Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какую роль играет Рождество в российских семьях


Ирина Лагунина: Сегодня в России для большинства людей Рождество не является сколько-нибудь значимым праздником, восстановление церквей не идет параллельно с восстановлением культурных и семейных традиций. И все-таки это уже не пустой звук, как это было 20 лет назад. Какое же место занимает рождество в череде праздников российской семьи? У микрофона Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Тут нужно сразу оговориться: семьи есть разные. Для православных семей, живущих по церковному календарю, соблюдающих посты, часто бывающих в храме, Новый год - как правило, праздник маленький, а то и вообще не праздник. А вот Рождество - праздник великий и для взрослых, и особенно для детей. Но речь пойдет об обычной, средней семье, которая только пытается принять, адаптировать в своей, в общем-то еще вполне советской, атеистической среде загадочную природу Рождества. Или не пытается - кто как. Но елка появляется почти во всех домах, и красной звезды на ней давно уже нет - а Рождественская, Вифлеемская звезда еще не успела опуститься на ее верхушку. Между прочим, это сегодня кажется, что Новый год, елка, Рождество были всегда. На самом деле елка поселилась в городских домах, у семейных очагов относительно недавно. Говорит искусствовед, доцент кафедры режиссуры театрализованных представлений и праздников Петербургского государственного университета культуры и искусства, исследователь фольклора Анна Некрылова.

Анна Некрылова: Сама эта традиция елочная, она же внедрялась непросто. И может быть даже в Петербурге она быстрее вошла в моду благодаря немцам, которые здесь жили, потому что этот немецкий обычай здесь был с 19 века. И поскольку связи были очень близкие, то естественно это тоже повлияло и на наших разночинцев, дворянство, более обеспеченные классы населения. Елки, еще в 40 годы 19 века наша интеллигенция была против этого и никак не могла понять, зачем это нужно. Тем более славянофилы, поскольку совсем не русская, заграничная и так далее. Но довольно быстро это вошло. И именно в Петербурге начались так называемые детские, почти по Диккенсу что-то такое. Подарки, не просто праздник, а обязательно детские подарки. Обязательно украшение елки игрушками. Это такое, конечно, немецкое, скандинавско-немецкое влияние, которое нашло здесь своих поклонников и привилось. Особенно когда стали делать детские балы и делать детские праздники.

Татьяна Вольтская: Ну, а что происходит сегодня? Я нахожусь в одной из художественных школ Петербурга, где маленькие дети - в основном, лет пяти - и их мамы ожидают детского праздника, так называемой елки. Спрашиваю одну из мам - Веронику Макарову - празднуют ли в ее семье Рождество.

Вероника Макарова: Да. В церковь идет. Кажется, только так и празднуем.



Татьяна Вольтская: А дома нет традиции?



Вероника Макарова: Дома нет традиции, к сожалению. Может быть пока.



Татьяна Вольтская: То есть непривычный еще праздник?



Вероника Макарова: Конечно, Новый год берет на себя основную функцию праздников рождественско-новогодних. Елка стоит. Я думаю, что надо над этим работать. Надо, чтобы Рождество тоже отмечали и подарки были.



Татьяна Вольтская: Может быть если бы оно было сначала, перед.



Вероника Макарова: Да, это правда. Поменялось местами и поэтому сложно.

Татьяна Вольтская: Спрашиваю дочку Веру, знает ли она, что такое Рождество.

Вера: Знаю – это праздник такой.



Татьяна Вольтская: А какой он праздник? Кто родился в Рождество?



Вероника Макарова: Знаешь. Иисус Христос родился. Забыла? Знаю одну семью, православная семья, где отмечается исключительно Рождество. То есть Новый год они не отмечают если не вовсе, то почти. Подарки приносят на Рождество, они на елки новогодние не ходят. В этот период постятся. Там трое детей в семье, одна из них моя крестница. У них именно Рождество.



Татьяна Вольтская: Я всегда думаю: дети не страдают при этом, что они как-то отдельно от всеобщего праздника?



Вероника Макарова: Я думаю, что в таком возрасте еще не страдают. Если не сталкиваются с праздником, а их в этом оберегают, они не ходят в сад в этот день, чтобы на елку не попасть, ведут такой домашний образ жизни. А как период после Рождества у них насыщен событиями, походами на мероприятия. Елки продолжаются, они застают этот кусок праздника.



Татьяна Вольтская: Празднуете ли вы Рождество? - спрашиваю я у другой мамы - Татьяны Бобровой.

Татьяна Боброва: Конечно. Мы ездим в гости к нашей бабушке, потому что в этот день кроме всего прочего наша бабушка родилась.



Татьяна Вольтская: Это получается такой семейный праздник.



Татьяна Боброва: Да. Но мы помним, что это не только день рождения, но и Рождество, воспринимаем его как некоторое обновление, как новый этап. Конечно, празднуем.



Татьяна Вольтская: Есть элементы Рождества, есть елка, есть подарки?



Татьяна Боброва: Всегда есть елка, всегда есть подарки. Мы не разделяем новогодние подарки, у нас все в комплексе, все едино, и новогодние и рождественские.

Татьяна Вольтская: Говорит Юля Эламик.

Юля Эламик: Да, празднуем. Собираемся с друзьями, поздравляем друг друга, общаемся.



Татьяна Вольтская: Можно сравнить по масштабу этот праздник с новогодним?



Юля Эламик: В принципе да. Мы отмечаем и католическое Рождество, и православное и Новый год. Потому что среди наших друзей есть и католики, и лютеране, мы два раза Рождество празднуем.



Татьяна Вольтская: Для ребенка подарки на Новый год или на Рождество?



Юля Эламик: Все-таки на Новый год.



Татьяна Вольтская: А как зовут девочку?



Юля Эламик: Алена.



Татьяна Вольтская: Аленушка, а ты знаешь, что такое Рождество?



Алена: Нет.

Татьяна Вольтская: Вот так - видимо, количество празднований не влияет на знание, что же такое Рождество. На этот же вопрос вызывается ответить маленькая Полина.

Полина: Я сама знаю. Это праздник. Сейчас нет Деда Мороза, мы ждем его.



Татьяна Вольтская: Дед Мороз – это Новый год. А Рождество? Рождество – кто-то родился. А кто, ты знаешь?



Полина: Я родилась.

Татьяна Вольтская: Рядом мама - Регина: празднуете ли вы в семье Рождество?

Регина: Честно говоря, от случая к случаю, традиции нет такой, не научены мы.



Татьяна Вольтская: А вообще хотели бы, чтобы была такая традиция?



Регина: Семейные традиции в стране зарождаться должны, чтобы начать праздновать, а так искусственно получается. Больше ради удовольствия, с друзьями встретиться.



Татьяна Вольтская: Просто повод?



Регина: Потому что с детства не приучены, нет такой привычки.

Татьяна Вольтская: Наталья Скорнякова - бабушка, и здесь с Рождеством все четко и определенно.

Наталья Скорнякова: Да, дома, семейный праздник.



Татьяна Вольтская: Это елка, подарки? Или все-таки подарки – это Новый год?



Наталья Скорнякова: Подарки и елки – это Новый год.



Татьяна Вольтская: А что в Рождество кроме того, что стол, гости?



Наталья Скорнякова: Это такой семейный тихий вечер со свечами, с какими-то угощениями, но это не подарки.



Татьяна Вольтская: А тебя как зовут?



Филата: Филата.



Татьяна Вольтская: А ты знаешь, что такое Рождество?



Филата: Это когда праздник.



Татьяна Вольтская: А что в этот праздник происходит?



Филата: Когда гости приходят, подарки берут.



Татьяна Вольтская: Наталья Скорнякова, бабушка, и здесь с Рождеством все четко и определенно.



Наталья Скорнякова: Нет, не празднуем. Новый год празднуем.

Татьяна Вольтская: Бабушка Анна Ивановна о Рождестве говорит вроде бы с энтузиазмом.

Анна Ивановна: Мы христиане.



Татьяна Вольтская: Новый год главный праздник или Рождество?



Анна Ивановна: Как вам сказать? Конечно, Рождество главнее. Новый год тоже праздник, но Рождество главнее.



Татьяна Вольтская: Вы празднуете его как-то?



Анна Ивановна: Мы празднуем 7-го.



Татьяна Вольтская: Как?



Анна Ивановна: Семьей, конечно.



Татьяна Вольтская: Как тебя зовут?



Маша: Маша.



Татьяна Вольтская: Маша, а ты знаешь, что такое Рождество?



Маша: Нет.

Татьяна Вольтская: В общем, на празднике дети поют про елочку, не подозревая, что она рождественская.
В этот раз я познакомилась с семьей, отмечающей Рождество довольно необычно - в петербургской галерее "Центр книги и графики" они устроили семейную выставку. Мама и папа художники, а трое их сыновей просто любят лепить и рисовать. Говорит куратор галереи Татьяна Соловьева.

Татьяна Соловьева: Завершить год семьи захотелось какой-то семейной выставкой. И подумав, посмотрев вокруг, я поняла, что лучше семьи, чем семья Жумадаева, его супруги Жанны и не придумать мне. Оба художники, творческие личности, родители троих мальчиков, как-то ухитряются совмещать творчество и жизнь семейную, очень хорошо друг к другу относятся, с уважением. Дом гостеприимный, уютный, я бывала у них в гостях. Жанна заканчивала Мухинское училище, художник. Троих детей родив, все-таки находит время для творчества. Конечно, каждый раз переживает, что времени так мало, детей то в школу, в кружки, на занятия. Когда они дома все, она работает, и дети смотрят. Мальчишки лепят, рисуют. Как раз выставлены их работы. Они такие гордые бегают. Туман Жумадаев, конечно, профессионал, мастер. Закончил академию художеств. Здесь много света, цвета, радости. Тепло семьи, уют здесь ощущается. Есть семейный портрет, Туман написал всех троих мальчиков на большой картине. Есть его автопортрет, он сидит в мастерской. И портрет его жены Жанны, которая держит на руках младенца. Чем вам не святое семейство?



Татьяна Вольтская: И рождественская картина тоже есть.



Татьяна Соловьева: Рождественская картина тоже. Туман сделал выставку - посвящение Рембрандту.

Татьяна Вольтская: Но интересно, несмотря на рождественскую тему выставки, Рождества как такового в этой семье практически нет. Говорит Жанна Жума.

Жанна Жума: Когда семья собирается вместе – это и есть праздник.



Татьяна Вольтская: Какие-то рисунки, что-то делаете своими руками в Рождество?



Жанна Жума: Конечно. В основном к Новому году ребята больше готовятся. Деды Морозы, они их наклеивают на окна, снежинки, украшают елку, сами делают иногда игрушки.



Татьяна Вольтская: А вы учите их делать игрушки?



Жанна Жума: Больше бабушка учит. У нас не всегда есть время, а бабушка с ними вырезает, делает поделки.



Татьяна Вольтская: Семейные традиции есть какие-то дома?



Жанна Жума: Когда я была маленькая, было принято печь пироги. Сейчас ничего не получается. Делали печенье домашнее. Сейчас изобилие всего, проще побежать в магазин, купить. Хотя, конечно, в последнее время вроде бы и хочется все это возобновить.



Татьяна Вольтская: А на Рождество что у вас будет, на рождественский стол?



Жанна Жума: Не утка, конечно, может курица.

Татьяна Вольтская: Старшего сына зовут Имал, он готовился к праздникам.

Имал: Слепил Деда Мороза, Снегурочку, снеговиков, еще быка сделал.

Татьяна Вольтская: Все понятно - богатейшие традиции русского Рождества потеряны, все слилось в один культмассовый ком с Новым голом, многие бы и рады праздновать Рождество, да не знают как. Хотя за опытом - уж из Петербурга-то - можно отправиться хоть в соседнюю Финляндию, где традиция не
прерывалась. Там накануне Рождества все идут на кладбище, зажигают там свечи на могилах родственников и солдат, погибших во время войн. Свечи зажигаются всюду - в домах, на балконах, во дворах, их даже иногда делают вручную. А потом финны - обязательно всей семьей наряжают елку и готовят праздничную еду, красиво упаковывают подарки и вешают их на елку. Там есть и совершенно определенное главное рождественское блюдо - свиной окорок, который по традиции готовит глава семейства, и обязательные традиционные овощные запеканки, салат "россоли", похожий на наш винегрет, и соленая или копченая рыба. Утром - церковь, праздничная служба, вечером - обильный семейный ужин. Существует совершенно особенный рождественский запах - запах глинтвейна с миндалем и имбирного печенья. И, конечно, ни у кого из детей не возникает вопроса, что же такое Рождество. А здесь - по крайней мере, в той художественной школе, где я была накануне Рождества, только один мальчик, Сима, ответил мне, что это такое.



Сима: Это когда родился Иисус Христос.

XS
SM
MD
LG