Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В канун Рождества по юлианскому календарю о современном состоянии российского православия говорим с отцом Глебом Якуниным, бывшим народным депутатом РСФСР и Госдумы



Владимир Кара-Мурза: Сегодня рождественский Сочельник, он предшествует празднику Рождества Христова и завершает Рождественский пост. Утром в Ново-Спасском монастыре столицы божественную литургию совершил местоблюститель патриаршего престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Он управляет Русской православной церковью до избрания в конце января нового предстоятеля. Главную ночную праздничную службу митрополит Кирилл проведет в храме Христа Спасителя. Ночью в храмах будет оглашено Рождественское послание патриарха Алексия, которое он успел подписать незадолго до своей кончины. Через полтора месяца в России появится новый патриарх. Имя следующего предстоятеля Русской православной церкви согласно решению Священного синода 700 делегатов поместного собора назовут в конце января. А 1 февраля в Храме Христа Спасителя состоится его интронизация. Ситуацию внутри русского православия обсуждаем с отцом Глебом Якуниным, обратившимся к предстоящему собору с апелляцией в надежде на отмену решения архиерейского собора РПЦ 1997 года об отлучении его от церкви. Добрый вечер, отец Глеб.



Глеб Якунин: Добрый вечер и с наступающим праздником Рождества Христова.



Владимир Кара-Мурза: Все верующие ожидают наступления Рождества, но они же ждут нового, последнего за 18 лет Поместного собора.



Глеб Якунин: Да, идет активная подготовка к этому собору. Как известно, постановили, что сначала Архиерейский собор будет 28, это празднество сначала начинается литургией, потом будет обед торжественный. А 29-30 и 31 будет уже Поместный собор, который уже будет выбирать будущего патриарха, а уже 1-2 будет интронизация. Это, кстати, такой план у Архиерейского собора. Но тут есть одна очень интересная деталь. Дело в том, что Поместный собор всегда был высшим органом власти в церкви и в принципе он способен изменить большинством голосов любую повестку, предложенную ему Архиерейским собором. Как мы знаем, в 17-18 году великий Поместный собор, который выбрал замечательного патриарха Тихона, нашего мученика и святого, он заседал два года. И если бы коммунисты не разогнали этот собор, как, кстати, Учредительное собрание, новый парламент тоже разогнали, так и собор разогнали, он бы сделал величайшие шаги и реформировал бы во много православие. Может быть совсем другая была бы полноценная христианская православная жизнь.



Владимир Кара-Мурза: Есть ли у вас надежда, что в повестку дня войдет рассмотрение вашей апелляции? Напомните ее суть.



Глеб Якунин: Знаете, апелляция моя заключается в том, что в 93 году на заседании Синода перед первой Государственной думой меня вызвал патриарх на заседание Синода и сказал: мы постановили, что вы не имеете права идти, вообще мы запретили священнослужителям идти в новую Государственную думу. И объяснили, что у нас не хватает священников, надо заниматься церковной жизнью, ее возрождать, вот и занимайтесь этим. Во-первых, я в этот момент уже был заштатным священником. Я в администрации президента Ельцина был членом законодательной комиссии, законодательных предположений, так что был на окладе, я был заштатный священник. И они не вправе были от меня требовать, чтобы я не шел на этот собор. Я, во-первых, считал, что это абсолютно несправедливо. Потому что устав и собора 17 года и устав 88 года, каких-то запрещений заниматься политической деятельностью не было, только требовалось от священника одного, чтобы он не имел права говорить от имени собора, должен был говорить от себя лично, какие-то политические выдвигать требования. И вот мы видим, что, несмотря на это, сняли с меня священнический сан. Я считал, что это чрезвычайно недопустимо. Я даже могу зачитать, что я написал, обращаясь к патриарху, в 94 году: Священный сан, Ваше святейшество, является для меня слишком дорогой святыней и отказаться от борьбы за него, смириться с вашим решением, противоречащем церковной правде, мне не позволяет религиозная совесть и нравственные принципы. Подоплека заключалась в том, что я, можно меня так называть, я один из немногих правозащитников внутри церкви и по вопросам религиозной жизни я был маленьким Лютером в православной церкви, с точки зрения защиты интересов, прав, канонов, свободы я был маленьким академиком Сахаровым. Когда начались в церкви великие события после того, как Горбачев дал некоторую свободу, а уж при Ельцине в 90 году новый закон о свободе совести, я видел, что церковь, к сожалению, идет таким авторитарно-тоталитарным путем и боялся, что церковь может наша превратиться православная в тоталитарную православную секту. Я по этому поводу много выступал, десятки выступлений обращений, и когда я был в Верховном совете России. Кстати, в Верховном совете России я был, и в это же время патриарх Алексий был депутатом Верховного совета СССР. И когда меня вызвали на Синод, я сказал: Ваше святейшество, вы почему-то не отказались, вы же были патриархом. Вы должны были все силы отдавать на служение церкви, но оставались в красном советском, можно сказать, парламенте. А почему когда демократия победила, я был сопредседателем ДемРоссии, я считал, что демократия будет способствовать жизни церкви, почему вы это запретили. Вот по этому поводу я и написал эту самую апелляцию. Потому что все предыдущие инстанции не обращали внимания на мои бесчисленные жалобы и мне не давали никакого ответа.



