Ссылки для упрощенного доступа

logo-print



Дмитрий Волчек: В эфире специальная передача «Сценарии 2009-го». Непросто предсказать главные события начавшегося года. Еще сложнее – найти среди экспертов оптимиста. Политики, политологи, экономисты, журналисты и культурологи, которые согласились дать прогноз для этой передачи, говорят о том, что 2009-ый будет для России необычайно тяжелым годом. Эпоха относительного благополучия закончилась. Лидер Республиканской партии Владимир Рыжков в эфире Радио Свобода подвел ее итоги:



Владимир Рыжков: 2008 год подвел черту под определенной эпохой. Было восемь тучных лет, нефть дорожала все эти восемь лет, после чего произошел обвал, сейчас она между 30 и 40 долларами, если говорить о российской нефти, то есть обвал произошел в три, в четыре раза.


И мне кажется, что надо подвести черту под этой эпохой тучных лет. Сейчас люди, которые не подвержены промывке мозгов ежедневной через пятиминутки ненависти по первому и второму каналу, люди, которые в состоянии самостоятельно оценивать факты, они неизбежно придут к выводу, что вся стратегия последних восьми лет как внутриполитическая, так и внешнеполитическая потерпела крах.


И то, что сейчас Россия выглядит хуже всех в мире с точки зрения прохождения мирового кризиса, у нас самый большой обвал в мире, повторяю, фондового рынка, у нас самый большой в мире отток капитала из страны, мы быстрее всех теряем резервы. На сегодняшний день, если брать от максимума, который был в июле, мы потеряли почти 30% золотовалютных резервов - это самая стремительная потеря резервов. Полагаю, что у нас будет один из самых неприятных в мире спадов промышленного производства, это уже началось, в ноябре официальная статистика дала спад почти 11%, по декабрю он, видимо, будет еще более тяжелый. Мы являемся свидетелями банкротства вот этой конфронтационной внешней политики, которая проводилась последние годы. Неслучайно даже белорусы не признали, как на них ни давят из Москвы, не признали ни Южную Осетию, ни Абхазию.


Курс на госмонополии, курс на национализацию, курс на раздувание бюрократического аппарата, при Путине он вырос на 70%, курс на бесконтрольную бюрократическую власть, которая привела к десятикратному росту коррупции за последние 8 лет – это курс на банкротство страны, собственно говоря, чему мы сейчас являемся свидетелями.


То есть, на мой взгляд, 2008 год – это год краха и внешней политики Путина и его команды, и внутренней политики Путина и его команды. То, что это проявилось в 2008 году конкретно через формирование этого тандема, где есть старший, есть младшенький, проявилось через конфликт с Грузией и проявилось через ужасное прохождение Россией кризиса.


И сейчас настало время, к сожалению, России платить по счетам и, к сожалению, опять больше всего будут страдать люди, работники предприятий, жители провинции, по ним будет бить кризис, пенсионеры, ветераны, инвалиды. Они будут страдать за эту политику и за ее стратегические просчеты. И самое печальное, что они будут страдать, люди наши, плохо понимая причины страданий, плохо понимая истоки страданий и плохо понимая ту степень ответственности, которую несет политическое руководство страны за эти страдания.



Дмитрий Волчек: Считает Владимир Рыжков. Наступивший год будет сложным, и, по мнению социолога Бориса Дубина, к этим сложностям не готовы ни начальники, ни подчиненные.



Борис Дубин: Ожидаю поворотов достаточно неприятных и тяжелых и для большинства людей, а может быть и для каких-то общественных устройств. Причем к этим изменениям в общественных устройствах тоже отношусь двойственно, поскольку не все они хороши и могут сулить дальнейшие испытания. Но я очень боюсь, что не просто люди не готовы к тем испытаниям, которые их ожидают, но как бы те структуры, которые должны были бы людям помогать в этих испытаниях, вот они, мне кажется, совершенно не готовы. И поэтому испытания могут оказаться гораздо мучительнее, бессмысленнее и может быть дольше, чем по силам человеку. Я имею в виду не только экономические и финансовые вещи, хотя когда земля трясется, тоже ожидать особенно благостей не приходится. Я бы очень надеялся и хотел бы, чтобы хватило готовности, понимания и внутренней устойчивости для того, чтобы пережить это. Я думаю, что год будет очень и очень непростым в самых разных смыслах. К трудностям вроде бы россиянам не привыкать, они, можно сказать, с ними свыклись и с ними живут, со страхами своими, с бедами, с трудностями. Но к неожиданностям и к тому, что земля трясется, кажется, не привыкли, а может оказаться, что это будет так. Хотел бы надеяться, чтобы хватило на это сил. Если это прогноз, то в такой странной форме.



Дмитрий Волчек: 2009 год остается загадкой – уточняет политолог Святослав Каспэ



Святослав Каспэ: Вообще-то всегда, когда меня просят что-либо спрогнозировать, я цитирую фразу, которая рефреном звучит в фильме «Терминатор»: будущее не предопределено. Про наступающий год могу сказать, что во всех областях, в том числе и в области политической, будущее не предопределено особенно.



Дмитрий Волчек: Чем неопределеннее будущее, тем радикальнее сценарии, которые следует обсуждать. Один из них еще в ноябре предложил член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер. Послушаем фрагмент из его статьи, опубликованной в газете «Ведомости» и озаглавленной «Новочеркасск-2009».



В городе Н-ске произошло массовое высвобождение людей с местного градообразующего предприятия. Спрос на продукцию этого завода так и не восстановился до предкризисного уровня, деньги на поддержание оставшихся кадров тоже кончились. Вот и пришлось увольнять всех подряд. В Н-ске вдруг появилось несколько тысяч безработных людей, которые были бы согласны практически на любую оплачиваемую занятость (семьи-то кормить надо!), но и ее, оказывается, уже нет. Сжавшийся платежеспособный спрос населения привел к кризису н-ской розничной торговли. Выживают только небольшие торговые точки, торгующие самыми элементарными вещами — хлебом, крупой, молоком, дешевой колбасой, сухими супами. Одинокие старушки, стоя на улицах, пытаются продать выращенные на собственном огороде овощи. Появляются блошиные рынки. Воспитанные в страхе потерять теплые места в «вертикали власти» чиновники ждут указаний сверху. А в это время по федеральным телеканалам в перерывах между ледовым шоу и «Кривым зеркалом» сообщают «о некоторых наших затруднениях, спровоцированных американским экономическим кризисом». Среди людей, доведенных до отчаяния потерей даже самых примитивных жизненных перспектив, начинается брожение, которое стихийно перерастает в открытый протест. Жители Н-ска идут к местной мэрии, требуя от власти хоть что-то сделать. Растерянные чиновники разбегаются, опасаясь насилия. Милиция не вмешивается, но и не скрывает симпатий к «бунтовщикам», многие из которых соседи или даже родственники. Люди занимают покинутые чиновничьи кабинеты. Появляются стихийные лидеры, которые пытаются ввести события в организованное русло. Члены «Единой России» лихорадочно прячут в потайные места (а то и сжигают на газу) свои партийные билеты. Первые сообщения о беспорядках просачиваются через интернет и телефон в информационное пространство. О них сообщают «Эхо Москвы» и «Свобода». Федеральные телеканалы молчат. В высоких кабинетах царит легко объяснимая растерянность: идти на переговоры с собственным населением — это далеко не то же самое, что кричать в телефонную трубку: «Шамиль Басаев, ты меня слышишь?!» Применить силу? Только ее, оказывается, и нет. Местная милиция против своих горожан не пойдет. Прислать ОМОН? А если прольется кровь? Тогда пожар может полыхнуть дальше. Губернатор, понимая, что его все равно уволят за то, что он допустил ситуацию в Н-ске, подает в отставку. Обстановка в регионе обостряется. Спешно избранный по московской рекомендации местным законодательным собранием новый глава администрации прислан из другого региона. Новый губернатор публично объявляет о том, что один из банков «с государственным участием» готов дать льготный кредит для возобновления работы закрытого в Н-ске градообразующего предприятия. Жители Н-ска требуют, чтобы губернатор стал их заложником до момента исполнения данных им обещаний. Подобные волнения вспыхивают в М-ске…



Дмитрий Волчек: Борис Немцов, член политсовета созданного в декабре оппозиционного движения «Солидарность», считает подобный сценарий вполне реалистичным. Он убежден, что 2009-ый будет годом разочарования во власти и массовых протестов.



Борис Немцов: Власть работала в тепличных условиях, в условиях отсутствия реальных проблем и, наоборот, гигантский нефтяной дождь лился на эту самую власть. Власть, на мой взгляд, профнепригодна в работе в жестких кризисных условиях, поэтому требования отставки правительства Путина, на мой взгляд, будут повсеместными в ближайшие месяцы. Кто мог подумать, что по всей стране, особенно по Сибири, прокатится волна протестов по поводу всего лишь решения о повышении пошлин на иномарки? Кто мог в этом поверить? Кто мог поверить, что генералы в возрасте 70-80 лет выйдут на Пушкинскую площадь и будут жестоко задержаны омоновцами? Кто в это мог поверить? У нас в стране очень быстро развиваются события, когда люди теряют деньги и когда они видят, как меняются ценники и коммунальные прейскуранты. Очень быстро меняет сознание людей, гораздо быстрее, чем разъяснение о важности демократии и конкуренции. 2009 год будет годом разочарования в Путине и Медведеве и во власти, и будет годом социального протеста. Да, социальный протест не охватит всю страну сразу, не будет всеобщей стачки, хотя все этим может закончиться, но то, что локально там, где будут ущемляться права людей, то, что локально люди будут готовы к стихийным или организованным манифестациям, у меня нет никаких сомнений.



Дмитрий Волчек: Исполнительный директор Центра исследований и модернизации Европейского университета в Петербурге Владимир Гельман предвидит разочарование во власти. Быть может, дойдет до смены главы государства и модели управления?



Владимир Гельман: Восемь лет, пока у власти в стране юридически и фактически находился Владимир Путин, политическая система двигалась в сторону все большей и большей авторитарности. И авторитарные режимы в принципе очень плохо реагируют на экономические кризисы, гораздо хуже, чем демократические режимы. Некоторым режимам удается пережить эти кризисы и выйти сухими из воды, для российского авторитаризма, однако, есть существенная проблема. В течение всех этих 8 лет граждане поддерживали режим, постольку поскольку он улучшал их жизнь, сейчас ситуация иная и массовое недовольство, пока еще не столь существенное, будет нарастать и можно ожидать, что популярность нынешних руководителей страны, на сегодняшний день пока еще высокая, будет снижаться довольно существенно. Как это повлияет на поведение граждан, ожидают ли нас массовые протесты и как, главное, власти будут на них реагировать, в этом состоит нерв и интрига будущего года. Я не исключаю, что нас ждут довольно существенные проявления массового недовольства и вполне возможно, что власти могут прибегнуть, с одной стороны, к репрессиям по отношению к протестующим, а с другой стороны, возможно, используют эту ситуацию для существенных чисток в руководстве страны, потому что кто-то должен быть крайним назначен, и вполне возможно, что нас ждет и смена главы государства, и смена главы правительства, и может правительства в целом и, безусловно, существенные чистки на уровне региональных лидеров. Я надеюсь, однако, что все эти изменения вынудят власти к пересмотру той политической модели, которая сложилась в стране, и я не исключаю, что, скажем, в 2009 году российским властям придется пойти на политическую либерализацию.



Дмитрий Волчек: Выдержит ли система – размышляет политолог Лилия Шевцова:



Лилия Шевцова: Вступаем в очень сложное время. Ну что можно ожидать? Можно ожидать, что наше правящая команда попытается по инерции делать то, что она делала до сих пор. А если не будет получаться, то она уже показывает, на что она готова. Помните дальневосточный синдром и «Зубр», подмосковный ОМОН. Явно можно ожидать со стороны власти политики двоякого типа: с одной стороны поблажек, обещаний разного рода – зарплату повысим, обязательно социальные обязательства будем соблюдать. Хотя не могу представить, если производство падает, если экономика обваливается, то как государство сможет соблюдать свои обязательства? А с другой стороны, власть будет усиливать репрессивный синдром в отношении таких, скажем, говоруний, как мы с вами. Что же касается общества, то явно экономисты, причем хорошие экономисты, сделали свои прогнозы. Можно ожидать не только падения производства, но прежде всего усиление безработицы, повышение числа безработных. Можно ожидать инфляции до 13%. Можно ожидать, очевидно, социальных акций протеста. Кстати, сейчас происходит в день не менее 3, а иногда 12 акций протеста. Как эта система выдержит? Обратимся к Анатолию Борисовичу Чубайсу, он сказал - 50 на 50. Или же произойдет коллапс государственной системы - 50%, либо она каким-то образом выдержит. Но выдержать она может только при одном условии - при условии смены команды и смены правил игры.



Дмитрий Волчек: Лев Гудков, глава Левада-центра, считает, что выдержит и нынешняя конфигурация системы.



Лев Гудков: Я бы не сказал, что я жду каких-то радикальных изменений, будет расти напряжение, будет расти недовольство, но у власти есть достаточный ресурс поддержки этого общества, несмотря на кризис. Я думаю, что система в целом устоит.



Дмитрий Волчек: На сайте Grani .ru 30 декабря опубликована статья Андрея Пионтковского «Развилка 2009». Известный политолог предлагает два варианта развития событий в этом году. Вот первый сценарий, вероятность его реализации Андрей Пионтковский оценивает в 70%:



Победа национал-клептократов, чекистского "бункера" во главе с Путиным и его непосредственным бизнес-окружением (Сечин, Виктор Иванов, Чемезов). Сохранение в неприкосновенности воровской системы "капитализма для друзей". Беспощадное подавление социального протеста. Добровольно-принудительное исчезновение Медведева и возвращение Путина на пост президента (досрочные выборы или введение чрезвычайного положения). Зачистка всех потенциальных оппонентов с использованием новой безразмерной редакции статей УК о шпионаже и измене Родине. Фашизация идеологического поля. Атмосфера осажденной крепости. Дальнейшее "вставание с колен" и попытки "собирания земель русских" на постсоветском пространстве.


Историческая перспектива - крах максимум через 1-2 года, сопровождаемый распадом Российской Федерации.



Дмитрий Волчек: «Несостоятельность и нежизнеспособность сложившейся в России и губительной для ее будущего экономической и политической системы - путинской клептократии - уже очевидна всем российским экспертам, независимо от их идеологических пристрастий», - пишет Андрей Пионтковский



Андрей Пионтковский: Я не знаю, что будет политически - это очень трудно предсказывать в стране, где политически это выжженная пустыня. Есть столб, а на столбе корона, как писал великий поэт. А экономически я просто убежден, что эта модель, собственно у нас не капитализм, я бы назвал бюрократический феодализм, она принципиально не может выйти из кризиса. И скажем, неадекватность человека, стоящего на вершине этой вертикали, она все более и более будет ясна той бюрократии, которая отвечает за состояние страны. Да что мне говорить, госпожа Набиуллина сказала, что модель экономического развития, которой идет Россия, себя исчерпала.



Дмитрий Волчек: Генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков надеется, что кризис изменит сырьевую суть российской экономики.



Валерий Хомяков: Я надеюсь, по крайней мере, и другие эксперты надеются, что все-таки в следующем году, упав на дно этого кризиса где-нибудь в начале лета, пролежав на дне этого кризиса в течение всего лета, я надеюсь, что с осени будущего года у нас начнется подъем экономики, у нас начнутся все-таки значительно иные процессы, давно ожидаемые процессы, связанные с большей дифференцированностью нашей экономики, тогда может быть мы с вами будем жить в иной стране, чем живем сейчас, которая в основном была ориентирована на углеводороды, металлы и так далее.



Дмитрий Волчек: А экономист Евгений Гонтмахер (напомню – автор прозвучавшей в начале этой передачи статьи «Новочеркасск 2009») надеется, что власти выполнят свои социальные обещания



Евгений Гонтмахер: Есть, знаете, несколько критических точек, после которых наступает катастрофа. Первая точка сохранность вкладов – это последний рубеж, а второй последний рубеж – это пенсионеры. Если эти индексации, уже объявленные и вставленные в бюджет пенсионного фонда, не будут произведены, то это будет катастрофа. Потому что 37 миллионов человек, которые у нас являются пенсионерами, они это очень внимательно отслеживают. Поэтому, я думаю, в стране может быть сокращено все, но до этого все-таки в 9 году руки не дойдут.



Дмитрий Волчек: Научный руководитель Центра исследований и модернизации Европейского университета в Петербурге Дмитрий Травин не верит прогнозам Министерства экономики:



Дмитрий Травин: Прогнозы в основном экономические и, честно говоря, ни одного хорошего предложить не могу. Что касается развития динамики экономики, то мы входим в состояние рецессии и сегодня уже трудно надеяться, что в будущем году у нас хотя бы будет небольшой экономический рост, как прогнозирует Министерство экономического развития. По-моему, Минэкономики скорее занимается пропагандой, я больше доверяю тем экспертам, которые считают, что рецессия охватит весь 2009 год. Соответственно, на валютном фронте нас ожидает дальнейшая девальвация рубля, до какого уровня она будет осуществляться, конечно, спрогнозировать невозможно. Но пока что мы видим, что рубль стабильно проседает каждую неделю по отношению и к доллару и евро. Это продолжится, если вспомнить, что началось повышение рубля в свое время с курса примерно 32 рубля за доллар, а за это время инфляция в России была выше, чем в Соединенных Штатах все 8 лет, а сегодня обратное движение не довело доллар до 32, то страшно даже подумать, как может рубль упасть, если цены на нефть вдруг окажутся на уровне порядка 8 или 10 долларов за баррель. А самое страшное, если начнет рушиться по-настоящему банковская система. Девальвацию и рецессию мы худо-бедно переживем, а если нечем будет расплачиваться с населением за внесенные в банк депозиты, нечего будет выдавать и если банки не смогут поддерживать системы платежей, то это может грозить коллапсом значительной части экономики.



Дмитрий Волчек: Бывший премьер-министр, а ныне лидер оппозиционного Народно-Демократического союза Михаил Касьянов размышляет о динамике валютных курсов и судьбе рубля в 2009 году:



Михаил Касьянов: Безусловно, тенденция – это девальвация, плавная или не плавная, зависит от властей. Что девальвация неизбежна – это факт, я об говорил и год назад, и этим летом, и этот период наступил. Конечно, в следующем году при самом благоприятном сценарии, который не очень вероятен, что власти будут достаточно взвешенные действия предпринимать, при таком сценарии рубль будет 35 к концу года, а при наиболее вероятном 40 будет точно. Это я говорю грубо, нельзя о таких вещах, которые требуют детального анализа и подсчетов, но говоря о тенденции, то тогда примерно около 33-35, я думаю, что к середине года рубль будет.



Дмитрий Волчек: В этой передаче мы говорили о том, что принесет 2009-й России, почти не упоминая о других странах. Сделаем лишь одно исключение. 2008-й был крайне тяжелым годом для Украины: непрекращающаяся борьба ветвей власти и суровый удар кризиса во второй половине года. Бывший спикер Верховной Рады - Арсений Яценюк дает неутешительный прогноз.



Арсений Яценюк: Начну с грустного - это политический прогноз. Очень агрессивная политическая среда, которая сопутствует президентским выборам 2009 года, она будет присутствовать и каждый из политиков будет стараться сделать максимум для того, чтобы получить президентский пост. Я не исключаю разные сценарии развития событий, то есть это уже больше политтехнология, дабы привнести дополнительные бонусы для себя, будут принимать любые заявления и любые действия, которые касаются каких-то досрочных выборов кого-то. То есть моделирование этой ситуации будет. Основной удар и основной прицел – это 2010 год. То, что политики помирятся, я не верю, потому что это политическая борьба. Однако политическая борьба перешла в классическую стадию политической войны. Касательно экономики я не вижу возможности для получения роста валового внутреннего продукта, и к сожалению, те оптимистические прогнозы, которые предложило правительство, было бы очень хорошо, если бы они были реализованы, но есть у меня глубокие сомнения, мое чувство - падение валового внутреннего продукта может составлять от 3 до 5%, опять же в зависимости от внешней конъюнктуры. Будет зависеть от того, как прореагирует внешний мир. Если внешний мир оживет, то мы во втором полугодии 2009 года можем почувствовать улучшение ситуации. И при любых обстоятельствах необходимо правительству, какое бы это ни было правительство, техническое, не техническое, действующее или новое, необходимо понять, что страну нельзя превращать в руины. Это, кстати, не даст сделать народ. Так что прогноз и политический, и экономический не очень радужный, но все зависит от нас, все в наших руках.



Дмитрий Волчек: 2009-й начался с очередного газового конфликта между Москвой и Киевом. Бывший министр экономики Украины Владимир Лановой делает такой вывод:



Владимир Лановой: В Украине начинают понимать все, и обычные люди, и высокие деятели государственные, что нам надо очень жестко сокращать потребление газа, поскольку монополистическая позиция России в отношении продажи газа в Украину не вписывается ни в какие формулы, ни в какие компромиссы, ни в какие соглашения. Поэтому очень срочными методами будут переходить украинские предприятия на другие виды топлива.



Дмитрий Волчек: Бывший руководитель ВГТРК и телеканала ТВЦ Олег Попцов считает, что 2009-ый будет сложным годом – точно так же, как и все предыдущие.



Олег Попцов: Да, 2009 год будет трудным. Но нас должно успокаивать, что у нас ни одного года не было легкого. Это будет непростой год, - говорим мы всегда. Но раз у нас есть такая традиция, значит мы сумеем пережить легче 2009. Потому что 2008-й был непростым, 2007-й был непростым. Поэтому, прежде всего, первое - надо собраться силами и этот год успешно пережить. Во что бы ни стало желаю всем выстоять в этот непростой год. Если у человека нет надежды, если он не верит в свет в конце туннеля, он безнадежен. В легких условиях может справиться с любой задачей дурак, в трудных человек собранный, уверенный в себе, а собранность и уверенность в себе дает человека деятельного и талантливого. Поэтому я желаю в 2009 году, несмотря ни на что, проявить свой талант, свое дарование, свое умение выстоять и идти вперед. С новым годом вас. Будьте счастливы, успешны. Да будет предрасположена к вам судьба.



Дмитрий Волчек: Политолог Сергей Рыженков предсказывает расцвет оппозиционных движений в 2009 году



Сергей Рыженков: Прогнозировать в таких режимах, как у нас, практически невозможно, потому что, что взбредет в голову, аккуратно если выражаться, лидерам, то и будет. Но идет серьезное, как сейчас говорят, переформатирование оппозиции и, возможно, что в следующем году это приведет к расцвету, как ни странно, всяких оппозиционных маленьких движений, что либо вызовет реакцию бить по голове, либо будет допущено. Мне кажется, интрига следующего года политическая, она с этим связана.



Дмитрий Волчек: Владимир Жириновский считает, что кризис – такое уже бывало прежде – принесет успех его партии



Владимир Жириновский: 1 марта выборы, я думаю, что выборы будут показательными, кризис обостриться, я думаю, не сможет так много голосов получить «Единая Россия». Оппозиция будет получать больше голосов, возможно, будут выступления наших граждан. Желательно, чтобы это проходило в мягком режиме, чтобы не было нигде жертв, чтобы спокойнее было, чтобы все-таки нам не довести дело до жестокой формы любого кризиса, как болезнь. Чтобы не было паралича всей страны, экономики, потому что статистика говорит, что уже 20% останавливается всей экономики. Некоторые предрекают вообще определенный коллапс промышленный, будет типа вариант катастрофы. Будем голодные, холодные, что будем делать? Биться друг с другом на улицах. Вот этого не надо, давайте постараемся предотвратить, поэтому давайте под знамена ЛДПР.



Дмитрий Волчек: Можно ли предположить, что кризис станет детонатором кардинальных политических перемен в России? Продюсер и журналист Александр Липницкий предчувствует смену режима:



Александр Липницкий: Я ожидаю в случае, если экономисты правы и кризис будет развиваться так, как прогнозируют, будут большие бедствия, я ожидаю смены нашего политического режима в лучшую сторону, и надеюсь, без каких-то страшных потрясений, потому что когда корабль абсолютно пуст и не имеет никаких механизмов управления, первая же буря его просто сметет. Я имею в виду государство, а не Россию в целом.



Дмитрий Волчек: А историк Игорь Долуцкий видит народный протест так:


Игорь Долуцкий: Я вот на что надеюсь, что в следующем году президента и премьер-министра забросают не иракскими ботинками, а русскими кирзовыми сапогами.



Дмитрий Волчек: Писатель Владимир Сорокин тоже не исключает революционного развития событий.



Владимир Сорокин: Волна еще только-только сверкнула на горизонте. Мы видим хронику, как в Индонезии немецкая семья, увидев отхлынувшее море, решили прогуляться по этому берегу, потом они снимают на видео приближающуюся волну - это было собственно последнее, что они сняли. Все-таки надеюсь, что этого не будет. Но то, что на нас надвигается довольно серьезно. С другой стороны, обнадеживает долготерпение нашего народа. Как вы знаете, самая распространенная русская фамилия не Иванов, а Смирнов. Это многое объясняет. Наши смирные люди до какого-то предела все это перенесут, хотя все может быть. Смирновы Смирновыми, смирные люди, но до какого-то предела. Когда наступает этот предел, когда раствор социального долготерпения становится уже перенасыщенным, образуются кристаллы, тогда уже собственно делать нечего, тогда народ будет представлять собой эту самую волну, которая будет надвигаться. Когда русский народ выходит на улицу, то правительству останется лишь, переодевшись в женское платье, как Керенский, просто бежать. С этого начинаются все революции.



Дмитрий Волчек: Самый зловещий прогноз от психолога Сергея Ениколопова – он предвидит массовые убийства



Сергей Ениколопов: Мне кажется, что мы должны быть готовы к росту насилия, насилие обычное и аутоагрессия, то есть суициды, всевозможные уходы. Мне кажется, что у нас появится такая форма преступлений, которой у нас пока еще не было, это то, что у американцев называется массовые убийства. Это не означает геноцид или прочее, а просто расширенное убийство людей, которые человек уволенный, человек, потерявший жилье или еще что-то, воспринимает как виновников. Обычно как раз страдают чаще всего сотрудники отдела кадров, охранники. То, что происходит в Америке, когда молодые ребята начинают расстреливать сотрудников университета или приходят на работу и сводят свои счеты с работодателями. Мне кажется, что может появиться у нас, то есть во всяком случае нужно быть к этому готовым.



Дмитрий Волчек: Философ Алексей Пензин выражает легкую надежду на то, что на смену нынешнему цинизму – благодаря кризису могут придти абстрактные ценности.



Алексей Пензин: Сейчас в ценности никто не верит, сейчас верят или в силу, или в деньги, такие простые вещи, ресурсы. И возможна ли опять некая ценностная позиция, когда человек в таких условиях будет говорить о том, что на самом деле ни деньги интересуют, меня интересует свобода, допустим. Если такое становит возможным, будет интересно. Или справедливость, что для меня еще более важный лозунг.



Дмитрий Волчек: Философ Елена Петровская предчувствует, что 2009 год будет не лучшим для российских гуманитариев.



Елена Петровская: Если говорить, имея в виду область знаний, я думаю, здесь нас тоже ждут определенные испытания. Испытания для гуманитариев, для бюджетников, для людей, которые вписываются в определенный горизонт идеологических ожиданий со стороны власть предержащих, что, естественно, требует какой-то реакции. Я думаю, что нам нужно будет многому учиться в наступающем году.



Дмитрий Волчек: Искусствовед Анна Чудецкая предвидит экзистенциальную перетряску.



Анна Чудецкая: Нам придется многому учиться. Конечно, мы стоим на пороге очень жесткого периода. Но вы знаете, у меня есть и какое-то внутреннее чувство, что что-то будет занимать свое место, что мы сможем расставить на места какие-то очень важные вещи. И многие части нашего существования сегодня очень раздуты и занимают гораздо большее место, чем может быть им следовало занимать. Я имею в виду и просто даже свою личную жизнь. Поэтому вот это внутреннее какое-то желание и знание, что этот вызов мы сможем принять, у меня тоже есть.



Дмитрий Волчек: Литературовед Глеб Морев предсказывает благодатные времена для культуры.



Глеб Морев: Мы в такой точке находимся, по-моему, очень неблагодарной для прогнозов. Как примерно в году 90-м или 91-м даже. Поэтому явно, что заканчивается эпоха так называемой стабильности, дальше все будет нестабильно. Время нестабильности тяжело прогнозируется. Понятно, что непонятно, что будет с экономикой, понятно, что непонятно будет с политикой, которая тесно с этой экономикой связана. Ясно, что те конструкции, которые выстраивались в обстановке стабильности, они в обстановке нестабильности работать не будут и могут обрушиться. Как мы все не оказались погребены под обломками или задеты обломками этой конструкции, этого хотелось бы избежать, конечно. Думаю, что для культуры это время будет благодатным, как всякое время живой жизни, как всякое возвращение какой-то остроты времени, остроты и разряженности в атмосферу. Но всем известно, что благодатные времена для культуры не всегда являются благодатными для носителей этой культуры и для реципиентов, так сказать. Но этот парадокс мы не в силах разрушить.



Дмитрий Волчек: Одним из главных сюжетов в мире современного искусства в прошлом году стало вызвавшее большие споры вручением премии имени Кандинского. Искусствовед Давид Рифф ожидает продолжения раскола и размышляет о том, что произойдет после краха художественного рынка.



Давид Рифф: Я думаю, что в следующем году в области искусства произойдет раскол, поляризация довольно сильная между теми, которые встроились в вертикаль власти сейчас, которые готовы отстаивать некую властную глянцевую эстетику, и между теми, которые настаивают, что искусство - это больше, что искусство имеет в политической жизни очень важное место, что искусство может много в политической жизни дать. Как этот раскол развивается дальше, мы не знаем. Это может быть, что это все будет как и в политической ситуации, и в художественной просто замалчиваться, ничего не остается, а наоборот может быть расцвет разных позиций и это очень хорошо. Потому что тухлая жизнь, которая была за прошлый год, кончилась, началась какая-то совершенно новая эпоха. Но просто непонятный вывод и результат совершенно непонятный, непредсказуемый. Но как вы знаете, художественный рынок рухнул вместе с остальными рынками, то есть идет мощная переориентация у художников, они пытаются или спасаться, условно говоря, договариваясь с властью, или пытаются формулировать то, во что они верят или то, что готовы отстаивать и даже без денег. То есть такой прогноз.



Дмитрий Волчек: Литературовед Ирина Каспэ считает, что присуждение в 2008 году премии Букера Михаилу Елизарову может свидетельствовать о переменах в литературном мире

Ирина Каспэ: Наступает какая-то переоценка возможностей коммуникации внутри арт-сообщества. Могу ли я подавать руку имяреку при том, что имярек фашист, но в то же время мой большой друг. Интересно, что литературное сообщество в момент переоценки прошло несколько лет назад в связи со скандалом вокруг раскрутки прохановского романа «Господин Гексоген» и его лоббирования на премию Нацбестселлер. В этом смысле получение более официальной премии, чем Нацбест, получение Букера Елизаровым какой-то некий круг замыкает. А там где замыкание круга, в то же время есть что-то обещающее в дальнейшем. Может быть будет что-то другое, с этим мои надежды на следующий год и связаны.



Дмитрий Волчек: Кинокритик Ян Левченко прогнозирует падение кинопроизводства и расцвет кинопроката



Ян Левченко: Все уже хорошо знают, что ждет отечественную киноиндустрию, даже если откуда ни возьмись возьмутся какие-то большие деньги. Потому что процесс реакционный, очень долгий, с большим производственным циклом и ясно, что прогнозируемое падение производства совершенно очевидно, и никто его не сможет предотвратить. А при этом в кино будут ходить много, а значит будут смотреть западные фильмы и может быть среди прочего будут появляться хорошие фильмы, а не только крупноформатные, масштабные, с большими рекламными кампаниями, для проката которых требуется задействовать половину всех российских залов. Так что кино останется очень важным развлечением, потому что это не очень дорого, это можно себе позволить, вместо того, чтобы по клубам таскаться и деньги пропивать, можно будет в кино сходить, посмотреть чего-нибудь, попкорн поесть.



Дмитрий Волчек: Дмитрий Месхиев говорит о том очищении, которое может принести кризис кинематографу



Дмитрий Месхиев: Конечно, сейчас будет значительный спад какое-то время, конечно, будут сложности. Но, во-первых, это не катастрофа, я считаю. Во-вторых, у нас есть очень важные плюсы в этой ситуации. Потому что мы можем придти наконец к рентабельным бюджетам на кино. Если бюджеты снизятся на 50-60%, они станут рентабельными для кино и телесериалов. Мы делали нерентабельное производство. Это первый очень важный момент. Второй момент: из-за огромного количества продукции в основном телевизионной, которую снимали, кинопродукция имеется в виду, сериалы и так далее, в нашу индустрию, именно индустрию, как профессиональную среду попало огромное количество непрофессиональных людей. Начнется ротация, я надеюсь, что начнутся первые шаги к возрождению профессионализма особенно во втором звене. Я надеюсь, что начнется возрождение профессионализма и в первом звене. Потому что сложно прочесть список существующих ныне кинорежиссеров. В самые роскошные времена социализма в нашей стране не было такого количества кинорежиссеров, людей, которые себя так называют. Поэтому эта два очень важных момента. Более того, третий – мы научимся экономить. Потому что последние полтора-два года, на мой взгляд, была некоторая оголтелость в разбрасывании киноденег, в попытках сделать богаче и дороже, в каких-то грезах, что мы какой-то русский Голливуд. Мы не русский Голливуд и не тот Голливуд, и не этот Голливуд, нам надо научиться экономить деньги. Там это делать очень хорошо умеют. Вот это тоже очень хороший плюс. Конечно, будет очень трудно.



Дмитрий Волчек: Критик Михаил Ратгауз упоминает некоторые киноожидания года



Михаил Ратгауз: В кино ожидается спад, кинопроизводство остановилось, как известно. Но тем не менее, кто-то что-то снимает. Я, например, жду фильм Бориса Хлебникова новый, называется он «Сумасшедшая помощь». Говорят, хороший, я слышал. История как обычно меланхолическая, история из жизни гастрабайтеров. Будет фильм «Мишень» Зельдовича, если он доснимет, мне кажется, тоже интересный. Я его жду, во всяком случае.



Дмитрий Волчек: Кинокритик Мария Кувшинова надеется на расцвет независимых культурных проектов



Мария Кувшинова: Мне кажется, что сейчас впервые за многие годы у нас снова появилась возможность обольщаться. Мы сейчас снова находимся в такой точке неопределенности, в которой умом ты понимаешь, что может быть будет еще хуже, но сейчас есть возможность думать о том, что может быть изменится в какую-то лучшую сторону в общественном климате, я имею в виду. Поэтому, мне кажется, что возможно наконец начнут появляться независимые некоммерческие вещи не отдельными взбрыками и всплесками, а просто высвободится какое-то количество энергии, что люди просто не будут озабочены бесконечным зарабатыванием денег и работой на пяти работах, потому что этих пяти работ у нас не будет. Может быть будет появляться что-то по-настоящему альтернативное и в кино, и в музыке, и в средствах массовой информации, что-то внесистемное, то, для чего не нужно одобрение Первого канала и маркетинговой поддержки.



Дмитрий Волчек: Культурный расцвет в провинции предрекает искусствовед Анатолий Голубовский



Анатолий Голубовский: Я не жду от 2009 года культурных прорывов, культурных взрывов, каких-то масштабных проектов. Хотя, с другой стороны, мне кажется, что одним из самых масштабных проектов может стать какое-то движение в сторону ликвидации культурной обездоленности всей страны, кроме Москвы, Питера и других столиц.



Дмитрий Волчек: Издатель Никола Охотин считает, что год будет благоприятным для некоммерческого книгоиздания.



Никола Охотин: Надеюсь, что пойдет тренд в эту сторону и начнут люди покупать больше хороших книжек. Потому что крупные издательства начнут явно из экономических соображений урезать свои ассортиментные планы и выпускать только коммерчески оправданные вещи, то есть попсу, а нормальные издательства начнут выпускать что-то более приличное.



Дмитрий Волчек: Культура в этом году будет еще больше политизироваться – предсказывает поэт Мария Степанова.



Мария Степанова: Видимо, культура сейчас начинает менять места. Последние эн лет она упоенно разглядывала свой собственный хвост. Сейчас она становится чем-то другим, она становится социально заряженной, она становится полноценным инструментом социальной диагностики. И те культурные поля, которые это еще не затронуло, они кажутся подозрительно пустынными. Я думаю, что это главное, что произошло в этом году. И то, что может продолжаться, но просто другого выхода нет, в следующем. Культурное высказывание становится политическим.



Дмитрий Волчек: Театровед Алена Солнцева уповает на разум, но не надеется на его победу.



Алена Солнцева: Отличительной чертой того, что происходит сейчас, мне кажется, является непредсказуемость. У меня сложилось ощущение, я очень активно пыталась понять, что происходит, что никто не может предложить ни одного единого общего объяснения для происходящего. Происходит что-то очень большое, мне кажется. Я бы назвала это симвализационным кризисом. Поэтому, мне кажется, что от нас просто потребуется какая-то мобилизация, и я бы очень хотела надеяться, что для тех перемен, которые нас ждут, потребуются лучшие качества и прежде всего осмысленность и разум. Я не верю, что разум победит, он никогда не побеждает, но он всегда старается это делать. И мне кажется, что и дальше ему удастся сохранить какой-то баланс. Усилия необходимы, давайте сделаем усилия.



Дмитрий Волчек: Арт-критик Ольга Кабанова ждет нового экзистенциального переосмысления бытия.



Ольга Кабанова: Идут тяжелые времена, может быть даже в следующем году они будут не самые тяжелые, но они, конечно, потребуют внутренней мобилизации людей, их внутренних ресурсов, их действительно ума, их сердца, их способности переживать трудности, которые, мне кажется, бывают посильнее, чем падение нашего личного благополучия. И я надеюсь, что культура в ее экзистенциальном смысле поможет искусству и пережить эти времена, и разобраться в себе, и разобраться в системе ценностей, которые, мне кажется, в последнее время как-то сильно девальвировались и упростились. Это касается не только нашей страны, конечно, а это действительно цивилизационный кризис и касается всего западного мира.



Дмитрий Волчек: Поэты Лев Рубинштейн и Юлия Идлис отказываются давать прогнозы. Только пожелания.



Дев Рубинштейн: Я большой нелюбитель всяческих прогнозов, потому что опыт моей жизни показывает, что прогнозы редко сбываются. Поэтому я нечто вроде пожелания скажу, причем оно будет сугубо частное. Я надеюсь, что в ближайшее время ни со мной лично, ни с моими близкими, ни с моими многочисленными друзьями не случится ничего дурного как минимум, потому что мы уже настолько прекрасны, дай бог, чтобы хуже не было.



Юлия Идлис: Прогнозировать сейчас довольно трудно просто потому, что у нас нет входных данных для того, чтобы делать какие-то прогнозы. А пожелания… Мне действительно очень хочется, чтобы в будущем году все задумались о деньгах, потому что мне кажется, что это всем позволит задуматься о душе наконец-то. Для России это как такой способ: мы думаем о душе через что-то другое. Пусть в следующем году чем-то другим станут деньги.



Дмитрий Волчек: Слушателей Радио Свобода поздравляет и публицист Алла Гербер.



Алла Гербер: Я знаю, что год будет тяжелым, понимаю это, уже все об этом говорят, даже повторяться не хочется, и о кризисе неудобно говорить, слово, которое навязло в зубах. Тем не менее, будет тяжелый год. Но ведь жизнь подарок, и каждое утро, когда мы встаем, надо радоваться этому подарку, благодарить Всевышнего, природу, родителей, что мы есть, что мы живем и относиться к этому как единственному шансу просуществовать на земле, никакого другого у нас нет. Что будет там, мы не знаем. Поэтому я думаю, что мы должны не отчаиваться, не роптать, не канючить, не ворчать, не ненавидеть всех и себя прежде всего, к сожалению, часто тоже человек отчаивается, начинает не любить и других, и себя, потом опять других и в этом клубке он задыхается. Я вас очень прошу, будет трудно, будет может быть темно, но все равно луч света всегда есть, и свет есть в конце туннеля. Всегда в это верили лучшие умы, лучшие люди. Это вдохновение жизни, оно должно вас коснуться. Это прикосновение должно вам дать надежду, если не все будет хорошо, но что-то обязательно будет.



Дмитрий Волчек: А политик Иван Стариков напоминает нам, что наступил год быка.



Иван Стариков: Я как заслуженный животновод хочу сказать, что бык при своем грозном и свирепом виде очень добродушное теплое животное, которое несет удачу. Я убежден, что все мы вместе, россияне, преодолеем эти тяжелые времена, переживем и все у нас будет хорошо. Потому что и не такое, что называется, переживали и придут другие времена. С новым годом вас, дорогие радиослушатели Радио Свобода!



Дмитрий Волчек: Будем надеяться, что самые мрачные прогнозы, прозвучавшие в этой передаче, не сбудутся и желаем вам всего самого доброго в новом году.









XS
SM
MD
LG