Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вашингтон стал городом двух президентов


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Жигалкин, Аллан Давыдов.



Кирилл Кобрин: В минувшие выходные американская столица стала городом двух президентов. Новоизбранный президент Барака Обама в ожидании инаугурации поселился в отеле напротив Белого дома, хозяином которого в течение двух с лишним недель еще будет оставаться Джордж Буш. Необычная ситуация вызвала многочисленные комментарии.



Юрий Жигалкин: За три недели до инаугурации нового президента семья Барака Обамы переехала из Чикаго в Вашингтон. Обама объяснил необычно ранний для новоизбранного президента переезд в столицу желанием дать возможность своим дочерям начать учебу в новой для них школе сразу после окончания зимних каникул. Тем не менее, символика события - Барак Обама решил избрать своей временной резиденцией апартаменты в знаменитом отеле "Хэй-Адамс" напротив Белого дома, нынешний президент будет в ближайшие недели работать, образно говоря, в тени новоизбранного президента - дала новый повод многочисленным экспертам и не только им подвести итоги президентству Джорджа Буша.


Газета «Вашингтон пост» опубликовала интервью с двумя ближайшими советниками президента Буша, рассказавшими о том, как принимались некоторые из самых противоречивых решений последних восьми лет. С подробностями - Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Глава аппарата Белого дома Джошуа Болтон и помощник президента по национальной безопасности Стивен Хэдли дали обширное интервью корреспонденту газеты "Вашингтон пост" Майклу Эймбравитсу. В беседе с журналистом они пытаются развеять широко бытующее мнение о самонадеянности уходящей администрации, о нежелании президента слышать о плохих новостях. Так, Стивен Хэдли назвал одним из мифов утверждение о том, что вице-президент Ричард Чейни в первый президентский срок Буша якобы использовал свою близость к президенту для оказания непомерного влияния на внешнюю политику США, чересчур идеалогизируя ее, а в следующие четыре года это влияние ослабло, вследствие чего внешняя политика Буша стала намного прагматичнее. "Это просто чушь", - не выдерживает обычно глубоко учтивый Хэдли.


По мнению редактора журнала "Вэнити фэйр" Тода Пардама, эти утверждения Болтона и Хэдли не могут отражать во всей полноте картинку выработки решений в Белом доме в последние восемь лет.



Тод Пардам: Для меня очевидна необходимость говорить со множеством людей из окружения президента, чтобы получить всю мозаику. Если у Хэдли одно мнение, то люди из окружения вице-президента видят события по-другому, не говоря об остальных. Так Лоуренс Уилкерсон, начальник канцелярии бывшего госсекретаря Колина Пауэлла, имел доступ к наиболее деликатным документам. В интервью нашему журналу Уилкерсон считает очевидным то, что аппарат вице-президента Чейни не раз прикладывал руку к выработке стратегии по обращению с задержанными по подозрению в террористической деятельности и к другим внешнеполитическим вопросам.



Аллан Давыдов: Вместе с тем Болтон признает, что в первые годы президентства Буша некоторые решения разрабатывались аппаратом президента без участия последнего и лишь представлялись ему на подпись. Возглавив аппарат сотрудников Белого дома весной 2006 года, Болтон поставил себе задачу добиться, чтобы все заметные решения администрации принимались только при непосредственном участии Джорджа Буша. "В дальнейшем, - говорит Болтон, - процедура разработки решений была централизованной, но демократичной. Помощники президента не раз оспаривали мнение президента, и Буш брал их аргументы в расчет". При обсуждении перемен в экономической стратегии в последние месяцы Буш, по словам Болтона, не поступившись своей верностью основным принципам свободного рынка, признал необходимость массированной государственной поддержки финансовых рынков во имя их выживания.


В интервью "Вашингтон пост" помощник президента Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли говорит, что, возможно, лучшим образом принятия решения Джорджем Бушем стало его решение в январе 2007 года послать военное подкрепление в Ирак и прибегнуть к совершенно новой, антиповстанческой тактике ведения иракской кампании. По словам Хэдли, Буш стал человеком, который, несмотря на массовые пораженческие настроения, остался тогда убежденным в необходимости сделать иракскую стратегию по-настоящему действенной.



Юрий Жигалкин: Президент Буш покидает Белый дом под улюлюканье недругов и безжалостные комментарии историков, называющих его в числе худших президентов в истории страны. Его уход, если верить опросам, вызывает вздох облегчения у 75 процентов американцев.


Подводя итог президентству Джорджа Буша, его критики ставят, прежде всего, ему в вину войну в Ираке. Вот что говорит писатель, публицист Джакоб Уайсберг.



Джакоб Уайсберг: Первое и главное - война в Ираке. Собирая информацию для своей книги о Буше, я не нашел никаких данных, свидетельствующих о манипуляции разведданными, но, на мой взгляд, очевидно, что Джордж Буш не испытывал значительного желания разобраться в истинном положении дел перед вторжением в Ирак.


Второй серьезный прокол Буша состоит в подходе к проведению иракской кампании. Он три года настаивал на продолжении губительной стратегии.


Третье - на нем лежит ответственность за пренебрежение положениями Конституции, гарантирующими права человека. Его администрация лишила заключенных Гуантанамо некоторых из элементарных прав. Например, они содержатся годами под стражей без предъявления обвинений и судов. Его администрация значительно расширила применение президентской директивы в качестве инструмента правления, позволяющего ей обходить положения некоторых законов.


И последнее. Белый дом несет ответственность за неумелую экономическую политику, мы сейчас пожинаем плоды отказа администрации от регулирования рынков.



Юрий Жигалкин: Некоторые заметные голоса призывают, впрочем, не спешить с подведением итогов президентства Буша.



Боб Вудворт: Лишь через 10, 20, 50 лет люди смогут с большей объективностью делать выводы о значении войны с террором, о результатах кампаний в Ираке и Афганистане. Только тогда станет ясно, сделали ли они мир более безопасным.



Юрий Жигалкин: Говорит известный журналист и писатель Боб Вудворт.



Боб Вудворт: Если в Южной Азии, на Ближнем Востоке утвердится демократия, если феномен терроризма схлынет, президентство Буша, я думаю, будет оцениваться в позитивном свете.



Юрий Жигалкин: По словам людей, близких к президенту Бушу, он хочет быть предан суду истории, а не историков, и надеется, что история будет добрее к нему, чем ее жрецы.


XS
SM
MD
LG