Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активистам движения "Ночной дозор" вынесен оправдательный приговор


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Максим Ярошевский, Андрей Титов, Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин: Харьюский уездный суд Эстонии сегодня полностью оправдал лидеров общественного движения в защиту памятника советским солдатам в Таллине. Судья постановил, что оправдательный приговор вынесен в связи с отсутствием состава преступления. Четыре человека, находившиеся на скамье подсудимых, получат компенсации материальных затрат, понесенных в связи с пребыванием под арестом в ходе предварительного заключения.



Максим Ярошевский, Москва: На сегодняшнем заседании суда присутствовал корреспондент радио Свобода Андрей Титов.



Андрей Титов, Таллин: Обвинение требовало для подсудимых условного лишения свободы на срок от трех до четырех лет. Пошли разговоры о том, что это и есть наиболее вероятный исход, дескать, совсем оправдать нельзя, уж слишком много шума было вокруг этих беспорядков, но и реально посадить их тоже невозможно, уж слишком много говорилось о слабой доказательной базе и надуманности обвинения. Ни один из подсудимых свою вину не признал.


Максим Рева, едва поднявшись со скамьи подсудимых, заявил, что оправдательным приговором он ничуть не удивлен.



Максим Рева: Я не мог поверить, чтобы столь мудрый судья, как Виолетта Кываск, примет другое решение.



Андрей Титов: Такого же мнения придерживались и их защитники. По словам присяжного адвоката Леонида Оловянишникова, с любым другим решением суда ни он, ни его коллеги были бы не согласны.



Леонид Оловянишников: Все, кто меня знает, могут подтвердить, что я сказал, что это единственный приговор, который умный судья может вынести в данном деле.



Андрей Титов: Хотя еще накануне самый молодой из обвиняемых, 19-летний Марк Сирык написал в своем интернет-дневнике, что решение суда предопределено, подразумевая под этим отнюдь неблагоприятный для себя исход дела.



Марк Сирык: Да, удивили.



Андрей Титов: Государственный прокурор Трийн Бергман с оправдательным приговором не согласна и заявила, что намерена обжаловать его в суде вышестоящей инстанции. По ее мнению, вина подсудимых была полностью доказана.


Не исключен иск против эстонского государства, в котором вся четверка, побывавшая на скамье подсудимых, будет требовать возмещения морального ущерба. Впрочем, как говорит адвокат Леонид Оловянишников, заявлять об этом пока преждевременно.



Леонид Оловянишников: Рановато об этом говорить, пока приговор не вступит в законную силу. А вступит он в законную силу, когда будет решен вопрос, если будет апелляция, а она будет апелляция, если останется приговор тот же, будет кассация, я тоже в этом уверен. То есть окончательное решение за государственным судом.



Андрей Титов: Премьер-министр Андрус Ансип отказался комментировать приговор, заявив, что Эстония правовое государство, в котором премьер не дает оценку решениям суда.



Максим Ярошевский: Всех четырех подсудимых обвиняли в организации массовых беспорядков, которые вспыхнули в Эстонии 26 апреля 2007 года сразу после принятия правительством решения о перезахоронении останков советских солдат из Братской могилы на холме Тынисмяги в центре Таллина и переносе памятника Бронзовый солдат на Военное кладбище. Беспорядки удалось погасить лишь 28 апреля. За это время полиция задержала более 1200 человек, 50 получили ранения. Один человек, гражданин России Дмитрий Ганин, был убит. Говорит депутат эстонского парламента Владимир Вельман.



Владимир Вельман: Я впервые за долгое время доволен тем, как наша юридическая машина приняла решение. Я считаю, что решение вполне объективное и правильное. Нам всем, здесь живущим, было всегда понятно, что виновниками тех событий, которые произошли в Эстонии в апреле позапрошлого года, были отнюдь не те, кого собирались представить как виновников. Тут для всех здравомыслящих людей, по-моему, было понятно, что эти люди ни сном, ни духом организаторами процессов не были, они ни организационно не были способны быть лидерами, ни по содержательной части. Потому что виновником этого процесса было правительство, которое крайне бездарно провело эту акцию.



Максим Ярошевский: На решение суда по делу о Бронзовом солдате уже отреагировало Министерство иностранных дел России. "Оправдание защитников Бронзового солдата - это, по сути, обвинительный приговор тем, кто вознамерился глумиться над памятью павших и переписывать историю", говориться в заявлении. Официальный Таллин пока воздерживается давать какие-либо комментарии.



Кирилл Кобрин: В какой степени оправдательный приговор по делу о памятнике советскому воину в Таллине оказался неожиданным? Этот вопрос мой коллега Андрей Шарый задал живущему в Хельсинки политологу и журналисту, эксперту по проблематике североевропейских стран Николаю Мейнерту.



Николай Мейнерт: Журналисты в Эстонии говорили о том, что такой приговор вполне возможен. Мне кажется, что здесь надо четко себе представлять, что речь идет о двух составляющих. Есть, скажем так, психологически-политическая и есть еще чисто юридическая. Были беспорядки, желательно было бы кого-то покарать и, естественно, каждое государство заинтересовано в том, чтобы не повторялись аналогичные события, поэтому принимает соответствующие меры. Хорошо, когда оно может к этому в достаточной степени подготовиться, если это ему удается. Собственно говоря, в некоторой степени этот процесс носил такой показательный характер. Должен был всем продемонстрировать то, что подобного рода явления, события в будущем недопустимы и что они будут наказаны соответствующим образом.


Есть еще вторая сторона, чисто юридическая: а было ли эстонское государство готово к тому, чтобы такой процесс проводить, и были ли достаточные улики? Все-таки это государство правовое, там юридическая сторона играет довольно-таки большую роль, должно быть достаточное количество улик, которые соответствуют европейским критериям, как государство Европейского союза. Вот с точки зрения сейчас комментариев в Эстонии, процесс был подготовлен недостаточно хорошо, если говорить о необходимости осудить тех людей, о ком шла речь, улик было недостаточно, и суд со свойственным эстонцам буквализмом принял соответствующее решение.



Андрей Шарый: Суд в Эстонии полностью независим от политиков, властей? Нельзя предположить, что все-таки здесь есть, в том числе и политическая мотивация, поскольку ясно, что обвинительный приговор вызвал бы бурю протестов, ярости в России, понятно, политически это было бы чревато для Эстонии новыми какими-нибудь экономическими санкциями. Или в Эстонии на это не обращают внимания, там своя такая прибалтийская гордость, суд решил так, как должен решить суд, как вы считаете?



Николай Мейнерт: Вообще, это немножко такой провокационный вопрос. Потому что, мне кажется, сравнивать государство постсоветского пространства или даже, может быть, Восточной Европы со старыми демократиями или, скажем, со скандинавскими странами, конечно, все-таки нельзя. Такой независимости судебной, как существует в нормальных европейских государствах, я думаю, в Эстонии нет. Она связана не с юридическим или политическим давлением, а больше даже, наверное, с самоцензурой, которая присуще всему постсоветскому пространству. И наверняка судьи все-таки где-то в голове держат о том, что надо учитывать это и это и наверняка какие-то звонки и механизмы все-таки работают. Но, во-первых, это несравнимо с тем, в какой степени это работает, как мне представляется, в России, например. Все-таки прямого давления на суд оказать нельзя. Недавно был в Эстонии очередной скандал со службой КАПО, когда сотрудники КАПО вели так, как они не должны себя вести, когда там устанавливали подслушивающие устройства в здании городской мэрии, разразился большой скандал, сотрудники полиции были соответствующим образом наказаны, уволены. Произвола в Эстонии все-таки нет, и суд действительно принимает во внимание реальное положение вещей. Оказать прямого, очевидного давления на него, как мне представляется, сейчас достаточно сложно.


Тут надо еще учитывать одну вещь, что какое бы ни было решение суда, оно в любом случае вызовет политический резонанс. Потому что, если бы приняли решение, что подсудимые виновны, то тогда, конечно, как вы говорите, была бы очень мощная кампания очередная развернута против Эстонии в России. Теперь, когда принято такое решение, все говорят о том, что наверняка надо искать какие-то причины, почему, кто оказал давление. В любом случае каждый будет поворачивать это в свою сторону. Кстати, процесс еще не закончен. Прокурор Трийн Бергман заявила, что она будет обжаловать это решение суда.



XS
SM
MD
LG