Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бронзовый солдат стал индикатором проблем эстонского общества


Беспорядки в Таллине 27 апреля 2007 года до сих пор остаются "горячей темой" комментариев в России и Эстонии

Беспорядки в Таллине 27 апреля 2007 года до сих пор остаются "горячей темой" комментариев в России и Эстонии

Харьюский уездный суд Эстонии полностью оправдал в связи с отсутствием состава преступления лидеров общественного движения «Ночной дозор» в защиту памятника Воину-освободителю в Таллине. Их обвиняли в организации массовых беспорядков, однако стороне обвинения не удалось собрать достаточно доказательств. Этот приговор, как и следовало ожидать, вызвал разные оценки в Эстонии и в России.


Живущий в Хельсинки политолог и журналист, эксперт по проблематике североевропейских стран Николай Мейнерт напомнил, что эстонские журналисты считали оправдательный приговор вполне возможным.


- Мне кажется, что речь идет о двух составляющих: скажем так, психологически-политической и чисто юридической. Беспорядки были, желательно было бы кого-то покарать. Естественно, каждое государство заинтересовано в том, чтобы не повторялись аналогичные события, поэтому и принимает соответствующие меры. В некоторой степени процесс носил показательный характер. Он должен был всем продемонстрировать, что подобные события в будущем недопустимы и что они будут наказываться соответствующим образом.


Есть вторая сторона, чисто юридическая. Было ли эстонское государство готово к тому, чтобы проводить такой процесс, и были ли у следствия серьезные улики? В правовом государстве юридическая сторона дела играет довольно-таки большую роль. И улики должны соответствовать европейским критериям, поскольку Эстония является членом Европейского союза. С этой точки зрения, как пишут эстонские комментаторы, процесс был недостаточно хорошо подготовлен. Улик было недостаточно, и суд со свойственным эстонцам буквализмом принял соответствующее решение.


- Суд в Эстонии полностью независим от политиков и власти?


- Это немножко провокационный вопрос. Мне кажется, сравнивать государство постсоветского пространства или даже, может быть, Восточной Европы со старыми демократиями или со скандинавскими странами, конечно, нельзя. Такой судебной независимости, как в других европейских государствах, я думаю, в Эстонии нет. Она связана не с юридическим или политическим давлением, а, наверное, с самоцензурой, которая присуща всему постсоветскому пространству. Но все же это несравнимо с тем, в какой степени бывает в России. Недавно в Эстонии был очередной скандал со службой КАПО, когда ее сотрудники устанавливали подслушивающие устройства в здании городской мэрии. Сотрудники полиции были соответствующим образом наказаны. Произвола в Эстонии все-таки нет, и суд действительно принимает во внимание реальное положение вещей. Оказать прямого, очевидного давления на него, как мне представляется, сейчас достаточно сложно.


Тут надо еще учитывать, что любое решение суда вызовет политический резонанс. Потому что, если бы подсудимых признали виновными, то, конечно, в России была бы развернута очень мощная кампания против Эстонии. Впрочем, процесс еще не закончен. Прокурор Трийн Бергман заявила, что она будет обжаловать решение суда.


- Можно ли считать, что история с памятником советскому солдату завершена, и каждая из сторон извлекла какие-то уроки из своих ошибок?


- То, что произошло вокруг памятника, лишь проявление сложных взаимоотношений, которые сложились в эстонском обществе. Я не хочу пытаться доказать, что они стали лучше. Напряжение в эстонском обществе чувствуется, причем раздел в эстонском обществе проходит далеко не всегда по национальному признаку. Есть и довольно большие социальные различия. Неспокойно в этой стране, и экономический кризис повлиял на ситуацию негативно. Просто Бронзовый солдат стал катализатором этого обострения. Думаю, в будущем не исключено, что в той или иной форме противоречия дадут о себе знать.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG