Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Николай Мейнерт: "История не закрыта, потому что памятником не открывалась"


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Харьюский уездный суд Эстонии сегодня полностью оправдал лидеров общественного движения "Ночной дозор" в защиту памятника Воину-освободителю. Оправдательный приговор вынесен в связи с отсутствием состава преступления. Четверо подсудимых получат, очевидно, компенсацию материальных затрат, понесенных в связи с пребыванием под арестом в ходе предварительного заключения. Их обвиняли в организации массовых беспорядков, однако стороне обвинения не удалось собрать достаточно доказательств. Этот приговор, как и следовало ожидать, вызвал разные оценки в эстонском обществе, да и не только в эстонском, но и в российском тоже.


В какой степени оправдательный приговор по делу о памятнике советскому воину в Таллине оказался неожиданным? Это вопрос я задал живущему в Хельсинки политологу и журналисту, эксперту по проблематике североевропейских стран Николаю Мейнерту.



Николай Мейнерт: Он не исключался, и в кругах журналистов в Эстонии говорили о том, что такой приговор вполне возможен. Мне кажется, что здесь надо четко себе представлять, что речь идет о двух составляющих. Есть, скажем так, психологически-политическая и есть еще чисто юридическая. Были беспорядки, желательно было бы кого-то покарать и, естественно, каждое государство заинтересовано в том, чтобы не повторялись аналогичные события, поэтому принимает соответствующие меры. Хорошо, когда оно может к этому в достаточной степени подготовиться, если это ему удается. Собственно говоря, в некоторой степени этот процесс носил такой показательный характер. Должен был всем продемонстрировать то, что подобного рода явления, события в будущем недопустимы и что они будут наказаны соответствующим образом.


Есть еще вторая сторона, чисто юридическая: а было ли эстонское государство готово к тому, чтобы такой процесс проводить, и были ли достаточные улики? Все-таки это государство правовое, там юридическая сторона играет довольно-таки большую роль, должно быть достаточное количество улик, которые соответствуют европейским критериям, как государство Европейского союза. Вот с точки зрения сейчас комментариев в Эстонии, процесс был подготовлен недостаточно хорошо, если говорить о необходимости осудить тех людей, о ком шла речь, улик было недостаточно, и суд со свойственным эстонцам буквализмом принял соответствующее решение.



Андрей Шарый: Суд в Эстонии полностью независим от политиков, властей? Нельзя предположить, что все-таки здесь есть, в том числе и политическая мотивация, поскольку ясно, что обвинительный приговор вызвал бы бурю протестов, ярости в России, понятно, политически это было бы чревато для Эстонии новыми какими-нибудь экономическими санкциями. Или в Эстонии на это не обращают внимания, там своя такая прибалтийская гордость, суд решил так, как должен решить суд, как вы считаете?



Николай Мейнерт: Вообще, это немножко такой провокационный вопрос. Потому что, мне кажется, сравнивать государство постсоветского пространства или даже, может быть, Восточной Европы со старыми демократиями или, скажем, со скандинавскими странами, конечно, все-таки нельзя. Такой независимости судебной, как существует в нормальных европейских государствах, я думаю, в Эстонии нет. Она связана не с юридическим или политическим давлением, а больше даже, наверное, с самоцензурой, которая присуще всему постсоветскому пространству. И наверняка судьи все-таки где-то в голове держат о том, что надо учитывать это и это и наверняка какие-то звонки и механизмы все-таки работают. Но, во-первых, это несравнимо с тем, в какой степени это работает, как мне представляется, в России, например. Все-таки прямого давления на суд оказать нельзя. Недавно был в Эстонии очередной скандал со службой КАПО, когда сотрудники КАПО вели себя так, как они не должны себя вести, когда там устанавливали подслушивающие устройства в здании городской мэрии, разразился большой скандал, сотрудники полиции были соответствующим образом наказаны, уволены. Произвола в Эстонии все-таки нет, и суд действительно принимает во внимание реальное положение вещей. Оказать прямого, очевидного давления на него, как мне представляется, сейчас достаточно сложно.


Тут надо еще учитывать одну вещь, что какое бы ни было решение суда, оно в любом случае вызовет политический резонанс. Потому что, если бы приняли решение, что подсудимые виновны, то тогда, конечно, как вы говорите, была бы очень мощная кампания очередная развернута против Эстонии в России. Теперь, когда принято такое решение, все говорят о том, что наверняка надо искать какие-то причины, почему, кто оказал давление. В любом случае каждый будет поворачивать это в свою сторону. Кстати, процесс еще не закончен. Прокурор Трийн Бергман заявила, что она будет обжаловать это решение суда.



Андрей Шарый: Можно ли считать, на ваш взгляд, что история с памятником советскому солдату завершена, закрыта и каждая из сторон или все стороны какие-то извлекли уроки из своих ошибок?


Николай Мейнерт: Я думаю, что уроки извлекли, но история не закрыта просто потому, что она памятником не открывалась. То, что произошло вокруг памятника, это только проявление сложных взаимоотношений, которые сложились в эстонском обществе. Я не хочу пытаться доказывать, что они с тех пор стали лучше. Отнюдь нет. Напряжение чувствуется в эстонском обществе, причем раздел в эстонском обществе проходит далеко не всегда по национальному признаку. Есть еще все-таки и социальные различия, довольно большие. Неспокойно в этой стране и экономический кризис еще повлиял в негативную сторону, усугубил эту ситуацию. Просто Бронзовый солдат вывел очень многое наружу, он стал катализатором, который наглядно продемонстрировал, насколько непросто все происходящее в этом государстве и оно таким же непростым осталось и остается до сих пор. Все равно в будущем не исключено, что в той или иной форме еще эти противоречия дадут о себе знать.



Андрей Шарый: Сказал эксперт по проблематике североевропейских стран Николай Мейнерт. Я замечу, что реакция России на этот приговор говорит идеологический характер. Министерство иностранных дел не подчеркивает справедливость эстонского правосудия, а выбрало несколько другую тональность, говорит, что это обвинительный приговор тем, кто пытался смоделировать или организовать этот судебный процесс над молодыми защитниками памятниками Бронзовому солдату.


XS
SM
MD
LG