Владимир Кара-Мурза: Отец Георгий Эдельштейн, настоятель отдаленного прихода Костромской области, скептически оценивает предстоящий собор.



Георгий Эдельштейн: Поместного собора православной российской церкви не было с 1917-18 года и, боюсь, долго еще не будет. Все, что у нас называется Поместными соборами - это просто сессия Верховного совета, где заранее известна повестка, заранее известно, какие решения будут приняты, заранее известно абсолютно все. Собор 17-18 года проходил полтора года, а у нас собираются все вопросы без исключения решить за два-три дня. Поэтому, еще раз повторяю, ни в коем случае это мероприятие нельзя назвать Поместный собор. Об отце Глебе с удовольствием скажу. Я твердо убежден, что его лишение сана, а потом низвергли из церкви совершенно незаконно. Но пока это решение, незаконное решение не будет отменено, я не дерзаю называть Глеба Павловича Якунина отцом Глебом, хотя, повторяю, я много раз говорил, что это решение было незаконное.



Глеб Якунин: Вы знаете, конечно, отец Георгий Эйдельштейн один из немногих, кто может так открыто и прямо критиковать наши власти. Но я по поводу грядущего собора что должен сказать - ситуация не такая простая. Я уже говорил, что патриарх Алексий немножко похож на Брежнева церковного, и все проблемы тяжелейшие внутрицерковной жизни, они не решались за прошедшие фактически 20 лет, и церковь сейчас находится в состоянии глубокого кризиса. Причем этот кризис совпал, как удивительно, с экономическим кризисом. И мы боимся, что эта вся волна, может быть девятый вал нам придется пережить шторма огромного морского финансового, она совпадает и начало этого кризиса совпадает с этим собором. И ситуация довольно сложная, неоднозначная. Поэтому такое впечатление, что Кремль, который перед этим тщательно следил за жизнью церкви и давал добро на выборы и поддержку того или иного руководителя церкви, такое впечатление, что сейчас несколько самоустранился. С чем это связано, можно думать об этом, предполагать, но ситуация довольно сложная.



Владимир Кара-Мурза: Станислав Думин, герольдмейстер Российского императорского дома, призывает не отвлекаться от главного.



Станислав Думин: Самое главное - это выборы патриарха и от того, кто встанет во главе Русской православной церкви, хотя в отличие от католической все-таки у нас патриарх не Папа римский, он не самовластен, да собственно у католиков уже не так, тем не менее, личность будущего патриарха определит развитие церкви на ближайшие годы. Насколько я помню, высказывания владыки Кирилла, нынешнего местоблюстителя, что никто из потенциальных кандидатов, о кандидатах говорить рано, поскольку будут выдвинуты на соборе, не высказывают коренные реформы. Я думаю, что в любом случае собор рассмотрит текущие вопросы, наверняка, будут важные решения. Все-таки главное - определение персонального возглавляющего Русской православной церкви. Что касается отца Глеба, вы знаете, наверное, церковь всегда, по словам Христа, заблудшая овца возвращается в стадо, вопрос только в том, считает ли отец Глеб, что он был всегда прав или он готов признать какие-то свои ошибки.



