Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жизнь в кафе. Прогулка по белградской социально-политической истории


Ирина Лагунина: Православный мир в среду отпраздновал Рождество. В Сербии, правда, рождество оказалось холодным, потому что Газпром отключил газ и этой стране. В ряде городов люди остались без отопления. Но – тем больший повод начать день с похода в кафе. О том, что собой представляют сербские кофейни, рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Первое кафе в Белграде было открыто намного раньше, чем в Лондоне, Париже или Вене. Так, опираясь на новейшие исследования, утверждают сербы. Якобы уже в 1522 году турки вблизи белградской крепости в старом доме соорудили помещение, в котором подавалось исключительно кофе. Однако само название «кафе» в Белграде появилось на два века позже, а в конце девятнадцатого века в сербской столице было уже по одному кафе на пятьдесят жителей города– то есть около тысячи.


Для сербов кафе было и остается вторым домом. Считается, что ты нехороший человек, если у тебя нет постоянного кафе, и плохо то кафе, у которого нет постоянных посетителей. У нас в шутку говорят, что кафе – это настоящее место для общения, а ресторанами себя называют те заведения, которые вообразили из себя невесть что.


Недавно вышла и стала очень популярной книга белградского историка Дубравки Стоянович


«Булыжная мостовая и асфальт». Это - исследование европеизации и модернизации Белграда в конце девятнадцатого – начале двадцатого века.



Дубравка Стоянович: По разным причинам кафе представляли собой центр не только общественной, но и культурной, политической, и даже хозяйственной жизни. А то, что в конце 19 века кафе в Белграде стали исключительно важным местом, не случайно. Ведь тогда в сербской столице не было других больших помещений, где можно было бы проводить концерты или съезды партий. Но Белград в этом смысле не является чем-то особенным – все исследователи гражданского общества, начиная от Юргена Хабермаса, отмечали, что кафе действительно являются, как он сказал, «первым свободным пространством общественной критики», первым публичным местом, где формировалась оппозиция, которая в течении 19 века в Европе, и в том числе в Сербии, начала объединяться в политические партии.



Айя Куге: Действительно, известно, что порой в истории даже сербский парламент заседал в кафе. Однако сегодня политики и депутаты парламента сидят в своих клубах-ресторанах закрытого типа...



Дубравка Стоянович: В Сербии политическая роль кафе была важной с самого начала. Целый ряд крупных исторических событий произошли именно в кафе. Например, в 1858 году в одном белградском кафе состоялся собор, на котором была совершена смена правящей династии. В 1862 году в кафе было подписано перемирие с турками-османцами. Большинство сербских политических партий были основаны в кафе, и эти кафе стали партийными кафе – всем было известно, в каком кафе какая партия заседает, а членам других партий туда заходить было даже опасно. Кафе играли важную роль во время выборов, там размещались избирательные штабы партий. Так как в Сербии политическая жизнь всегда была слишком «живой» и «активной». Например, когда в ночь после выборов начинали поступать результаты голосования, на центральных улицах начинались массовые драки. Члены и сторонники партий с разбитыми головами поступали в кафе к своим, где дежурили доктора. Часто в потасовках, в качестве символического жеста, сторонники отдельных политических партий громили и даже полностью разрушены кафе политических оппонентов, что считалось самой страшной местью противников.



Айя Куге: Кстати, и сегодня Белград славится своими кафе. Есть улицы, где кафе почти в каждом доме.



Дубравка Стоянович: Британский путешественник Герберт Вивиан назвал Белград необыкновенным городом, где в каждом втором доме кафе, а в каждом третьем пункт по обмену валюты. Так он писал в 1896 году, но то же самое можем сказать и про сегодняшний Белград. Это не странно по одной простой причине: на этом бизнесе можно легко и быстро заработать.


Белградские кафе также выполняли и важные социальные функции. В них находились, как бы мы сказали сегодня, «биржи рабочих» - рабочие определённых специальностей сидели в определённых кафе и ждали, когда их наймут на работу. Были кафе для моляров, строителей, музыкантов, даже для актёров. Много было кафе вблизи судов, и точно было известно, где сидит какой адвокат.



Айя Куге: Напомню, мы беседуем в белградским историком Дубравкой Стоянович.


Эта традиция кафе, где собираются люди определённых профессий, не полностью исчезла. Например, в центре Белграда есть кафе, где в полдень собираются музыканты, предлагающие свои услуги менеджерам. В популярном кафе, которое так и называется «Сербское кафе», с утра до ночи сидят актёры и их поклонники. Уже двадцать лет по инициативе «Сербского кафе» каждое первое января, в присутствии десятков тысяч людей, проводится манифестация «Улица открытого сердца», которая имеет и культурный, и развлекательный и гуманитарный характер. А известно, какую роль в культуре играли белградские кафе сто лет назад?



Дубравка Стоянович: Кафе были центральным местом культурной жизни. Многие из них находились в центре Белграда, вблизи Народного театра. В помещениях кафе чаще всего ставились водевили, которые граждане любили намного больше серьёзных спектаклей, и Народный театр очень обижался из-за такой конкуренции.


Хозяева кафе были двигателями современных тенденций. Первый бал в Белграде состоялся в кафе, первая опера, первый телефон зазвонил в кафе, первую электрическую лампочку включил хозяин кафе, она работала от генератора. Это было невиданным чудом! Пришла масса людей. Но все страшно боялись ослепнуть, и поэтому пришли в вымазанных сажей очках.


Мне показались очень интересными свидетельства современников о том, что многие художественные произведения известных сербских литераторов писались в белградских кафе. Сто лет назад всем было известно, в каком кафе ежедневно сидит и работает тот или иной писатель или поэт. Стихи и рассказы продавались в кафе. Это называлось: «стихи за монетку», но на самом деле обычно это была одна раздача спиртного по кругу для всех собравшихся.



Айя Куге: Вспомним, что первый фильм в Белграде был показан лишь через шесть месяцев после парижской премьеры синематографа, в июне 1896 года, когда сюда прибыла группа братьев Люмьер.



Дубравка Стоянович: Конечно, первыми кинотеатрами Белграда были именно кафе. Интересно, что экран был поставлен по середине зала, а билеты спереди стоили в два раза дороже, чем за экраном. Для зрителей, оплативших пол цены, странным оказалось лишь то, что актёры на экране здороваются левой рукой. Хозяевам казалось, что картина лучше видна, если полотно мокрое, и поэтому экран заливали водой, а и гости были мокрыми.



Айя Куге: Белградские журналисты тоже по сей день любят проводить время в кафе, порой там же и работая. Вблизи зданий ведущей в Сербии газеты «Политика» и Радио Белграда находится так называемый Бермудский треугольник – три известных кафе, в которых, говорят, часто исчезают журналисты. Были ли такие журналистские кафе век тому назад?



Дубравка Стоянович: Белградские кафе, правда, имели ещё одну важную политическую роль – в них по утрам вслух читались газеты, а потом там же и комментировались и обсуждались, а это благоприятствовало развитию политического сознания. Целые редакции газет работали в кафе, и статьи часто писались коллективно. Выходила одна интересная газета «Луч», которая полностью создавалась в кафе. Для неё мог писать каждый, у кого была тема. Хозяин этой газеты собирал деньги на её издание в кафе. Так что печатались она тогда, когда хватало и статьей, и средств на типографию.



Айя Куге: Сегодня много кафе, которые работают до утра, то есть практически круглосуточно. Так было всегда? И что подавалось в типичных кафе, была ли там кухня?



Дубравка Стоянович: В кафе пили и ели целыми днями. Я попыталась реконструировать рабочее время белградских кафе конца 19 века на основе дневников и мемуаров людей того времени. Оказалось, что все собирались в кафе уже к десяти часам утра, начинали день с кофе, к которому подавали рахат-лукум и стакан воды. Позже выносили сливовую водку - ракию с небольшой закуской. Семейные люди на обед отправлялись домой и возвращались под вечер. Тогда снова пили кофе, ракию, а вечером если приготовленное на гриле мясо, запивая вином или пивом. В лучших кафе в конце 19 века появились небольшие камерные оркестры, которые играли классическую музыку, но в большинстве случаев исполнялись песни, которые у нас сегодня называют «старой городской музыкой». Посетители менялись в течении дня, но кафе оставались полными до полуночи, когда уходил последний трамвай.



Айя Куге: Белград славится своими кафе, ресторанами и клубами, причем не только в балканском регионе. Иностранцы обычно признают, что редко где можно найти такую домашнюю атмосферу и веселье, как в белградских кафе. Во многих живая музыка. На выходные и праздники в столицу Сербии приезжают люди из соседних стран, чтобы хоть пару дней поучаствовать в весёлой атмосфере белградских кафе. Больше всего гостей из республик бывшей Югославии, причем половину из них всегда составляют граждане маленькой, но богатой Словении, которые утверждают, что Белград никогда не спит, что здесь всегда праздник.



Дубравка Стоянович: И сегодня Белград известен своими кафе. На Новогодние праздники прибывает по двадцать тысяч туристов - именно чтобы поразвлечься в белградских кафе. Только теперь настоящая жизнь в кафе начинает бить ключом около полуночи и продолжается до утра. Очевидно, у нас есть и традиция, и опыт жизни в кафе. Хотя кафе потеряли то значение, которое несли в себе сто лет назад, не выполняя больше такие культурные и социальные функции, но они по-прежнему остаются одним из центров общественной жизни Белграда.



Айя Куге: Мы беседовали с историком Дубравкой Стоянович. Правда, не много осталось таких кафе, в которых сохранилась традиции и атмосфера начала двадцатого века, но они есть. Есть и нововведения - самыми популярными стали сотни кафе, стоящие прямо на воде двух белградских рек – Савы и Дуная. За последние десять-пятнадцать лет они стали практически визитной карточкой Белграда.


XS
SM
MD
LG