Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"ТАСС не уполномочен заявить". – 1948: албано-югославский конфликт глазами Кремля


Владимир Тольц: В эфире очередная передача из цикла "ТАСС не уполномочен заявить". В течение всего 2008 года мы довольно много говорили о событиях 60-летней давности, о том, что происходило в 1948-м. Он был богат событиями, и такими, которые, случившись тогда, оставили за собой шлейф последствий, но также и такими, которые, собственно, не тогда начались и не тогда закончились, а в 48-м просто в очередной раз дали о себе знать. И вот, подводя итоги и оглядываясь на 48-й, давайте коснемся еще одной темы. Как раз из тех, начало которых теряется в веках, а проблема и сейчас вполне жива. В 48-м она лишь в очередной раз обострилась. 48-й год - начало советско-югославского конфликта. Когда возникли трения между Сталиным и Тито, коммунистическим лидерам восточной Европы пришлось как-то тоже высказываться. В том числе и коммунистической Албании.



Ольга Эдельман : Мы снова читаем Особые закрытые письма ТАСС (ОЗП), секретный бюллетень с обзором зарубежной прессы, предназначенный для советской руководящей верхушки. Первое после обострения отношений СССР и Югославии сообщение об албано-югославских противоречиях появилось в ОЗП 2 июля 48 года со ссылкой на югославское информационное агентство ТАНЮГ.



Белград, 2 июля (ТАСС). Сегодня ТАНЮГ опубликовало следующее сообщение:


"В Албании в течение последних дней произошло несколько заранее организованных инцидентов, которые наносят обиду югославским народам, югославскому государству и его руководителям и преследуют цель испортить югославско-албанские отношения. Министерство внутренних дел Албании издало приказ закрыть магазин "Югославская книга" и запретило продажу газеты "Борьба". Перед помещением магазина "Югославская книга" выставлена охрана. Министр внутренних дел отдал также распоряжение всем школам изъять из учебников тексты, в которых говорится о маршале Тито, запретил петь песни о маршале Тито и запретил задавать детям на экзамене вопросы о маршале Тито.


Во всех канцеляриях и учреждениях снимают и выбрасывают портреты маршала Тито. В помещении общества по строительству железных дорог помощник директора Селим Алемерику ворвался в кабинет директора общества и с бешенством сорвал портрет маршала Тито. Размахивая указом о запрещении портрета Тито, он крикнул: "Вот приказ главы правительства о том, чтобы снять все портреты Тито". Два югославских инженера энергично воспротивились этому, не допустив оскорбления руководителя югославских народов таким позорным способом.


Югославские дипломатические представители выразили протест албанскому правительству по поводу враждебных и грубых действий со стороны албанских государственных органов и отдельных лиц.



Ольга Эдельман : Бюллетень рассылался, как обычно, двум десяткам советских руководителей - Сталину, Молотову, Берия, Жданову, Микояну, Ворошилову, Кагановичу, Андрееву, Хрущеву, Швернику, Маленкову, Вознесенскому, Косыгину, Булганину и другим. Через три дня последовало новое сообщение на ту же тему.



Белград, 5 июля (ТАСС). Агентство ТАНЮГ сообщает, что югославской миссии в Тиране стало известно, что албанские полицейские 3 июля в 10 часов утра блокировали продукты в югославской столовой в городе Шкодер и, таким образом, обрекли югославских граждан на голод. Эта мера особенно тяжело отразилась на маленьких детях. Столовая находится под охраной албанских полицейских. Такие же меры приняты в отношении югославской столовой в городе Драч. Югославская миссия, как указывает агентство, заявила албанскому правительству протест против этих негуманных и враждебных действий албанских властей, потребовав срочно принять соответствующие меры.



Ольга Эдельман : Сегодня наш собеседник, доктор исторических наук, сотрудник Института всеобщей истории РАН Артем Улунян. Артем Акопович, прежде чем обсуждать более общие вопросы, поясните, пожалуйста: ведь упомянутые города Шкодер и Драч находятся в Албании. Что там делали югославские граждане, которых албанские полицейские лишили столовой?



Артем Улунян : Надо иметь в виду, что практически после освобождении Албании большое количество югославских специалистов участвовало и в народно-хозяйственной деятельности Албании, это первое. Второе, что очень важно, большое количество военнослужащих находилось на территории Албании, это были советники и, в общем-то, во многом люди которые оказывали помощь в становлении вооруженных сил Албании, а так же специальных служб. И третье, это могли также быть строители, которые так или иначе участвовали во всем, что там происходило. В частности, в реконструкции заводов, фабрик и т.д.



Владимир Тольц: А теперь давайте поговорим о проблемах, на тот момент существовавших между этими двумя странами. Насколько помню из давно прочитанного, из Джиласа, к примеру, Югославия всячески помогала в ту пору Албании – и продуктами питания, в которых и у самих был недостаток, и кредитами, и специалистами… СССР в ту пору было не до албанцев. Более того, Сталин в 1947-м, если верить тому же Джиласу, сказал ему: "У нас в Албании нет никаких особых интересов. Мы согласны, чтобы Югославия проглотила Албанию!" А вот сообщения прессы, которые мы только что услышали, производят впечатление, что в Албании только и ждали возможности выступить против соседа - только против кого? Против Югославии? Против Тито и его режима? Пожалуйста, Артем Акопович.



Артем Улунян : Ну, вообще-то история югославско-албанских отношений всегда была непростой. В период Второй мировой войны, фактически албанская КП была создана югославами. Надо иметь в виду, конечно, что сам факт имел большое значение лично для Энвера Ходжи. Два человека, Милодин Попович и Душан Мукошев фактически создали в 1941 году компартию Албании. Энвер Ходжи был одним из тех, кто присутствовал на первом съезде АКП и являлся, в общем-то, одним из участников, но отнюдь не самых главных. События Второй мировой войны, говорят о том, что огромное влияние оказала Югославия в частности Тито в становлении национально-освободительной борьбы, в становлении албанской компартии и плюс еще конечно поддержка самого Энвера Ходжи. Поэтому то, что произошло в 48 году это, в общем-то, накапливалось. Руководство Албании захотело просто освободиться от влияния югославов. Надо иметь в виду то, что фактически начался процесс аккуратный такой размежеванием между Тираной и Белградом еще в 47 году, когда было ясно, что Тиране хотелось бы отказаться от влияния Югославии, в частности, она боялась, прежде всего, того, что Тито усилив свое влияние на Балканах, так или иначе сможет оказать влияние на ситуацию в самой Албании и даже чуть ли не поглотить ее. Надо иметь ввиду что в 47 году ситуация была такова что пожаловался Белград в Тирану по поводу ряда антиюгославских действий. Более того, на заседании руководства Албании было принято решение о наказании ряда лиц выступавших с антиюгославскими заявлениями. Это достаточно серьезное явление. 9 членов Албанского Народного Собрания в 47 году были арестованы за антиюгославскую пропаганду. То есть Энвер Ходжи боялся сразу порвать отношение с Белградом и стремился, в общем-то, соблюдать какой-то нейтралитет или скажем не афишировать конфликт. А в 48 году это был момент, когда появилась возможность открыто заявить с позиций уже антититовских, когда разгорелся коминформовский конфликт, не использовать эту ситуацию в собственных интересах, а в частности отказаться от помощи Югославии. Отказаться от влияния Тито, и более того, расправиться с теми, кто находился в рядах албанского руководства. Не надо забывать, что буквально после 28 июня, когда Югославия фактически вышла из Коминформа, ее выгнали, 29 июня было принято решение, что в течение 48 часов югославские специалисты должны покинуть Албанию. И вскоре уже был Кочи Дзодзе, один из руководителей албанской партии, тогда министр внутренних дел, снят со своего поста, исключен из Политбюро и предан тайному суду, как один из пособников югославского влияния. Так что ситуация была очень непростая. Еще я бы хотел отметить, что в результате того, что произошло в48 году, именно после 29 июня, есть определенная статистика. Например, подверглись репрессиям 14 членов ЦК Албанской Партии Труда (в 48 году Албанская Компартия была переименована в Партию Труда), из 31 члена, то есть практически половина были репрессированы. Из 109 депутатов Народного Собрания 32 также были репрессированы. Более того, чистки в Албанской Партии Труда достигли такого масштаба, что можно было говорить о 25% членов партии, которые подверглись репрессиям. Это достаточно серьезное явление для такой страны как Албания.



Ольга Эдельман : И еще вопрос к нашему гостю. Тогда, в 48-м, совсем еще близкими были события недавней войны, 2-й Мировой, предысторию многих конфликтов следует, видимо, искать там?



Артем Улунян : В какой-то степени да. Я уже сказал о том, что Энвер Ходжи очень болезненно относился к тому, что Тито увеличивает свое влияние в регионе. Что Тито несколько покровительственно относится к Ходжи и к Албании. Есть еще один аспект, о котором сейчас вспоминают в связи с косовскими событиями, что сначала югославская сторона даже была согласна на присоединение Косова после освобождения Албании. Но впоследствии уже, в общем-то, используя такой элемент патронажный в отношениях с Албанской Партией Труда, было принято решение о том, что эта часть останется в составе Сербии, но получит широкую автономию. Как видите, здесь очень много было факторов и личностных и объективных, проблем связанных с национальными интересами Албании, и плюс этнических факторов.



Ольга Эдельман: Вот еще один материал из ОЗП, редакционная статья югославской газеты "Борьба", переведенная для Сталина и его коллег на следующий день после появления, 7 июля 48 года.



Белград, 6 июля (ТАСС). Сегодня газета "Борьба" опубликовала редакционную статью под заглавием "Авантюристические выпады албанского правительства направлены против жизненных интересов албанского народа". В статье дается анализ экономического сотрудничества между ФРНЮ и Народной республикой Албанией.


Еще в июле 1946 года, пишет "Борьба", между обеими странами было достигнуто соглашение об образовании смешанных обществ на паритетных началах, несмотря на то, что наше правительство не склонно к такой форме сотрудничества. ...


В 1947 году Албании был предоставлен кредит в 2 миллиарда динаров для приобретения оборудования и развития деятельности смешанных обществ.


Далее "Борьба" перечисляет, какие материалы и в каком количестве были посланы в Албанию и объекты, построенные югославскими специалистами в городах Тирана, Драч и других. Эти факты, подчеркивает "Борьба", настолько очевидны, что они не могут быть не замеченными ни в Албании, ни за границей. Они разоблачают бесстыдную ложь о смешанных обществах, как о средстве эксплуатации Албании со стороны правительства ФРНЮ, тем более, что все албанские руководители и печать еще недавно на все лады расхваливали работу и успехи этих же самых смешанных обществ.



Владимир Тольц: Это, напомню, взгляд югославской, титовской газеты. Албанская сторона, надо полагать, трактовала дело совершенно иначе. Я прошу гостя нашей московской студии Артема Акоповича Улуняна пояснить, что это были за отношения между двумя свежими на тот момент коммунистическими режимами - титовским в Югославии и Энвера Ходжи в Албании?



Артем Улунян : Вообще общий посыл существует, что любая экономическая помощь может рассматриваться как помощь, а может как подачка. Все зависит от точки зрения. Некоторые имеют еще третью точку зрения, когда говорят, что при помощи экономической помощи кто-то кого-то хочет захватить. По-разному можно относиться к данному явлению, но надо все-таки иметь в виду, что конечно помощь Югославии Албании была большой. И надо сказать честно, что она играла положительную роль. Есть еще такой аспект, который конечно албанская сторона поднимала, что слишком большое вмешательство Югославия имеет во внутриполитические дела самой Албании, раз. И имеет несколько такое настроение диктовать в хозяйственном отношении в Албании. Более того, в последнее время, имеется в виду, перед открытым началом конфликта, раздавались голоса о том, в принципе, не на уровне общественного мнения даже, которое было под контролем, а в руководстве страны, что слишком мы начинаем много доверять югославам. Это может очень плохо кончится, потому что есть такой элемент поглощения. Известно, что помощь была достаточно большой, приводятся различные цифры вплоть до 2 миллиардов долларов. Некоторые говорят 200 миллионов долларов. Это все цены того времени разумеемся. Но для Албании это имело большое значение. Мне хотелось бы еще отметить в документе, который вы имеете в виду, отсутствует один аспект который, в общем-то, играл большую роль. Не надо забывать часто с 46 по 49 год на Балканах полыхала война, об этом мало кто говорит, это была греческая гражданская война. И греческие повстанцы, в частности коммунисты, воевали против правительства, на стороне которого выступали англо-американские союзники. И Албания вместе с Югославией оказывали колоссальную помощь греческим повстанцам. И, в общем-то, помощь, оказывающаяся югославами албанцам, она еще в определенной степени воспринималась как страна транзитер, в том плане, что помощь шла и греческим партизанам. Так что здесь многофакторное явление, сами взаимоотношения между Тираной и Белградом, даже в хозяйственном плане.



Газета далее пишет, что благодаря кредиту, который Югославия предоставила Албании, албанское народной хозяйство перешло на плановую систему, уравновешен государственный бюджет Албании, обеспечено укрепление обороноспособности и развитие албанской армии, началось широкое и разнообразное капитальное строительство и т.д. Благодаря этим кредитам было достигнуто значительное увеличение народного дохода и стало возможным повышение заработной платы государственным служащим и рабочим, стал возможным подъем жизненного уровня населения. Благодаря помощи Югославии государственный бюджет Албании за 1947 год был выполнен с превышением дохода над расходами на 100 миллионов лек.


Далее в статье приводятся данные, согласно которым до конца 1947 года Албания получила из двух миллиардов югославского кредита 1.600.000.000. В эти цифры, конечно, отмечает "Борьба", не включена помощь в сумме 52 миллионов динаров, которую наши народы оказали албанскому народу после наводнения 1946 год, а также вклады в смешанный югославско-албанский банк на счет смешанных обществ в размере 124 миллионов динаров. Югославия и позже предоставляла Албании кредит на 1948 год в 3 миллиарда динаров. Албания на основе этого в течение первого полугодия заключила договор на поставку Югославией товаров на сумму 750 миллионов динаров, 90% которых уже прибыли в Албанию или находятся в пути. Албания, со своей стороны, подчеркивает "Борьба", вообще не утвердила плана экспорта своих товаров в Югославию и даже те обязательства, которые были взяты ее представителями в январе с.г., много раз менялись. За все это время Албания ввезла в Югославию товаров на 240 миллионов динаров, причем никогда не хотела связывать себя датами и не давала гарантии на качество продукции.



Ольга Эдельман : Знаете, это все так похоже на то, как в СССР расписывали свою помощь странам социалистического лагеря или развивающимся. Те же тон и аргументация. А скажите, Артем Акопович, верно ли мое впечатление, что Тито пытался играть по отношению к Албании ту же роль "старшего брата", что СССР по отношению к своим сателлитам? И тоже прикидывался богатой страной, оказывая щедрую "экономическую помощь" и рассчитывая взамен на благодарность и преданность?



Артем Улунян : Вне всякого сомнения, более того, могу сказать, что существовал в свое время в 46 году План Балканской федерации. И, в общем-то, Тито очень активно лоббировал. Во время переговоров между Сталиным, Тито, потом между Сталиным и Димитром, эта проблема все время обсуждалась. Даже Сталин начал побаиваться Тито именно из-за увеличения влияния руководителей Югославии в регионе имевшим стратегическое значение. Кстати сказать, договорном регионе, не надо забывать, что в свое время был, мы сейчас признаем - не признаем, но мне кажется все-таки это факт исторический, это вопрос о процентном разграничении интересов Великобритании и СССР на Балканах. Где СССР получал достаточно много, за исключением Греции. Югославия там была 50 на 50. Поэтому вопрос о том насколько Югославия будет самостоятельно, еще зависел и от СССР, естественно, СССР тоже этого боялся. Тут такая была ступень. Первая ступень, это советский союз, который патронирует над всеми, следующая ступень это когда региональный дилер патронирует над меньшими. В частности Тито над Ходжей. Ну и конечно каждый стремился играть свою игру. Чем это кончилось, мы прекрасно знаем, большим конфликтом.




Такое нелояльное и некорректное поведение Албании в области экономического сотрудничеств не мешало правительству Народной республики Албании требовать в июне на третий и четвертый кварталы от Югославии новой уступки, т.е. непосредственного заключения договоров между албанскими потребителями и югославскими производителями. Наше правительство приняло это требование во внимание ... Для поддержания жизненного уровня широких албанских масс наше правительство послало в Албанию в самый тяжелый для него период 5.000 тонн хлеба, а албанской армии - 1000 тонн ячменя, хотя не было обязано этого делать. ...


Для правильного осуществления всех экономических договоров между обеими странами была основана югославско-албанская координационная комиссия. ... Но из-за неискренности отношений представителей Албании координационная комиссия не могла полностью выполнить своих задач. ...



Владимир Тольц: Ссора Сталина и Тито, советско-югославский конфликт заставил коммунистических лидеров стран Восточной Европы искать свое место в расколовшемся социалистическом лагере. Ходжа, как я понимаю, с одной стороны, использовал этот кризис, чтобы «разобраться» со своим конкурентом проюгосталвски настроенным министром внутренних дел Кочи Дзодзе – того в 1949-м казнили, - с другой, старался всячески подлизаться к скептически относившемуся к нему Сталину (тут главной помехой оказался Микоян, желавший получить профит с «бескорыстной советской помощи» албанцам, заменившей югославскую). В итоге Албания оказалась в изоляции – не так ли?



Артем Улунян : Я бы сказал что все-таки, раскол в комдвижении, который произошел в 48 году не был таким, чтобы можно было говорить о поиске некими компартиями своей линии. Большая их часть, да практически все, стояли все-таки на советских позициях. Были свои нюансы у итальянской и французской компартии, но это было связано только с национальной политикой, не этнической, а национальной. В частности внутриполитические дела. Я бы не стал говорить о существовании некоего блока стран, которые начал что-то искать. Албания была блокирована географически. Но не надо забывать, что именно благодаря СССР в Албании удержался тот режим, который существовал, Энвера Ходжи. Сейчас открываются документы, что были попытки свержения этого режима. Активно участвовали в этих попытках, прежде всего британцы. Существовала группа людей, которая прибыла в Албанию и стремилась поднять движения против Энвера Ходжи и коммунистического режима. Это были 50-е годы. Благодаря действием небезызвестного Кима Филби, эти сведения стали доступны советскому руководству, а от него и албанскому. И погибло очень много людей. Подверглась немыслимым пыткам и т.д. Их родственники были убиты. Это тоже такая часть «холодной войны», часть коминформовской войны, о корой очень мало говорят. Поэтому я бы не стал говорить, что Албания была блокирована со всех сторон, нет. Но это послужило началом для провозглашения курса на автаркию, когда Албания почувствовала, географически находясь на границе с Грецией недружественной, и, находясь практически внутри Югославии необходимость с опорой на собственные силы что-то строить. Но до этого пока еще не дошло. Это было намного позже, в 60-е годы. Разрыв начинался в 56 году, фактически после 20 съезда, когда непосредственно Энвер Ходжи испугался таких же процессов в собственной стране, которые происходили в СССР. Он фактически поддержал китайскую компартию в конце 50 годов. В начале 60 годов произошел разрыв дипломатический, а в середине 60-х и выход Албании из СЭВа. То есть это были этапы большого пути, но начало в какой-то степени. Если Югославия имела отношения хорошие с Албанией в тот период, если бы все шло так более или менее плавно, конечно много бы не произошло. Но я думаю, что албанский режим сам по себе был запрограммирован на тоталитарные цели. Югославский кризис просто, так или иначе, усилил это, но ни в коей мере не изменил характера режима.



Владимир Тольц: Албано-югославский конфликт, о котором в 1948 году сообщали в Кремль «особые закрытые письма», начался задолго до установления в регионе власти «братских коммунистических партий» и с падением ее не исчез. Давно уже нет ни Тито, ни Энвера Ходжи, ни Сталина, следившего в 48-м за их распрей, да и Югославии уже тоже нет, и Албания перестала быть социалистической, а вот албано-югославское противостояние, трансформировавшись в конфликт албано-сербский, никуда не делось…



XS
SM
MD
LG