Глеб Якунин: Видите, Станислав Думин предположил, что я якобы чуть ли не готов просить прощения у собора, я со своих принципиальных позиций сошел. Я должен сказать, что я не жалуюсь на свою судьбу, я священнослужитель, я в такой церкви, которая имеет епископскую преемственность. И наконец мы способны в нашей церкви проводить в жизнь те реформы, в основном мы канонизировали отца Александра Меня и все идеи, которые выдвигал отец Александр по реформированию церкви, мы, слава богу, постепенно осуществляем. А что касается меня, то, конечно, я в первую очередь пишу, потому что меня Архиерейский собор отлучил от церкви, анафематствовал и если я не подам, то получится смешная ситуация, что, наверное, я согласился, может быть я смирился. Я считаю, что это неверно. Я считаю, что в любом случае удовлетворит. Действительно, шансов очень мало, как говорил отец Георгий Эдельштейн, это скорее произойдет чудо, если вдруг Архиерейский собор сначала, а потом Поместный собор выступит против таких странных событий, которые произошли в 2000 году. А в 2000 году Архиерейский собор вдруг отнял всю полноту власти от Поместного собора, который сейчас собрался. Ведь действительно аналогия очень простая. Возьмите любую политическую партию, там есть центральный комитет, есть съезды ЦК, есть наконец съезды партии. Вот представьте себе съезд какой-нибудь партии, допустим, коммунистической партии, которые должны раз в пять лет как у нас в церкви собираться, вдруг центральный комитет объявит, что, вы знаете, мы берем всю полноту власти себе, а съезд партии необязателен и вообще ему надо обрезать все его права и собираться он будет тогда, когда мы захотим. Такую партию министерство юстиции должно просто снять с регистрации, потому что это грубейшее нарушение законодательства государства. Вот аналогичная ситуация в церкви. Поэтому я подал свою апелляцию в надежде, что все архиереи и участники, там будут священнослужители, и миряне, и монахи, обратят внимание, что у них отняли всю власть и их задача все-таки отказаться от того, что у них узурпировала архиерейская корпорация всю полноту власти, они должны не одобрять решения Архиерейского собора, а потребовать, чтобы вся полнота власти осталась именно за Поместным собором.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, с нетерпением ждет созыва Поместного собора.



Александр Дугин: Я думаю, что главный вопрос Поместного собора – это выборы патриарха нового. Сейчас с замиранием сердца следим, все православные люди, за тем, кого выберут участники, члены Поместного собора. Это фактически такое большое событие, выбор нового патриарха и сам собор большое событие. Это главная задача. Я думаю, от личности патриарха много чего будет зависеть в истории церкви. Сейчас переломный момент для нашей истории, очень много эсхатологических признаков, очень много политических превращений, идет возрождение русской национальной идеи полным ходом. Поэтому от личности патриарха будет многое зависеть. Я думаю, это главный и единственный по сути вопрос, который будет рассматриваться на Поместном соборе, все остальное технические мелочи. Что касается Глеба Якунина, каждый из них может покаяться, припасть к матери-церкви, к русскому народу и может быть прощен.



Глеб Якунин: Ну что касается последней реплики Александра Дугина, что каждый может быть прощен, я ведь подаю не потому, что я на себе чувствую какую-то вину, я как раз вижу, что церковное священноначалие потянуло церковь в другую сторону. И правильно он говорит, что от выбора патриарха многое зависит. У нас, к сожалению, патриархия превращается по своим внутренним канонам, которые принимаются в последнее время, в тоталитарно-деструктивную православную секту. Конечно, у них есть благодать, у этих епископов, и как бы ни шел процесс против соборности, а соборность - это церковная демократия, чего добились в 17 году наши великие предки, вот от патриарха очень многое зависит, совершенно верно. Если попадется сильный, мощный патриарх, то он может скрутить эту церковь, и так мы видели культ личности предыдущих патриархов. Откроешь календарь, так там половина одни картинки только патриаршие. Недаром сейчас хоронили патриарха Алексия, мы видели, какое огромное стечение народа. А фактически мы с вами беседуем, если каждому из нас одеть крест и показывать по первому, второму, четвертому каналу часами, как мы служим богу, не произносим ни одной зажигательной проповеди, то, вы знаете, случится так, что будут, если, не дай бог, мы умрем, будут огромные слезы и считать нас великими людьми. В этих условиях очень важно, чтобы не только выбрали патриарха, но чтобы были, как говорил Борис Николаевич, сдержки и противовесы, чтобы он не узурпировал в церкви полноту власти, а чтобы церковь была соборная, демократия церковная, чтобы развивалась церковь, рядовые священники, миряне, верующие простые имели право иметь свой голос и влиять на развитие нашей православной церкви. Иначе православие становится маргинальным и уходит рано или поздно с церковной и общественной арены.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Я поздравляю программу «Грани времени» со светлым праздником Рождества Христова. А к отцу Глебу Якунину у меня будет следующий вопрос. Из всего Нового завета и Евангелия следует, что Христос - это любовь. Когда в Советском Союзе проводились чекистские пятиминутки ненависти, они внедрялись в общество - это было объяснимо, Советский Союз был официально атеистическим государством. Сейчас Россия громогласно во всеуслышание объявила себя православной страной, однако в общество с таким же успехом вот эти чекистские пятиминутки ненависти внедряются. Страна занимает первое место по количеству убийств, первое место по количеству без вести пропавших, первое место по количеству брошенных детей в мирное время. Как вы можете совместить и объяснить все?



Глеб Якунин: Вы знаете, по-моему, в 20 годах в экономике коммунистической партии был термин «ножницы» - расхождение между теорией и реалиями. К сожалению, православная церковь, основная беда, ушла целиком в обряд. Мы видим многочасовые службы, богослужение, а реальной проповеди, евангелизации народа, этого нет. Между обрядом, верой, молитвами, постами, хождением в храм и нравственным состоянием верующих, морали верующих огромная разница и огромная пропасть. Все почитают церковь, ходят на богослужение, а в жизни семейной, общественной, политической вот той христианской морали и нравственности православие, к сожалению, не несет. Церковь превращается в обрядоверческий институт, ритуал, обряд как бы заслонил нравственное и моральное состояние верующих.



Владимир Кара-Мурза: Виктор Аксючиц, философ-публицист, бывший депутат Верховного совета России, надеется на выход из застоя.



Виктор Аксючиц: Маловероятно, что на соборе будут вынесены другие проблемы, хотя они назрели и то, что собор не созывался уже 18 лет, нарушение устава Русской православной церкви, конечно, привело ко многим застойным явлениям и в смысле обновления кадров управления церковью, и в смысле решения многих проблем церковной жизни нашим священноначалием. Особенно отмечу слабую работу миссионерскую церкви. Ведь миллионы верующих за последние 18 лет пришли в церковь - это является не столько заслугой церковноначалия, сколько люди шли по позыву души-христианки. Что касается фигуры патриарха, если будет избран митрополит Кирилл, это чревато расколом внутри церкви. Если же будет избран ныне управляющий делами патриархии Климент, то это чревато определенными застойными явлениями в церкви. Тем не менее, в любом виде, как бы собор ни закончился, он, безусловно, благотворно оживит внутрицерковную жизнь.



Глеб Якунин: Нельзя не согласиться. Я все время говорю о церковном застое, о том, что церковные Брежневы появились, после Брежнева еще было несколько секретарей, особенно последний, которого под руки водили, дай бог, чтобы у нас такой ситуации не было, который полгода только поправил перед Горбачевым. Дай бог, такие, как Горбачев, великий реформатор, пытался КПСС реформировать, ничего не получилось, может быть у нас в церкви появится такой реформатор. Кстати, смотрите, в церкви как в любой политической системе есть крайне правые, крайне левые. И беда нашей церкви, что в 90 году был убит отец Александр Мень, и этот левый, как сейчас говорят, фланг, он абсолютно обнажен. А митрополит, которого в 90 году назначили на место патриарха Алексия, который был выбран в 90 году на питерскую кафедру, он заполонил своими писаниями, это крайне радикальный фундаменталист, консерватор, антисемит, великодержавник, империалист, он безумными совершенно своими творениями заполонил всю русскую церковь, это десятки тысяч экземпляров. И вот нынешнее поколение за эти 20 почти лет воспитывались на этом митрополите. Диомид, который проявляет крайнее мировоззрение, радикальное, он даже считает, что империя должна у нас быть и надо снова императора, царскую власть легитимную, остальное не признает. Хотя у него, обратите внимание, есть очень серьезные положительные, несколько у него идей. Например, он говорит о необходимости созыва Поместного собора, дождался этого Поместного собора. О том, что надо еще, например, он говорит против сервилизма. Он принципиально отличается от наших архиереев, которые сергиянство возводят в культ, что любой ценой надо к любому нашему правителю относиться не только с почтением, но полностью подчиняться государству. Византийскую модель империи они опять мечтают возродить. Так что вот эта борьба, с одной стороны, сторонники, на соборе будет очень много тайных сторонников Диомида, они боятся публично выступать, но голосовать они будут. А с другой стороны, чрезвычайно важный фактор, никто на это не обращает внимания – это то, что происходит на Украине. Они сейчас газа лишились. А сюда приедут скоро на собор свыше 60 архиереев украинских. И я должен сказать, что они все эти годы жили при свободной демократической системе, и они в значительной степени будут заполнять, отца Александра уже нет, левый фланг. И они в значительной степени будут влиять на решение собора, будут требовать полной соборности, на Украине соборы систематические, где выбирают свое руководство и рядовые священники, и миряне. Они будут требовать, чтобы собор был действительно. И во многом от Владимира Сабодана, блаженнейшего митрополита, который возглавляет украинскую полунезависимую церковь, будет фактически решаться судьба этого собора.



Владимир Кара-Мурза: Максим Шевченко, ведущий программы Первого телеканала «Судите сами», противник резких перемен.



Максим Шевченко: Напомню, что сначала будет Архиерейский собор, на котором будут выдвинуты кандидаты, три кандидата для голосовании на Поместном соборе, а потом через несколько дней состоится Поместный собор, который изберет предстоятеля Русской православной церкви. Мне кажется, более важных вопросов для повестки дня не существует сейчас. В реформах она точно не нуждается, а в каких-то современных веяниях, которые будут, в обсуждении важных вопросах она нуждается, возможно. Важных вопросах, связанных с устройством церковной жизни, какие-то может быть политические вопросы, канонические в привязке к современности. Но точно не должно происходить на соборе, который будет избирать патриарха, который, честно говоря, не планировался именно как собор для обсуждения более сложных вопросов. Напомню, что никто не планировал, патриарх умер, поэтому собирается собор.



