Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Плюсы и минусы новой системы оплаты труда российских бюджетников


Ирина Лагунина: Плюсы и минусы новой системы оплаты труда российских бюджетников: по мнению правительственных чиновников, отмена 18-ти разрядной единой тарифной сетки не приведет к уменьшению доходов работников бюджетной сферы. Эксперты с этим не согласны: они считают, что размер зарплаты работника будет напрямую зависеть от его лояльности к начальнику. Над темой работала Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Новая система оплаты труда работникам бюджетной сферы, вступившая в действие с 1 декабря 2008 года, пока не вызвала бурных дебатов среди самих бюджетников. Не все из них еще получили свои декабрьские зарплаты. И поэтому делать выводы о том, хороша или плоха новая система начисления зарплат – еще рано. 18-ти разрядной единой тарифной сетки больше нет. Теперь зарплаты бюджетников будут состоять из оклада и компенсационных надбавок, которые, по замыслу разработчиков, должны стимулировать работников на более качественное выполнение своих обязанностей. Новый год принес людям новые проблемы – кризис, возможные увольнения, рост цен на услуги ЖКХ, непогашенные кредиты… Поэтому не многие из них рискнут сейчас уходить со старой работы и искать новую, более высокооплачиваемую. Но тревожные настроения в бюджетных коллективах есть. Вот что мне рассказала медсестра одной из московских больниц Елена…



Елена: Нам принесли документы, представили, каким номером идет закон. Мы, считай, вслепую его подписывали. Толком мы всю документацию не видели. Сейчас у нас будут снимать ставки на подработку, это за тех, кто, например, на больничном, в отпуске.



Любовь Чижова: Вы начальству задавали вопрос: будем получать больше или меньше? Что вам отвечают?



Елена: Я даже разговаривала с бухгалтерией, и они до сих пор говорили, что у них до сих пор нет ставок, никто ничего не говорит. Единственное, я слышала по разговорам, что да, на самом деле очень многие говорят, что будем получать меньше.



Любовь Чижова: Вы по закону, скажем, половину получаете, а остальное вам начальство начисляет за качество вашей работы.



Елена: Качество работы, что туда входит? К нам сегодня подошли и сказали, что будут в качество работы входить 19 пунктов, вплоть до того, что внешний вид, даже такие вещи, во сколько пришел, во сколько ушел.



Любовь Чижова: Как коллектив относится к этим нововведениям, что говорят люди?



Елена: Ужасно. Все в неведении получаются от того, что ничего не знают и просто страшно становится от того, что может быть. Есть такие люди, которые говорят поклепы такие, что человек этого не делал.



Любовь Чижова: Чтобы уйти в какое-то другое место, поменять работу, такие разговоры есть?



Елена: Да, разговоров таких много. Естественно, если сейчас будут получать меньше, люди будут стараться искать, где будут получать заработную плату выше. Потому что, естественно, если у нас работают пенсионеры, у них есть хотя бы пенсия, молодежи, естественно, хочется жить лучше, и одеться хочется, и покушать хочется. Я не говорю, куда-то поехать. У меня лично 20 лет стажа, а девочки, которые пришли, они по году отработали, они получают 8-9 тысяч. Сейчас они получают, это с подработкой, с премией, со всем, что могут дать. Единственное, что могут просто бояться уходить, куда-то дергаться из-за того, что именно глобальные сокращения.



Любовь Чижова: Руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер не склонен драматизировать ситуацию. По его мнению, компенсирующие надбавки к зарплате действительно будут носить стимулирующий характер. Хороший работник теперь вправе надеяться на более достойную оплату труда. Лентяй, соответственно, будет получать меньше. Исчезнет «уравниловка». Хотя эксперт не исключает возможностей произвола со стороны руководителей. Ситуация, считает Евгений Гонтмахер, может быть исправлена одним способом – все компенсационные надбавки должны устанавливаться публично. Тогда люди будут знать, кто и за что их получает….



Евгений Гонтмахер: Существенно повышается роль стимулирующих надбавок к заработной плате. Сейчас они могут составлять в общей сумме 50 и даже более процентов. У руководителей учреждений, в которых работает федеральный бюджетник, медицинские центры, очень небольшой круг учреждений культуры, например, Большой театр, музеи некоторые, так вот, у руководителей появляются возможности и довольно широкие для того, чтобы гибко устанавливать надбавку в соответствии с качеством и объемом работы, которую человек делал, а не только какими-то формальными параметрами, например, стажем, хотя за это тоже, как я понимаю, есть надбавка. Поэтому здесь возникает некая гибкость в оплате труда, которая, наверное, лучше, чем то, что было до того. Потому что старая система, которая отменена, она предполагала, что люди получают заработную плату в бюджетной сфере как-то все очень поровну.



Олег Кусов: А вы знаете, многие опасаются произвола со стороны руководителей.



Евгений Гонтмахер: Да, такая опасность есть, я согласен. И здесь на самом деле ситуация может быть поправлена одним-единственным методом – это публичность, установление новых надбавок стимулирующего характера. Это показывало бы справедливость этого, потому что люди в учреждении бюджетном прекрасно знают, кто как работает, кто более достоин, кто менее достоин. Это если автономные учреждения, а сейчас у нас в бюджетной сфере кроме здравоохранения есть возможность, допустим, в тех же вузах иметь автономные учреждения. А что это означает, что там существуют либо попечительские, либо управляющие советы, куда входят представители общественности, иногда те же самые студенты входят туда, представители преподавателей и этот совет вполне могу бы взять на себя функцию по установлению такого рода надбавок или хотя бы по решению спорных вопросов, когда люди недовольны тем, как им это дело установили. Это единственный вариант, то есть открытость, демократичность, других вариантов нет.



Любовь Чижова: Говорил экономист Евгений Гонтмахер. Эксперт издания «Промышленные ведомости» Моисей Гельман напоминает, в чем был смысл 18-ти разрядной тарифной сетки и предполагает, что при новой системе оплаты труда повышение зарплат будет происходить все реже и реже…



Моисей Гельман: Для госслужащих установлена 18-разрядная тарифная сетка. То есть это 18 размеров окладов, где каждый последующий размер по окладу связан с определенным коэффициентом с предыдущим. Первым разрядом является МРОТ – минимальная заработная плата. Поэтому увеличение МРОТ, которое происходило один-два раза в год и каким-то образом это увеличение соответствовало росту инфляции. Оно автоматически приводило к увеличению зарплат по всей этой цепочке. Отмена разрядной сетки приведет к тому, что это автоматическое повышение зарплат исчезнет. А судя по некоторым данным, ожидается сокращение определенной части госслужащих. Поэтому либо следует ожидать в последующем снижения реальной зарплаты госслужащих, либо сокращение. Официальная корзина составляет всего пять тысяч рублей. К примеру, извините, кальсоны на два года заложены, трусы на полтора-два года. На эти деньги прожить нельзя. Я должен сказать, что по официальной статистике доходом до шести тысяч рублей обладает примерно треть населения страны, то есть они фактически живут на грани бедности. А по данным исследований специалистов, минимальная зарплата работника для того, чтобы пополнять его жизненный ресурс, в том числе с учетом того, что он должен вырастить себе замену в виде одного хотя бы наследника, она на сегодня составляет примерно 40 тысяч рублей. Разницу комментировать нет никакого смысла.



Любовь Чижова: Это было мнение эксперта издания «Промышленные ведомости» Моисея Гельмана. Вице-премьер российского правительства Александр Жуков, представивший новую систему оплаты труда, поспешил успокоить россиян. По его словам, на увеличение фондов оплаты труда в федеральных бюджетных учреждениях в 2009 году будет направлено 114 миллиардов рублей. Никто из бюджетников не будет получать меньше, чем раньше, заявил вице-премьер. С ним категорически не согласен первый заместитель руководителя комитета по труду и социальной политике Государственной думы России Олег Шеин из фракции «Справедливая Россия»….



Олег Шеин: На самом деле это система, которая является достаточно негативной и ее надо оценивать, как опасную для работников. Дорогу к ней проложил знаменитый 122 федеральный закон о монетизации льгот, принятый четыре года назад. Именно в соответствии с 122 федеральным законом в стране была ликвидирована единая тарифная сетка и введены правила, при которых за сам размер заработной платы бюджетников отвечает учредитель. То есть федерация за федеральные учреждения, скажем, Большой театр, университет имени Ломоносова. Регионы отвечают за региональный уровень, то есть техникумы, больницы. А муниципалитеты, включая сельсоветы, отвечают сами правила установления заработной платы работникам школ, работникам поликлиник, амбулаторий, музеев и так далее. Теперь непосредственно по сути. Во-первых, вводится так называемая масштабная система премиально стимулирующих выплат. То есть если человек раньше мог сам себе рассчитать заработную плату, понимал, что имея 9, 10, 11 разряд, работая такое-то время с таким-то объемом работы он будет получать в рублях конкретную заработную плату, то сегодня размер его заработной платы становится зависим от работодателя, от начальства. Причем в регионах свои новые системы оплаты труда еще более своеобразные, чем в центре. В частности, в моей родной Астраханской области власти приняли решение даже размер оклада, тарифа определять на усмотрение руководителей. То есть, например, у учителя оклад от двух с половиной до четырех тысяч рублей, а конкретно у кого сколько, у Иванова две тысячи с половиной, у Петрова четыре тысячи, у Сидорова три двести, определяет непосредственно начальник, исходя из того, как у него почесалась левая нога.



Любовь Чижова: Олег Васильевич, а к чему это может привести?



Олег Шеин: Во-первых, может привести к ухудшению самой системы оказания услуг в бюджетной сфере. Потому что если люди чувствуют, что заработная плата им утверждается не по труду, а по прихоти начальства, у них нет стимула работать хорошо, а у них есть стимул быть хорошим в глазах руководителя. Это две разные вещи – работать хорошо и выглядеть хорошо в глазах начальника, это не синоним, это не тождество. То есть первые, кто пострадают – это пострадают дети, учащиеся, пострадают пациенты в системе здравоохранения и деятели культуры, в музейном деле, не думаю, что будет хорошо. Будет нанесен удар по всем работникам, у которых самостоятельное мышление. То есть самостоятельное мышление будет наказываться еще жестче, чем в Советском Союзе. В Советском Союзе хоть зарплату с людей не снимали никогда. Естественно формирует систему конформистов.



Любовь Чижова: В итоге бюджетники будут получать больше или меньше?



Олег Шеин: Меньше. Все разговоры о том, что заработная плата повышается на 26%, верны, но лишь отчасти. На 26% повышается фонд оплаты труда. Но не забудем, что повышается минималка с 2300 до 4300. И если мы посмотрим на оклады людей, которые получают выше 4300 рублей, они в целом не вырастут. Повышение будет достигаться в общем и целом через сокращение штатов и через уменьшение заработной платы у части работников.



Любовь Чижова: Можно ли воспринимать это изменение системы оплата труда бюджетникам как такой наш ответ кризису? Вроде бы никого не увольняют, но денег на работников будет тратиться все меньше.



Олег Шеин: Это не связано с кризисом, это связано с желанием просто-напросто сделать из людей зависимое быдло, чтобы от людей ничего не зависело и они бы дрожали перед руководством. Потому что система была, я напомню, принята как система, сейчас просто до конца дописали, но сама идеология была принята в 2004 году.



Любовь Чижова: Вы прогнозируете какие-то социальные взрывы в связи с этим?



Олег Шеин: Рост социального напряжения будет бесспорно. Потому что социальное напряжение возникает в первую очередь там, где есть несправедливость.



Любовь Чижова: Нововведения, связанные с изменениями оплаты труда бюджетников, коснулись 3 миллионов 200 тысяч россиян – таково число работников федеральных бюджетных учреждений. В общей сложности в России насчитывается 14 миллионов 100 тысяч бюджетников – федеральных и региональных. Теперь они должны думать о том, как прожить в условиях финансового кризиса и инфляции на свои новые зарплаты.


XS
SM
MD
LG