Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Может ли Россия позволить себе антикризисное снижение налогов?


Ирина Лагунина: Россия завершила основной этап налоговой реформы еще до нынешнего финансового кризиса. Тем не менее, накопленные за последние годы резервы позволяют снижать налоги и в 2009 году, не сокращая при этом обязательств бюджета. Так считает автор российской налоговой реформы, заместитель министра финансов Сергей Шаталов, с которым беседует мой коллега Сергей Сенинский...



Сергей Сенинский: ... Многие страны мира – в частности, европейские, США или Китай - используют сегодня налоговые послабления экономике, чтобы преодолеть рецессию или сдержать падение темпов роста. В Евросоюзе, например, решено, что страны могут временно снижать ставки целого ряда налогов, особенно – на потребление. Россия в последние годы провела налоговую реформу, в результате которой многие налоги были снижены до минимальных, по сравнению с другими странами, уровней. А бюджетные расходы, наоборот, значительно расширены...


Значит ли это, что у России сегодня меньше возможностей для дальнейшего сокращения налогов, по сравнению с другими странами? Заместитель министра финансов Сергей Шаталов:



Сергей Шаталов: И да, и нет. Если вынести за скобки нефтегазовый сектор, налоговая нагрузка вышла на более чем приемлемый уровень – порядка 29,3% по итогам 2007 года. В 2008 году картина будет примерно такая же. В то же самое время в нефтяной отрасли эта нагрузка составляла примерно 63%. Конечно, нефть и газ были источниками нашего благополучия до недавнего времени, они позволили создать суверенные фонды, большие резервы. Правда, это сопровождалось значительным ростом государственных расходов, ослаблением бюджетной политики, ростом импорта. То есть наблюдались, и достаточно хорошо наблюдались признаки перегрева экономика. И в тех условиях снижать налоги, на наш взгляд, было неправильно.



Сергей Сенинский: Но сегодня условия обратные...



Сергей Шаталов: Снижение налогов в условиях кризиса – это абсолютно необходимая мера. И в этом плане возможности России оказались достаточно большими еще и потому, что нам помогут те резервы, которые были созданы в благополучные годы и средства которых в условиях, когда мы все-таки берем на себя обязательство профинансировать все социальные расходы, которые запланированы в бюджете 2009 года, нам придется более активно пользоваться этими резервами. Они будут направлены в том числе и на понижение налоговой нагрузки.



Сергей Сенинский: В Китае, например, из общего пакета государственной поддержки экономики в ближайшие 2 года почти на 600 миллиардов долларов лишь одну треть этой суммы обеспечит федеральная казна. Остальное – региональные бюджеты, а также госпредприятия и госбанки.


В России же и регионы, и банки, и предприятия выстроились сегодня в очередь на получение денег федеральных...



Сергей Шаталов: В России в основном, конечно, все придется на федеральный бюджет. Возможности большинства регионов будут весьма и весьма ограничены. Их основные доходные источники – налог на прибыль организаций и налог на доходы физических лиц. Очевидно, что в 2009 году прибыль сожмется, сожмется весьма значительно. Налог на доходы физических лиц, если подрастет, то не столь значительно, как это было в предыдущие годы. Госпредприятия и госбанки, в России их роль не столь велика, как в Китае. Повторю: все-таки в основном это федеральный бюджет.



Сергей Сенинский: С налогом на прибыль компаний, который вы только что упомянули, связана в России главная налоговая новация 2009 года: с 1 января снижена на 4% ставка этого налога за счет федеральной ее части. При этом доля регионов остается прежней.


В новейшей истории России снижение именно этого налога какой эффект производило? Например, в 2002 году, когда ставка налога на прибыль была снижена сразу на одну треть...



Сергей Шаталов: Подобных примеров в новейшей российской истории не было. Пример 2002 года, когда был введен новый налог на прибыль, в этом плане не слишком показателен. Тогда действительно ставка была снижена резко с 35 до 24%. Но налог был вообще кардинально трансформирован, были введены новые правила, отменены практически все льготы, а льгот было огромное количество и для различных отраслей, и для различных видов деятельности. В общем налог было не узнать по сравнению с тем, что было до 2002 года. Если посмотреть на то, как откликнулись суммы налоговых поступлений, то вначале было падение, причем значительное – на 25%, по-моему. Затем начался стремительный рост, и все последние годы объемы поступлений по этому налогу увеличивались ежегодно примерно на 50%. Но связывать это только с новыми правилами вряд ли корректно, потому что наблюдался общий экономический рост 7-8% в год – это, конечно, очень здорово.



Сергей Сенинский: Второй из главных источников региональных бюджетов – налог на доходы физических лиц, подоходный...


Когда несколько лет назад впервые вводилась единая его ставка – 13%, в правительстве надеялись на сокращение доли «серых» зарплат в экономике. Поначалу так и было, но лишь поначалу... Обсуждаются ли в Министерстве финансов какие-то перемены в отношении этого налога?



Сергей Шаталов: Мы не предполагаем глобальных изменений этого налога. В основном все модификации сводятся к тому, что мы меняем систему вычетов на пенсионные взносы, на жилищное строительство или приобретение жилья, на медицинские цели, на образование. И особых проблем со сбором этого налога нет. Вы правы в том, что остановился выход заработных плат на свет. Это скорее проблема администрирования налога и, конечно, это работа с работодателями, извините за каламбур. Но я думаю, что все-таки для «серых» заработных план и легализации заработных плат сегодня важнее не налог на доходы физических лиц, а единый социальный налог.



Сергей Сенинский: Тем не менее, как, по вашим оценкам, изменилась общая доля «серых» зарплат в российской экономике за последние несколько лет?



Сергей Шаталов: Цифры, которые назывались в начале 2000- годов, 2003, может быть 2004 год – порядка 26-27%. Сегодня эксперты называют 30-32.



Сергей Сенинский: Едва ли не главный из налоговых споров последних месяцев – как и когда отказываться от единого социального налога (ЕСН) на фонд заработной платы предприятий в пользу страховых платежей?.. Собственно, принципиальной разницы между этими двумя типами платежей, если иметь в виду, например, накопления будущего российского пенсионера, по сути, не существует!..



Сергей Шаталов: Вы совершенно правы, что для работников особой разницы нет, как называются те платежи, которые уплачивает работодатель. Но, разумеется, в том случае, если не меняются базовые принципы. А именно в базовых принципах и перехода на страховые принципы и состоит идея тех реформ, которые сейчас предлагаются. На уровне закона должны быть определены и застрахованное лицо, и страховщик, и страхователь, и страховой случай, и страховые тарифы. Это особенно важно сделать для тех, кто только вступает в трудовую деятельность. И если в пенсионной сфере определенная ясность уже существует, то каким образом будет реформироваться медицинское и социальное страхование – вопрос проработан значительно меньше. И я думаю, что правительство в 2009 году эту тему будет обсуждать очень-очень активно.



Сергей Сенинский: Сегодня немало споров ведется вокруг так называемого «коэффициента замещения» средней по стране зарплаты средней же пенсией. Еще в 2000 году он составлял в России 30%, сегодня – лишь немногим больше 20%. В том числе и потому, что рост зарплат в последние годы намного опережал рост производительности труда.


Министерство здравоохранения и социального развития предлагает вновь повысить этот коэффициент до 30%, да еще обеспечив при этом «самодостаточность» Пенсионного фонда. Но чтобы достичь этих целей в обозримом будущем, предстоит значительно увеличить нынешнюю налоговую нагрузку на фонд заработной платы компаний и предприятий. И неважно, как это называть - единым социальным налогом



Сергей Шаталов: Во-первых, конечно же, ЕСН или взносы, которые заменят единый социальный налог, должны быть увеличены. По этому вопросу уже принято принципиальное решение еще в 2008 году осенью, и базовая ставка должна увеличиться с 26 до 34%. Это заметное увеличение. При этом, правда, сокращается объем тех доходов, с которых будут уплачиваться эти взносы. Если сегодня регрессивная шкала с тремя ступенями действует без ограничения доходов, предполагается, что новая ставка 34% будет применяться только до тех пор, пока доход не достигнет 406 тысяч рублей. Речь, конечно, идет о годовых доходах. И 30% - это тот самый коэффициент замещения, конечно же, считается от предельной суммы 406 тысяч рублей годового дохода. Оговорюсь сразу, что расчеты относятся к лету 2008 года при достаточно оптимистическом макроэкономическом сценарии. Но, по-видимому, конкретные расчеты потребуют уточнения и, думаю, что весной 2009 года к этой теме так или иначе придется вернуться.



Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал заместитель министра финансов России Сергей Шаталов...


XS
SM
MD
LG