Глеб Якунин: С такой моделью собора, который нам предложили, согласиться никак нельзя. Действительно, за 18 лет накопилось множество реальных и важнейших вопросов. В частности, вопрос суда, меня касается этот вопрос, потому что это проблема суда. Правильно ли кого-то запрещают, отлучают. У нас до сих пор, только недавно Архиерейский собор выбрал месяц назад состав верховного суда, но фактически он не работает. То, что меня запретили, отлучили от церкви – это только в административном порядке, исполнительная власть сделала это. Кстати, все это заочно делалось, как в 37 году, там тройка расстреливала и меня к высшей мере, к отлучению от церкви приговорили, опять-таки не вызвав, не побеседовав со мной, не узнав мой статус. Так что, я считаю, что без подлинного, независимого суда в русской церкви не может быть свободы, и свободы слова, и свободы самовыражения. Вот только один из аспектов, а таких проблем стоит чрезвычайно много. Я еще раз хочу сказать, что Поместный собор вправе не одобрить все деяния за это время Архиерейских соборов, могут выдвинуть свою программу. И кстати, три архиерея, которые будут выдвинуты на соискание победителя, то есть кто из них выиграет и станет патриархом, Поместный собор вправе выдвинуть своих кандидатов и отменить решение этого самого Архиерейского собора. Дерзнут ли нынешние наши архиереи или настолько они были придавлены страшной вертикалью власти. У меня впечатление, Путин, когда пришел в 2000 году, он не просто выдумал жесткую систему вертикали власти, которую в течение 8 лет создавал, а это он взял образец именно с Русской православной церкви. Он как верующий приглядывался, и мы видим, что абсолютно воцерковленный человек, и он понял, что так надо сделать и с государством, фактически абсолютную монархию под видом наличия демократии и свободы. Так что надо, чтобы реальная свобода и реальная соборность в церкви восторжествовала. И принципы собора великого 1917 года, они все почти были расстреляны большевиками, они мученики. Будем надеяться, что, сколько бы ни было ошибок и грехов со стороны наших иерархов, все-таки благодать есть у наших архиереев и все-таки могут дерзнуть на то, и бог им поможет, чтобы подлинная соборность и возрождение православия в Русской православной церкви состоялось.



Владимир Кара-Мурза: Борис Якеменко, руководитель Православного корпуса движения «Наши», член Общественной палаты Российской Федерации, сторонник преемственности в управлении церковью.



Борис Якеменко: Поместный собор, который собирается ради выборов патриарха, должен решить главную задачу- это обеспечить преемственность власти и избрать нового патриарха. Мне кажется, разбавлять эту задачу какими-то другими сейчас нецелесообразно. Святейший патриарх Алексий покойный оставил церковь в очень мощном состоянии, то есть это церковь объединенная, это церковь, которая преодолевает достаточно успешно расколы. История с Диомидом это хорошо показывает. Я думаю, что существуют проблемы, естественно они существуют везде, нельзя говорить, что это некая идеальная задача. Но сейчас главная задача - это избрать патриарха, который затем уже должен определить повестку дня, определить приоритетные направления, в которых надо двигаться, задачи, которые решать и после этого можно уже приступать к их решению. Если сейчас заниматься сразу всем, то я боюсь, что это будет неправильно.



Глеб Якунин: То, что сказал Якеменко, это понятно и эта идея поддерживается Священным синодом и руководящие архиереи. Но все-таки, если выберут патриарха, да еще такого активного и мощного и сильного, есть такие кандидаты, то они могут так все подмять, что потом ничего не дождешься. Действительно патриарх Алексий, действительно надо отдать должное. Его хвалят тем, что он открыл 20 тысяч новых храмов, было 10, сейчас 30 тысяч. Но обратите внимание, что даже Андрей Кураев, дьякон, обратил внимание, что храмов открылось много, а они почти пустые, нет молодежи, молодежь в церковь не идет. Патриарх Алексий выбрал такую модель, в сельском хозяйстве есть интенсивное хозяйство, есть экстенсивное. Экстенсивное хозяйство, мы в молодости проходили, с Александром Менем учились в институте, и мы помним, как наши соратники поехали поднимать целину в Казахстане. И чем это закончилось? Огромная целина, первые два-три года огромные урожаи, а потом все пошло на нет, все это было разрушено. И в церкви должна быть не экстенсивная политика, а интенсивная, воспитывать каждого христианина, чтобы был он был полноценным христианином и полноценным гражданином, ответственным морально и нравственно за то, что происходит в нашей стране.



Владимир Кара-Мурза: Как известно, в позапрошлом году произошло воссоединение с Зарубежной церковью. Могут ли изменить атмосферу на соборе делегаты от зарубежных приходов?



