Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгений Гондмахер: "Общенациональные проблемы начнутся после 15 процентов безработицы"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Евгения Назарец: Наступивший 2009-й год будет для России, как и для многих других стран, непростым: впервые за последние годы страна столкнулась с бюджетным дефицитом, слабеющим рублем, с ростом безработицы и падением производства. По прогнозу Минэкономразвития, число безработных в России за год пополнится на один миллион и достигнет цифры в шесть миллионов человек. По мнению экспертов, наиболее напряженная ситуация будет складываться в регионах, где преобладают градообразующие предприятия. С экспертами на эту тему беседовал наш коллега Мумин Шакиров.



Мумин Шакиров: По данным президента Дмитрия Медведева, в настоящее время безработица в России составляет приблизительно 6 процентов от экономически активного населения страны. Более конкретные цифры накануне Нового года привел вице-премьер Александр Жуков. Он сообщил, что в России на 16 декабря 2008 года зарегистрированы около полутора миллионов безработных. Согласно прогнозу Федеральной службы по труду и занятости в декабре-январе под сокращение могут попасть около 200 тысяч человек.


Руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гондмахер готов согласиться с официальными данными по безработице, но при этом внес некоторые коррективы.



Евгений Гондмахер: Ну, цифры, на самом деле, официальные, и просто надо понимать, что безработица меряется двумя способами. Есть безработица зарегистрированная, то есть это те люди, которые пришли в Службу занятости и встали там на учет. Таких людей у нас сейчас где-то 1,5 миллиона человек в стране. Естественно, есть люди безработные, которые не ходят в службу занятости, их большинство, они сами ищут работу. Так вот, если считать всех безработных, включая зарегистрированных, то у нас сейчас это где-то 5,5 миллионов человек.



Мумин Шакиров: Какая цифра будет уже угрожающей для такой страны, как Россия?



Евгений Гондмахер: 5,5 миллионов – это где-то чуть более 6 процентов от нашего экономически активного населения. Это нормальный уровень для любой развитой страны. Проблемы начнутся общенациональные, где-то после 15 процентов безработицы. Но это проблемы, которые будут повсеместно. Если же мы говорим о безработице, допустим, в районе 10 процентов, а у нас, судя по всему, в следующем году, к концу года, будет где-то 10-12 процентов, то это проблема для отдельных регионов. Вы же понимаете, что это средняя цифра, а в некоторых регионах будут действительно эти 15, 20 и более процентов, и эти регионы, конечно, будут проблемными.



Мумин Шакиров: По мнению Евгения Гондмахера, наиболее критическая ситуация с безработицей будет складываться прежде всего в таких регионах, как Урал, в значительной части Сибири и Дальнего Востока, в Вологодской, Липецкой и Воронежской областях.



Евгений Гондмахер: Там, конечно, к сожалению, уровень безработицы будет выше среднего, и он действительно будет угрожающий для стабильности, социальной и политической, в этих регионах. Будет ли что-то общефедеральное – пока сказать сложно, потому что 10-12 процентов в среднем по России – это плохо, но это пока не критически.



Мумин Шакиров: Скажите, а какие сферы производства наиболее уязвимы во время кризиса?



Евгений Гондмахер: Это наши такие экспортные производства, как металлургия, прежде всего черная и во многом цветная, это машиностроение, которое с этим связано, это химия, угольная промышленность, строительство. То есть это такие базовые, достаточно объемные отрасли нашей российской экономики. Вот там, где они концентрируются, там ситуация, конечно, наиболее тяжелая возможна.



Мумин Шакиров: Кузбасс - особый регион в России. В 90-е годы рабочие горнодобывающих предприятий не раз протестовали против экономической политики властей и работодателей: перекрывали Транссиб, федеральные трассы, и даже стучали касками на Горбатом мосту у дома правительства в Москве. Учитывая прежний негативный опыт, руководители угольных компаний и представители независимых профсоюзов провели накануне Нового года совещание, где договорились координировать свои действия, чтобы избежать конфликтных ситуаций в связи с падением добычи угля.


Рассказывает председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук.



Иван Мохначук: Мы в ноябре провели всероссийское совещание, как раз в разгар, так сказать, начала кризиса, и выработали определенные критерии, мы договорились, что сделать максимум, чтобы сохранить уровень заработной платы в 2009 году на уровне 2008 года. Ну, и основная задача – это как раз сохранить рабочие места. На сегодняшний день у нас массовой безработицы нет, есть на отдельных предприятиях, где люди предупреждены о возможном сокращении. Но сейчас, в данный момент некоторые предприятия переводятся на 4-дневный режим работы, на сокращенную рабочую смену, потому что объемы добычи угля падают в связи с отсутствием рынка. В конце января, наверное, мы столкнемся с тем, что людей все-таки начнут сокращать. При этом уже сейчас изданы приказы о сокращении инженерно-технических работников на 25-20 процентов в угледобывающих компаниях, но по рабочим идет реструктуризация, расстановка людей, и пока массовых сокращений не предвидится. Правда, приостановлен прием новых людей на производство, и идет естественный отток. Ну, и просматриваются списки, и я думаю, что самая тяжелая ситуация коснется людей, которые уже сегодня имеют пенсию, как бы источник дохода, и я боюсь, что в первую очередь, конечно, могут пострадать в большей степени они. Хотя я прекрасно понимаю, что на сегодняшнюю пенсии прожить в принципе невозможно.



Мумин Шакиров: С кем сложнее договариваться в такой критической ситуации – с работодателями или с местными властями, от которых тоже зависит, каков будет социальный пакет?



Иван Мохначук: С властями проблем нет договариваться, потому что они, в принципе, бесправны во многом. Определяют во многом работодатели. И, в принципе, если нет источника доходов, то не из чего платить заработную плату, не из чего платить и налоги в местные бюджеты. Поэтому власти сильно здесь ни в нем не препятствуют. Работодатель сегодня стоит, если можно так сказать, нараскоряк: он хочет и коллектив сохранить, потому что понимает, что кризис рано или поздно закончится, и ищет возможности, как бы удержать людей, и зарплату платить не может, потому что рынков сбыта нет сегодня. Допустим, зарубежный рынок коксующего угля полностью остановлен, мы работаем только на внутреннее потребление. Многие шахты, добывающие кокс, занимаются обеспечением безопасности, наводят порядок в шахтах, добыча тоже снижена. Поэтому проблем особых нет, все понимают все. Знаете, и хочется, и колется, и мамка не велит, вот мы и думаем, как бы эту задачу решить.



Мумин Шакиров: Это был председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук.


Власти ожидают в 2009 году резкого увеличения зарегистрированной безработицы, а это значит, что возрастет финансовое бремя на бюджет. Максимальный размер пособия по безработице с 1 января этого года повышен до 5 тысяч рублей. Чтобы обеспечить занятость населения в условиях кризиса и ожидаемых увольнений, федеральный центр собирается форсировать развитие инфраструктуры. Строительство спортивных объектов в предолимпийском Сочи, платных автодорог, мостов, подготовка Владивостока к саммиту АТЭС могут стать народными стройками. А это при благоприятных обстоятельствах – сотни тысяч новых рабочих мест, если конечно, строить эти объекты будут граждане России, а не гастарбайтеры из ближнего зарубежья.


XS
SM
MD
LG