Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чехия в качестве председателя ЕС: первые кризисы. Интервью с вице-премьером чешского правительства Александром Вондрой


Ирина Лагунина: 1 января Чехия заступила по ротации на место председателя Европейского Союза, сменив на этом посту Францию. Судя по первым дням нового года, руководству Чехии предстоит нелегкая задача. Вместо того, чтобы заниматься организацией рутинных мероприятий или пытаться подстегнуть ратификацию Лиссабонского договора, им уже сейчас приходится заниматься разрешением острых кризисов, непосредственно касающихся Европейского союза. Одним из них является застарелый спор между Россией и Украиной из-за цены на поставляемый газ – в результате спора поставки газа в Европу сократились почти на треть, в некоторых случаях прекратились вовсе. Второй пожар, который приходится тушить Чехии как стране председателю ЕС, - это военное противостояние Израиля и палестинского радикального движения Хамас в секторе Газа. Как же видится чешским руководителям их роль во главе ЕС в ближайшие полгода? Это тема материала моего редакционного коллеги Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Небольшой прокол случился буквально в первые же дни чешского председательства, когда уполномоченный премьер-министра Чехии по вопросам чешского председательства Иржи Франтишек Потужник охарактеризовал израильское вторжение в сектор Газа как «оборонительные действия». В результате протестов представителей арабских государств чешское правительство было вынуждено найти более политкорректную формулировку своей позиции, которая теперь должна выражать согласованную позицию всего Евросоюза. Теперь эта позиция выглядит так: «ЕС признает право Израиля на самооборону, но считает, что осуществление права на самооборону не должно включать в себя действия, угрожающие безопасности гражданского населения».


Помолчу о том, что такая формулировка лишена какого-либо конкретного содержания, ибо невозможно представить себе военной акции в порядке самообороны, которая в условиях сектора Газы нисколько не угрожала бы безопасности мирных жителей. Скажу только, что чешский премьер Мирек Тополанек отказался принять отставку своего уполномоченного Потужника. Но, как я уже сказал, Ближний Восток – это не единственная забота нового председателя ЕС. Обрисовать нам повестку дня на ближайшие полгода я попросил вице-премьера Чехии Александра Вондру, который как раз курирует всю область отношений с Европейским Союзом.



Александр Вондра: Что касается повестки дня, то мы символические обозначаем ее как «три Э» - экономика, энергетика и образ Европы за рубежом. Если вы хотите знать, до какой степени нам пришлось отодвинуть их на задний план в связи с более жгучими текущими проблемами, то вы, возможно, будете удивлены, узнав, что нам не пришлось ничем поступаться. Разумеется, нам приходится с утра до вечера заниматься российско-украинским спором из-за газа – но ведь поставки газа в Европу имеют прямое отношение к сфере энергетической безопасности, чем мы и намерены были заниматься. А что касается ближневосточного конфликта, то осенью прошлого года, разумеется, невозможно было предугадать, что он снова перейдет в острую фазу, но в этом регионе ничего из ряда вон выходящего в этом нет.



Ефим Фиштейн: И тем не менее уже в первые дни вашего председательства произошли события, которым пришлось уделить первоочередное внимание. Как Чехия воспринимает свою роль в урегулировании российско-украинского спора – как роль арбитра, посредника или же просто протоколиста, записывающего реплики сторон и информирующего о том Брюссельские органы? Александр Вондра.



Александр Вондра: Действительно, нам пришлось с головой погрузиться в эти непредвиденные дела. Своим друзьям я на Новый Год отправлял c мобильника сообщения типа «в поте лица тружусь в диапазоне от Газы до Газпрома». Но вернусь к ответу на ваш вопрос. Ни мы как председатель ЕС, ни Европейская Комиссии не видим себя в роли арбитров в российско-украинском споре, который мы считаем спором чисто коммерческим – спором о цене на газ на текущий период. Нынешний конфликт не идет ни в какое сравнение с тем, который имел место три года назад, когда российская стороны требовала доли в перерабатывающих мощностях и в инфраструктуре в обмен на подписание договора. Арбитрами мы себя не считаем и считать не будем. Мы помним, какие люди на этом споре выломали себе зубы. С другой стороны, мы не можем оставаться индифферентными наблюдателями, мы сугубо заинтересованы в позитивном исходе конфликта, понимая, что Европа останется без газа, если он не будет в ближайшие дни разрешен. Мы призываем обе стороны к скорейшему заключению соглашения. Вчера вечером в Киев вылетела чешская делегация во главе с министром промышленности и торговли Мартином Ржиманом. В составе делегации – специальный уполномоченный по вопросам энергетики Вацлав Бартушка и представитель отраслевого комиссара Ван Рийта из Брюсселя. Так что переговоры идут полным ходом, в том числе и с представителями России. Надеемся, что в ближайшее время нам удастся посодействовать разрешению этого спора.



Ефим Фиштейн: Другой очаг напряженности, как уже было сказано, - это Ближний Восток. Какова официальная позиция Европейского Союза по ситуации вокруг сектора Газы и не отличается ли она от позиции чешского правительства?



Александр Вондра: Речь идет об очень застарелом конфликте, не имеющем простых решений. Позиции отдельных государств-членов Европейского Союза по Ближнему Востоку значительно разнятся, поэтому непросто найти в них общий знаменатель. Наша задача как председательствующей страны – найти минимальный консенсус между всеми странами. Что касается последней вспышки напряженности вокруг сектора Газа, то мы стоим на том, что ответственность за новую спираль насилия несет однозначно Хамас. Эта организация в течение длительного времени, в том числе и в ходе перемирия, обстреливала израильскую территорию ракетами. Накануне Рождества Хамас в одностороннем порядке вышел из режима перемирия, и тем самым фактически спровоцировал нынешний конфликт. Иными словами, мы признаем право Израиля на самооборону, но в то же время считаем, что бесконечная эскалация насилия – это не путь к миру. Необходимо немедленно прекратить боевые действия и восстановить перемирие, При этом Израилю следует предоставить такие гарантии безопасности, которые позволят рассеять обоснованную тревогу израильтян за свою безопасность, а с другой стороны, населению Газы следует предоставить всевозможную гуманитарную помощь, ибо пока там сохраняются нынешние невыносимые условия существования, это создает питательную среду для выращивания новых поколений радикалов.



Ефим Фиштейн: Говоря о гарантиях безопасности для Израиля, что конкретно имеет в виду Европейский Союз – размещение контингентов в зоне конфликта, или, может быть, какие-то договорные узы в области обороны между Израилем и ЕС?



Александр Вондра: Проблема имеет два аспекта: краткосрочное решение и долгосрочное урегулирование. Необходимо остановить кровопролитие, и дать Израилю гарантии того, что контрабанда оружия в сектор Газа будет пресечена, а все подземные туннели из Египта в Газу будут перекрыты и засыпаны. Возможно также, что придется установить некий кордон, который отделил бы палестинскую территорию от Израиля, нельзя исключить и размещение там международных сил по поддержанию мира. Это один аспект. Сложнее обстоит дело с долгосрочным урегулированием. Мы знаем, что европейское влияние в Израиле ограничено, израильтяне больше полагаются на американских союзников. Думается, в наших общих интересах было бы укрепление двусторонних отношений между Европой и Израилем. Именно этим мы и собирается заниматься в ходе своего председательства в ЕС. Уже этой весной мы намерены разработать план действий по расширению сотрудничества между ЕС и Израилем, что и предусмотрено планом.



Ефим Фиштейн: Не отвлечет ли вас такая сосредоточенность на актуальных проблемах от выполнения тех более общих задач, которые вы ставили перед собой, вступая в эту должность? Не пострадает ли от этого программа Восточного партнерства?



Александр Вондра: Очевидно, что ключевым государством программы Восточного партнерства является Украина. Именно поэтому, Украине следовало бы понять, что затягивание переговоров о газе не в ее интересах, так как это угрожает бесперебойным поставкам газа в Европу. Обе страны, как Украина, так и Россия должны понять, что на кону стоит их доброе имя. Украина может потерять лицо как государство, по территории которой проходит транзит газа в Европу, а Россия – как государство-поставщик.



Ефим Фиштейн: И последний вопрос: можете ли вы ответственно заявить, что Чехия готова к выполнению тех задач, которые перед ней ставит роль председателя ЕС?



Александр Вондра: Чехия подготовлена к своей роли в максимальной степени. Мне сложно предугадать, готова ли она абсолютно ко всем неожиданностям – это проявится по мере возникновения чрезвычайных ситуаций. Чехия – страна средних размеров, у которой нет великодержавных замашек, мы ко всему подходим прагматически, осознавая предел своих возможностей. Могу с чистой совестью сказать, что мы по возможности старались ничего не упустить из виду. В течение двух лет все мы – служащие государственного аппарата, дипломаты, переводчики – работали, не покладая рук. Хочется надеяться, что уровень нашей подготовки достаточно высок. Разумеется, я не беру на себя смелость исключить любые неожиданности, но уверен, что сможем с ними справиться. Чехи умеют учиться на марше и я надеюсь, что мы с честью выдержим испытание.



Ефим Фиштейн: Это был Александр Вондра, вице-премьер чешского правительства, ответственный за связи с Европейским Союзом.


XS
SM
MD
LG