Глеб Якунин: Вот видите, беда в том, что они остались с носом. Потому что, насколько я понимаю, будет два или три архиерея, ни мирян, ни священников не будет этой церкви. Так что в дальнейшем возникнет проблема. Мы знаем, что в зарубежной церкви сто приходов, которые не пошли на воссоединение с Московской патриархией, которые обвиняли ее в неумеренном сергиянстве, то есть прислуживании властей. Они создали около ста приходов и они постепенно ждут исхода этого собора. И то, что Зарубежную церковь лишили полномочий, многих участников приходов, принадлежащих к этой церкви, участия в этом соборе, это сыграет, конечно, отрицательную роль для дальнейшего развития союза между Зарубежной церковью и Московской патриархией и может еще кончится тем, что многие приходы выйдут из объединенной церкви.



Владимир Кара-Мурза: Философ Игорь Чубайс, автор исследования «Разгаданная Россия», призывает к очищению и покаянию.



Игорь Чубайс: Я считаю, что Россия очень давно и очень тяжело больна. И после 17 года так и не произошли те изменения, те преобразования, которые нам совершенно необходимы. Мы находимся под какой-то пленкой, под пленкой лжи, под пленкой обмана, под пленкой мистификаций, мы не вернулись к себе, мы не живем в России. Какие-то шансы остаются то, что мы вернемся в свой дом, будем жить по-своему, исчезнет какая-то ложь, мистификация бесконечная, надежда эта связана с православной церковью. То есть существует ряд таких оснований для какого-то умеренного оптимизма, но главная надежда - это Русская православная церковь, которая несмотря ни на что возрождается, и чем скорее она станет самостоятельной, чем скорее сможет свой гражданский голос подавать, тем будет лучше для нас всех, для нашей страны. Так что надежды очень большие на Поместный собор, на изменения в нашей церкви, на становление в нашей церкви.



Глеб Якунин: Вы знаете, Московская патриархия очень похожа на Советский Союз, она уверяет, что ее каноническая территория – это территория Советского Союза. Видите, и получается, что Советский Союз развалился неожиданно и церковный Советский Союз, который сейчас Московская патриархия представляет, тоже может развалиться. Я даже предполагаю, что украинская церковь, которая полна сил и энергии, готова к каким-то переменам внутри церкви, желает реформ и развития православия, если она натолкнется на сопротивление нынешнего синода, она может потребовать, чтобы полнота власти, которая отнята была в 2000 году Архиерейским собором, чтобы она вернулась, а в противном случае они могут уйти и хлопнуть дверью. И в конце концов, если Вселенский патриарх Варфоломей сразу их не признает, то объявив о полной независимости, они в скором времени добьются объединения всех трех ветвей православия, которые существуют на Украине, и постепенно завоюют свою независимость. Как это с Россией произошло, когда отделилась много веков назад от Вселенского патриарха, создали свою церковь, сейчас может обратный процесс произойти, и Киев от московской большой церковной империи может вполне отделиться. Поэтому организаторам этого Архиерейского, а потом и Поместного собора придется тщательно вести дипломатическую работу для того, чтобы уступать в значительной степени украинской церкви для того, чтобы полностью не потерять эту мощную и сильную структуру, которая имеет большие в хорошем смысле амбициозные планы для возрождения православия.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Натальи.



Слушательница: Здравствуйте. Христос родился, воистину родился. Отец Глеб, скажите, пожалуйста, как вы считаете, я сначала хочу поделиться впечатлением. Только что местоблюститель Кирилл выступал и поздравлял чету Медведевых.



Глеб Якунин: Это по телевидению?



Слушательница: Я хочу вам сказать, текст интересный был. Сразу отвелся удар по поводу кризису, заговорил о кризисе, что в переводе с греческого - это суд, это мы знаем, Михалков неоднократно повторял. И что из Америки пришел кризис. А сейчас вся правда и вскроется, потому что это аналогично суду Божьему, где правда и ложь будут вскрыты.



