется, несколько сужены рамки такого понимания.



Елена Рыковцева : Расширяем. Александр, согласны ли вы с той мыслью, что давайте-ка радоваться тому, что есть. Пусть будет вот это новогоднее шоу. Вам он страшно надоело! Вот этот «Огонек». Казалось бы, уже тысячу лет одно и тоже. Но ведь вы же можете уже завтра этого лишиться. Завтра на это не будет денег. Поэтому давайте смотреть, что есть и радоваться вот этому продукту.



Александр Мельман : Ненавижу гламур просто до тошноты, честно вам скажу.



Елена Рыковцева : Может, просто само слово не нравится, а все что сопутствует – ничего?



Александр Мельман : Нет. Все, что вокруг этого и…



Наталия Осс : И поплатитесь, Александр, за это вместе со всеми нами.



Елена Рыковцева : Чего это вы угрожаете Александру?



Наталия Осс : Кризис.



Елена Рыковцева : А, ну – да, кризис.



Александр Мельман : При всем уважении к вам, то, что я услышал, как-то стало мне дурно. Дурно мне!



Эдуард Неделько : Да, я хотел бы прокомментировать. Действительно, лицо изменилось, выражение лица у вас как-то очень…



Александр Мельман : Да, мне как-то стало не по себе. Хотелось, если честно, убежать даже отсюда, но, думаю, из уважения к вам останусь.



Эдуард Неделько : Александр, скажите, а Королева английская – это гламур, протокол. Это вам тоже раздражает?



Александр Мельман : Нет, меня это не раздражает. Я просто хочу сказать, что я люблю ситуацию абсурда и фантасмагорию. Мне просто интересно, как мы здесь четверо - писатели, журналисты обсуждаем вот этих товарищей и говорим, что вот у них такие комплексы, а в детстве они были… Наверное, про нас можно рассказать гораздо более все интереснее.



Эдуард Неделько : То же самое.



Елена Рыковцева : Так не предложить ли нам нашим слушателям радоваться тому, что есть сегодня - в соответствии с Наташиной колонкой?



Александр Мельман : Да, если Наташину колонку интерпретировать на нормальный человеческий язык, то это, безусловно, абсолютная истина. Радуйся тому, что есть. Здесь другого ничего не придумано.



Смех в студии



Наталия Осс : Нуждается ли оно в таком прочтении – вопрос.



Александр Мельман : По-моему, дано, что называется нам свыше. Мы должны этим руководствоваться. Здесь ничего даже выдумывать не надо.



Елена Рыковцева : Не совсем так.



Александр Мельман : Именно так.



Елена Рыковцева : Не совсем так. Имеется в виду, что те вещи, которые я уже в третий раз говорю…



Эдуард Неделько : А мне нравится то, что Александр говорит. Он абсолютно правильно говорит. Спасибо Александру.



Елена Рыковцева : То, что раздражало вчера, вдруг может такое случится, что завтра нам будет этого не хватать, когда оно закончится в силу экономических причин? Может такое случится, что завтра вы попросите этого гламура, вы попросите этих Сосо Павлиашвили?..



Эдуард Неделько : Нет, подождите, если исторически, то вас раздражал, видимо, Леонид Ильич Брежнев. А сейчас очень приятно посмотреть фильм о нем.



Елена Рыковцева : Нет, мне сейчас тоже неприятно.



Александр Мельман : Нет, он не раздражал. Люди на кухнях смеялись и очень хорошо смеялись. Это все мы понимали.



Елена Рыковцева : Да, смеялись.



Александр Мельман : Просто если человек самодостаточен, то, что его так особо может раздражать, на самом деле?



Эдуард Неделько : Ой, как хорошо, как правильно!



Александр Мельман : Другое дело, что гламур напускается телевидением. Такой наркотический укол для людей, чтобы люди все это смотрели, и было хорошо, и они смеялись.



Эдуард Неделько : А можно по-другому смотреть. Что такое население у нас? Может быть, оно именно этого и хочет?



Александр Мельман : Безусловно.



Наталия Осс : Но люди хотят сказки, бесконечно хотят сказки.



Александр Мельман : Но телевидение это уже впрыснуло. Этим уже отравлено. Я ничего не имеют против населения. Это такой тренд во всем мире. Это нормально. Просто уже люди подсели, и это такой коллективный Кашпировский. Нужно смотреть и радоваться жизни, никуда не ходить на улицу. Это нормальное. Телевидение очень важную задачу перед собой ставит и, в основном, с ней справляется. Я рад за тех талантливых Эрнстов и всех остальных, которые это делают. Вот и все.



Наталия Осс : Вы поймите, это как раз, возвращаясь к этой теме, что там, Александр, вас так раздразнило, гламур есть некий символ финансового пузыря. Он символ вот этой кредитной экономики. Он символ Уолл-стрита процветающего. Собственно, это как надстройка. Это такая огромная почва дышащая…



Эдуард Неделько : Скажите, а как же 1929-1930 годы, когда появился весь джаз, когда как раз в момент кризиса…



Наталия Осс : Вырос аленький цветочек. Подождите. Это совершенно другая история.



Эдуард Неделько : Другая, да?



Наталия Осс : Мы сейчас посмотрим, что вырастет на этой почве. И вырос этот аленький цветочек в виде гламура. Сейчас этот цветочек сдувается. Действительно, ситуация опасна даже социальная. Почему? Потому что люди привыкли к этой сказке. Даже те, у кого не было сказки, мой приятель Антон Красовский, тоже, наверное, вам известный журналист, путешествовал по России. И там в каждой, извините, избе как икона – телевизор. А из этой иконы глядит лик Ксении Собчак. Вот вам новая национальная… К вопросу о звездах. И люди относятся… Она очень популярна. Люди ее любят. Вот вам ощущение.



Александр Мельман : Нет, люди ее ненавидят и любят одновременно.



Наталия Осс : Так же как и с гламуром, Александр. Это ваши ощущения, извините, я уж такой интерпретатор.



Александр Мельман : Нет, вы не правильно меня интерпретируете.



Наталия Осс : Ненавидеть и любить, потому что…



Александр Мельман : Я не могу ненавидеть и любить. Мне это просто противно. Не будем уже.



Наталия Осс : Так вы только что сказали, что любовь и уничтожение – это две части. А вообще любовь и ненависть – это две стороны одной медали.



Александр Мельман : Я говорю о массе, о народной массе вообще, как я ее понимаю, и то, что нам дает телевизор. Этот гламур, что называется, для бедных – то, что нам дает телевизор.



Елена Рыковцева : Ладно уж, тогда я под всем тем, о чем сказала Наташа, уже конкретными фактами подведу черту. Газета «Комсомольская правда», которую сегодня мы уже цитировали, провела опрос среди своих читателей. Кто больше всего вас раздражает? И дала им 40 фамилий на выбор. Первое место, возглавила список, Ксения Собчак. Сразу за ней расположились Анастасия Заворотнюк, Андрей Малахов, Евгений Петросян и Дмитрий Нагиев. Но, замечает «Комсомольская правда», если бы создавался список народной любви и популярности, мы не исключаем, что та же пятерка была бы в лидерах. Все это вещи, конечно, очень относительные.


Мы поздравляем хором наших слушателей с Новым годом! Желаем вам счастья! До новых встреч в этом году!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG