Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги минувшего года глазами россиян


Вероника Боде: Здравствуйте, дорогие слушатели. С Новым годом вас!


Сегодня наша тема – итоги минувшего года глазами россиян. Чем запомнился год? Кого называют «человеком года»? Чего ждут от года наступившего?


У нас в гостях – директор Аналитического центра Юрия Левады Лев Гудков.



Лев Гудков: С Новым годом!



Вероника Боде: Наши слушатели на форуме в Интернете отвечали на вопрос: чем запомнился вам 2008 год? И я начну с этих сообщений.


Родион из Владимира: «Год в целом хороший. В России, как и во всем мире, происходит то, что изменить не в силах никто из властей предержащих».


Геннадий из Вены: «Позором России перед всем миром за вероломное вторжение в Грузию и нарушение всех международных правовых норм».


Имярек из города N : «В уходящем году Россия вновь стала «бряцать своим оружием», возобновились дальние полеты стратегической авиации, дальние рейды российского флота, была устроена «войнушка» в Грузии».


Ира пишет: «Год под знаком «спецоперации» по назначению преемника с целью «подержать власть»... пока».


Вячеслав из Москвы отмечает события личные: «Два раза был за границей - в январе покатался на лыжах, а летом с семьей ездили в Прагу».


Константин: «Господа, пожалуйста, побольше позитивных воспоминаний, так как в 2009 году позитивных воспоминаний станет еще меньше».


Вот такой пессимизм, Лев Дмитриевич, - насколько он вообще свойственен россиянам?



Лев Гудков: Вообще-то, свойственен, да. Потому что год был трудным и очень противоречивым. Начался он под звуки фанфар и триумфа административного ресурса, победой «Единой России» и выборами президента Медведева, опять же, инаугурация Медведева, а потом назначение Путина. И, в общем, торжество России, встающей с колен. Вот идеологическая трескотня была, которая занимала все первые полгода, вплоть до начала войны. А война с Грузией переломила ситуацию, хотя руководство страны получило довольно значительную поддержку. Но одновременно и начались тревоги по поводу разрастающегося мирового кризиса, который с осени начал чувствоваться и в России. И стремительность падения оптимизма и ожиданий, что все будет хорошо, что все будет лучше и лучше, - она чрезвычайно примечательна. Начиная примерно с октября, настроение россиян стало очень быстро падать. А особенно в этом смысле переломным был ноябрь, когда резко, я бы сказал, упали все оценки, ожидание стало скорее пессимистическим, люди действительно перестали ждать продолжения этого курса на подъем, на улучшение ситуации. И, в общем, восчувствовали, что называется, и стали готовиться к кризису, в самом худшем смысле слова. То есть поползли слухи об увольнениях, о сокращении зарплат. И действительно, многие (примерно 7-8 процентов работающего населения) почувствовали это на себе. То есть либо им сократили зарплату, либо идут сокращения штатов. А это действительно вызвало такую волну. И поскольку весь опыт сзади у людей, то волна пессимизма действительно накрыла страну.



Вероника Боде: Я предлагаю послушать голоса россиян. «Каким был для вас 2008 год?», - на вопрос корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской отвечают петербуржцы.



- Тяжелый год - ушли друзья, неожиданно ушли. Артистов сколько у нас богатых ушло неожиданно. А сейчас каждый год для нас, пенсионеров, тяжелый.



- Ой! И тот год был тяжелым, а этот будет еще тяжелее.



- Хорошим, как и для всех.



- Никаким.



- Средним. Даже не помню. Ну, високосный год, он всегда такой немножко...



- Нормально. Все удалось, что хотела.



- Замечательный год, полный открытий и успехов в учебе, например, и в работе. Со своей девушкой познакомился. И вот сейчас у нас хорошие отношения. Я очень счастлив.



- Вполне удачный год. Я в этом году оканчивала школу, поступила в Лесотехническую академию имени Кирова. Пришлось поработать, в принципе. Но каких целей хотела, тех и добилась.



- Неудачный год – не достигнуты цели. Хотелось бы любви.



- Мы сына женили. Красивая, добрая, трудолюбивая, очень хорошая девочка.



- Было плохо. Високосный все-таки год-то. Плохой, по идее. Кризис-то все-таки наступил.



- Непростым, но интересным. Ну, успела купить квартиру.



- Довольно тяжелый год, знаете ли, в финансовом смысле.



- Как любой другой год: хороший, веселый.



- Веселый-то, конечно, он веселым выдался. И взрослее стали за этот год, и интереснее стало жить.



- Все нормально, все удачно, все счастливо.



- Сложным. Много чего ушло... Машину украли. Високосный год. Деда я похоронил. Это сложный год: и хороший, и плохой. Много чего хорошего... Другую машину купил, денег заработал, за границу съездил, на море был. Сложный год: и хороший, и плохой.



Вероника Боде: Лев Дмитриевич, а как в целом россияне оценивают год?



Лев Гудков: Вы знаете, довольно противоречиво. 46 процентов лично для себя считают год удачным, 32 процента – неудачным. 29 процентов говорят: «Ну, слава Богу, что ничего плохого не случилось, и на этом спасибо». В целом баланс вот такой примерно. Если в целом, не для себя, а для страны, то большинство опрошенных нашим Центром считают, что год такой же, как всегда. 60 процентов так считают. А это значит, что, вообще говоря, вся сфера политически значимых, общественных событий вытеснена из сферы обсуждаемого. Поскольку мы имеем дело все-таки с очень управляемым общественным мнением, то все беспокоящие события оттеснены, вытеснены из поля внимания. Остается только то, что в памяти россиян. И остается только то, что отметило, собственно, российское телевидение. А если брать структуру важнейших событий, то это смерть патриарха, это война российско-грузинская, это избрание Медведева и, на четвертом месте, финансовый кризис.



Вероника Боде: И, тем не менее, насколько я понимаю, достаточно большое количество россиян отмечают, что год был хуже, чем предыдущий, и так уже довольно давно не было – с 1998 года.



Лев Гудков: Ну, это вот и есть, собственно, последствия последних месяцев, последствия кризиса. Уменьшились доходы, встала угроза увольнения, отказа от намеченных планов, ну и обычные события, связанные с обычной человеческой жизнью. У кого-то умерли родственники, кто-то подвергся нападению или ограблению – и таких много, примерно 6 процентов. То есть повседневные проблемы жизни.



Вероника Боде: Продолжу читать сообщения от слушателей: чем запомнился год?


Алекс пишет: «Ложь и бездарность руководителя; неспособность «великого русского народа» бороться за настоящее и будущее; попрание властью Конституции и законов; продажность и трусость СМИ».


Николай Кузнецов из Москвы: «2008 год запомнился резким увеличением числа желающих устроиться на работу, не имеющих ни должной квалификации, ни даже желания активно работать и овладевать необходимыми навыками, но серьезно озабоченных лишь получением высокой зарплаты».


Слушатель, который подписался «Père Noël»: «Запомнился тем, что ослиное терпение у глухонемого Герасима стало сдавать. Пример тому - Дальний Восток. Надеюсь, что от летаргического сна проснется и вся Россия. Grand bonjour Немцову. Браво, что есть «Солидарность»!».


Макс из Берлина: «Появлением в центре Берлина нищих из Восточной Европы и тотальным падением жизненного уровня в ФРГ».


Ира: «Итогом года явился циничный ответ власти на прошение россиян о помиловании многодетной матери с сомнительной виной. Досрочное и постыдное освобождение насильника и убийцы перечеркнуло все надежды на будущее».


Лев Дмитриевич, у вас есть какие-то данные по этому поводу?



Лев Гудков: Вы знаете, как раз эти события практически не попали в поле внимания россиян.



Вероника Боде: То есть ни Бахмина, ни Буданов...



Лев Гудков: Всю историю с Бахминой упомянули только 0,5 процента населения. И это несмотря на Интернет, несмотря на почти 100 тысяч подписей. И то, что все-таки некоторые газеты и радио, конечно, об этом писали и говорили.



Вероника Боде: А чем вы это объясняете?



Лев Гудков: Во-первых, отсутствием сочувствия, честно сказать, довольно сильной деградацией человеческой в нашем обществе, отсутствием человеческого участия, и это самое главное. А во-вторых, то, что все-таки эти темы не попадали на главные наши каналы консолидации общества – это телевидение, и власть старалась замолчать это либо как-то дискредитировать это, выпуская совершенно другие голоса, обвинявшие Бахмину в преступлениях, и прочее, прочее, акцентировавших равноправие... Если помните, как говорила Арбатова: «Все преступники сидят. А почему для этой женщины должны делать исключение?». Вот равенство в насилии – это тоже очень важная черта: всех уравнять, всех утопить, подстричь под одну гребенку.



Вероника Боде: «Какие политические события в России повлияли на вашу жизнь в ушедшем году?», - на вопрос Радио Свобода отвечают жители Екатеринбурга. Их записала наш корреспондент Дарья Здравомыслова.



- Никак. Я на них вообще не обращаю внимания. Все равно большинство живет в какой-то убогости.



- Только Олимпиада. Ну и то, что омрачили грузины эту Олимпиаду.



- Нет, наши спортсмены же побеждали.



- Свой же народ начали «мочить». Открытие и нападение – это совпало. То есть это была продуманная акция.



- Повышение таможенных пошлин на новые и подержанные «иномарки». Особо актуальным это решение я бы назвала потому, что оно принято как раз в то время, когда сотни тысяч людей уволены или переведены на сокращенный рабочий день. Я планировала купить новую «иномарку». И мне очень сложно предсказать, куплю ли я себе долгожданную машину.



- Приход нового президента. Мы все беспокоились, что Путин уйдет в отставку, но он стал премьер-министром – и все осталось на своих местах.



- Я не особо рассчитывала на то, что что-то в лучшую сторону изменится после выборов президента. Я чувствовала просто, что будет хуже.



- На мою жизнь точно не повлияли выборы президента. И я готов отметить полуфинал «Евро-2008» для российских футболистов. Россия, как показали события кризиса, не стала сильнее.



- К президенту поменялось отношение, к его политике. Его твердость, его решительность – вот это нравится.



- Этот кризис пресловутый в головах. И южноосетинский конфликт, и Грузия, вмешательство решительное наших Вооруженных сил – это, конечно, чрезвычайно необычное явление. Так наши никогда не поступали. Наглость очень хорошая. Так и нужно.



- Финансовый кризис. Потом вот то, что происходит в южных странах, я имею в виду Грузию, что там вообще безобразие творится.



Вероника Боде: Лев Дмитриевич, попрошу вас прокомментировать услышанное.



Лев Гудков: Мы видим, что доверие к первым лицам и одобрение политики сохраняется. По нашим данным, оно тоже довольно высокое. И, прежде всего, конечно, поддержка действий российского руководства в этой войне и освещение всего этого конфликта – практически полное доминирование позиции официальных средств массовой информации.


Ну, и что еще выделяют слушатели из событий, так же, как и наши опрошенные, - это неполитические события. Это Олимпиада в Пекине, это всякого рода события, связанные с футболом, выход в полуфинал Чемпионата Европы – это расценивается примерно так же, как и избрание Медведева лидером России. Поскольку вот это событие последнее высоко ожидаемое, то оно и не рассматривается как особенно значимое. Ну, и что еще называют наши слушатели? Победа «Зенита» в Суперкубке Европы и разного рода катастрофы и бедствия – крушения пассажирских самолетов отмечали наши опрошенные и смерть знаменитых актеров, певцов, музыкантов и писателей. И, вообще говоря, это очень характерно для массового сознания – удержание значимости и ценности искусства или общественно значимых событий и явлений через ощущение утраты их. Это вот такой механизм, когда мы вспоминаем о значимости. Политических событий, опять-таки подчеркну, практически нет.


Из списка отмеченных нашими опрошенными событий я бы еще выделил только сокращение военной службы до одного года. На людей это произвело впечатление. Почти 20 процентов отметили это. Ну и, конечно, признание независимости Осетии и Абхазии, и вообще говоря, выход вот этого конфликта на международную плоскость и утверждение России здесь как империи, что очень нравится россиянам, и они в этом смысле одобряют руководителей страны.



Вероника Боде: А что нам говорит о россиянах такой выбор главных событий года?



Лев Гудков: Во-первых, то, что практически отсутствует какая-нибудь ответственность населения за происходящее и то, что у людей нет возможности влиять на события. Вся проблематика политики, общественной активности, участия в каких-либо делах вытеснена. Поэтому главные события (ну, если структурировать все происходящее) - это война и эстрада.



Вероника Боде: А то, что все-таки в списке года преобладают негативные события – аварии, скачок цен, смерть патриарха, военный конфликт – вот то, что запоминаются прежде всего и больше всего плохие, трагические события, - это некоторая общая закономерность или это россиянам свойственно так мрачно смотреть на жизнь?



Лев Гудков: Нет, это структура российского сознания, это организация исторической памяти и коллективного сознания. Мы помним, главным образом, то, что ужасает, то, что заставляет ощущать свою уязвимость, хрупкость своего существования, а не то, чего мы добились, что мы завоевали, заработали и чем мы можем гордиться. Как говорил Жванецкий, если весь опыт сзади, то мы и сравниваем нынешнюю жизнь с плохим. И вообще, в нашем Центре это называется «понижающий трансформатор», то есть сравнивать, всегда занижая планку происходящего. «Лишь бы не было войны», - вот универсальная формула. Можно терпеть, а раз худшего нет, то, соответственно, еще жить можно.



Вероника Боде: Сообщения от слушателей: чем запомнился год? Юрий из Мытищ: «Бесконечное нытье правительственных СМИ по поводу непослушной Украины. Верный признак ненавистной для КГБ демократии в этой стране. Дай-то Бог!!!».


Михаил Анучин из Красноярска: «В России продолжался путь к узакониванию авторитарной системы, что противоречит логике исторического развития мирового сообщества. А это чревато последствиями и, прежде всего, для граждан, и не только нашей страны».


Константин из Ленинградской области: «Это год начала перемен в нашей стране. Неизбежных перемен. Необходимых. Каких? Зависит от активных граждан, от нас. От того, в какое русло мы направим свою энергию! Поздравляю с Новым годом администрацию станции и всех слушателей. Удачи всем, всем позитива!». Большое спасибо, Константин.


Лев Дмитриевич, а что показало отношение россиян к событиям в Грузии, какие тенденции в общественном сознании обнаружило? (Тем более что это событие стоит на одном из первых мест среди событий года, отмечаемых людьми.)



Лев Гудков: На втором месте. Это усиление агрессивной ноты, я бы сказал, в политике, агрессивности всей системы сложившейся власти, утверждение ее в мире. Все-таки здесь есть одно «но». Эти события были значимыми и осознавались как значимые до наступления кризиса. Кризис резко поменял приоритеты. И тут даже тон российского руководства стал гораздо более мягким и прагматичным. Конфронтационные ноты все-таки ушли. А первая половина года действительно была отмечена вот именно нарастанием агрессии, нарастанием воинственности и все более и более милитаристским тоном заявлений первых лиц в государстве. И россиянам это нравится, потому что это воспринимается как возрождение России, восстановление ее доминирующей роли в мире, признание ее со стороны других стран как великой державы. Но я бы сказал, что все-таки это не реальное усиление, а это некоторые иллюзии, фантомы чисто внутренние, собственно, российского общественного сознания. Потому что Россия столкнулась в этом году с резким общим неприятием и осуждением ее политики на Кавказе. Хотя до изоляции все-таки дело не дошло.



Вероника Боде: «Человеком года», насколько я понимаю, называют Владимира Путина - по-прежнему, как и в годы его президентства.



Лев Гудков: Да. И уже, по-моему, пятый или шестой год так и идет. И рядом с ним практически никого нет, ну, если не считать Дмитрия Медведева.



Вероника Боде: Но, тем не менее, президент-то в России уже другой, а «человеком года» по-прежнему называют Владимира Путина.



Лев Гудков: Потому что все-таки люди считают, что власть находится, главным образом, у Путина, а Медведев – это все-таки клон такой Путина, это лицо, зависимое от Путина, несамостоятельное. Хотя и проводящее, в общем, тот курс, который выработал и проводит Владимир Путин.



Вероника Боде: Спасибо, Лев Дмитриевич.


И на этом мы завершаем на волнах Радио Свобода передачу «Общественное мнение». Большое спасибо всем, кто прислал нам сообщения.


XS
SM
MD
LG