Глеб Якунин: Видите ли, я бы сказал, что владыка Кирилл не имеет конкурентов в своих способностях, он говорит блестящие вещи. Например, Андрей Кураев, дьякон, говорил: я искал чуть ли сотни речей Алексия и ничего не было, какие-то они бессодержательный. А митрополит Кирилл очень горячий, харизматичный. И я не уверен, что Кремль абсолютно готов поддержать, потому что он очень богат, очень энергичный. И в 2000 году он очень интересную вещь сказал в социальной концепции, что если государство будет давить на церковь, мы готовы призвать наших верующих к гражданскому неповиновению. А вот в условиях кризиса он зря успокаивает. Если будет настоящий кризис, большой кризис, то верующие могут тоже откликнуться на его призыв, вспомнить его слова и выйти с протестами против реальной жизни.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Павла, радиослушателя из Екатеринбурга.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Глеб Павлович, мы с вами общались в 91 году, когда я приезжал защищать семьи двух работников КГБ и попутно пришлось в Белом доме защищать семьи военнослужащих погибших. Так вот у меня такой вопрос: могут ли люди, называющие себя христианами или считающие себя христианами, совершать преступления против человечества?



Владимир Кара-Мурза: Это философский вопрос.



Глеб Якунин: Я не понял, что он сказал против человечества?



Владимир Кара-Мурза: Преступления против человечества допустимы ли для христиан?



Глеб Якунин: О господи! Знаете, если у человека совесть очень мягкая, то на любое преступление может сказать, что это великий христианский подвиг. Так что дело не в словах. Хотелось бы, слушательница сказала, что события великие происходят, хотелось бы все-таки пожелать нашим слушателям всем помнить, что маленький родившийся младенец, уникальная у него была история. Кругом опасности были, и Бог его спасал, потому что он Отец небесный. И мы будет уповать, что Отец небесный спасет нас от всех, в том числе страшных бурь. А вот я хотел сейчас по поводу Рождества Христова прочитать стихотворение, которое я написал несколько лет назад.


Рождество Христово -
и исток, и ствол истории,
ее основы и отмычка,
радость бессловесных, с небом перекличка.
Славят вышних ангелы,
за ними пастухи,
и в хлеву к хвалению
взывают петухи.
Бас профундо слышится,
колышется волна -
то хвала усердная
разносит слова.
В яслях, где хранился
терпкий корм овечий,
чудо появилось -
Божий Человечек.
Оттого столь радостно
хваление воловье,
у яслей собралось
родное поголовье.
Силится, кричит
вослед ослица,
с хором тварей вместе
тоже хочет слиться.
То ли ей мнится,
то ли снится,
будто нынче ночью
Для гостей из дали
расцвели оливы,
сливы и миндали.
Овцы блеют от восторга,
звезды млеют от востока.
Через световые версты
их сестра великой яркости
всем явилась,
объявила, что отверсты
царские врата у небосвода
для торжественно-божественного входа.
От того царь Ирод в ярости.
Четки были звездочеты,
в яслях ясно -
дивится осленок
в белизну святых пеленок.
Звездный отсвет, тонкий свет,
новый близится Завет.
Отблески и блики,
у яслей склонились лики.
Приносились не напрасно,
не пропали даром дары
и хвалы волхвов.
Безмятежно спит младенец,
Всетворец и Всевладелец,
Искупитель всех грехов.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, через три минуты наступит Рождество, обещает ли наступающий год перемены в Русской православной церкви?



Глеб Якунин: Знаете, я глубоко убежден, что этот собор, даже если он окажется неудачным, все равно от него пойдут такие волны, что рано или поздно все-таки православие прорвется. И Господь, как бы ни было много грехов у наших руководителей, архиереев, все равно в церкви благодать есть, в Московской патриархии, преемственность апостольская имеется. И поэтому Господь может через людей, которые может быть сейчас молчат, они выйдут и могут поднять знамя или хоругвью церковного возрождения. Да поможет этому Господь Бог. И все, даже простые верующие, от них многое зависит, они тоже должны бороться за чистоту православия, за воплощение идей христианских и идей Богомладенца, который пришел на Землю для того, чтобы спасать людей и творить добро, чтобы это добро именно через церковь несло людям радость и спасение.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG