Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поможет ли Церковь улучшить отношения между Россией и Грузией


Ирина Лагунина: Встреча между президентом России Дмитрием Медведевым и Католикоса-патриарха Грузии Илии Второго позволила сделать вывод многим экспертам, как в Москве, так и в Тбилиси, что российские руководство пытается нормализовать отношение с соседней страной с помощью религиозных деятелей. Но в тоже время эксперты отмечают, что прошедший в Москве диалог пока не принёс какого-либо существенного политического результата, более того не изменил намерения российского руководства взять под свой контроль Грузию. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: В Тбилиси встречу президента России Дмитрия Медведева и католикоса-патриарха Грузии Илии Второго расценили, как миротворческие шаги грузинской церкви навстречу единоверному государству. Грузинская церковь благодарна Русской православной церкви за её твёрдую позицию в вопросе распространения религиозного влияния на территориях Абхазии и Южной Осетии, так говорят тбилисские эксперты. Слово нашему корреспонденту в Тбилиси Георгию Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: Российское руководство неоднократно подчеркивало, что не будет иметь никаких дел с нынешним президентом Грузии Михаилом Саакашвили, поскольку считает его ответственным за развязывание войны с Южной Осетией. Между Россией и Грузией прерваны дипломатические отношения, нет транспортного сообщения, закрыты все границы. Казалось бы, не осталось площадок и институтов, с помощью которых можно было бы нащупать возможность возобновления диалога. Однако инициатором такой попытки стала Грузинская православная церковь, высоко оценившая решение Русской православной церкви не отказываться от признания канонических прав грузинской церкви на территории Абхазии и Южной Осетии. В день похорон патриарха Московского и Всея Руси Алексия Второго католикос-патриарх Грузии Илья Второй встретился с президентом Медведевым, провел сорокаминутную беседу, причем, что интересно, в присутствии министра иностранных дел России Сергея Лаврова, и вернувшись в Тбилиси, сделал удивительное с учетом реального положения дел оптимистическое заявление. По его словам, «все будет хорошо. Президент Медведев согласен на возвращение грузинских беженцев, изгнанных в ходе войны из Южной Осетии. Есть надежда на восстановление территориальной целостности Грузии». Это заявление вызвало в стране огромный резонанс, тем более, что российские войска почти сразу покинули грузинское село Переви на границе с Южной Осетией. Президент Саакашвили тут же пояснил, что патриарх лишь передал президенту Медведеву его условия урегулирования отношений между Тбилиси и Москвой, причем слово в слово. Однако через несколько часов российские войска вновь вернулись в Переви, изгнав оттуда не только грузинскую полицию, но фактически и население. Вслед за этим католикос-патриарх сделал заявление, призвав власти быть более демократичными в отношениях с Москвой, ценить и развивать результаты его переговоров с Дмитрием Медведевым. Влиятельный депутат от правящей партии Акакий Бобохидзе заявил на заседании парламента, что Москва, де, пытается вбить клин между президентом и католикосом-патриархом. А по мнению независимых наблюдателей, все действия Москвы на встрече с главой Грузинской православной церкви до истории в Переви лишь демонстрация того, что Москва готова налаживать отношения с Грузией, но только при условии смены светской власти в этой стране.



Олег Кусов: Москва и Тбилиси на официальном уровне отказываются вести диалог, но на самом деле контакты между представителями двух стран продолжаются, подчёркивает российский политолог Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: Я думаю, что идея о том, что никаких контактов не может быть, она несколько от лукавого. Я напомню, что 15 ноября, находясь в Вашингтоне, Дмитрий Медведев сказал, что с нынешним преступным режимом мы не будем вести переговоры. Но возникает вопрос: три раунда женевских переговоров с каким режимом Москва вела? Бокерия – зам министра иностранных дел, который представляет тот самый режим в Тбилиси. В Тбилиси тоже Михаил Саакашвили называл Дмитрия Медведева политическим трупом. Поэтому это от лукавого такая позиция, что никаких переговоров нет. В Женеве эти переговоры ведутся. Да, нет дипломатических отношений, но это вовсе не означает, что никаких контактов в принципе не может быть. И это известно из истории не только двусторонних российско-грузинских отношений.



Олег Кусов: Однако встреча российского президента и грузинского православного лидера обратила на себя гораздо больше внимания, чем женевские дискуссии. Эту встречу недооценивать нельзя, убеждён Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: Но все-таки церковь православная, несмотря на то, что в отличие от католической церкви ее автономия от власти меньше, можно даже сказать минимальная, тем не менее, все-таки автономная сила, которая курирует человеческие души, а не политику. Хотя, безусловно, нельзя отрицать вовлечение и в России, и в Грузии православной церкви в политические дела. Но все-таки это не полностью политизированная сфера. В данном случае патриарх Грузии Илья Второй исполнял свой долг еще и как духовное лицо, поскольку Русская православная церковь – это братская церковь, несмотря на все двусторонние политические отношения. И провожая в мир иной, во-первых, христианина, во-вторых, не рядового христианина, а главу Русской православной церкви, он просто выполнял свой христианский человеческий долг и долг главы одной из православных церквей. Илья Второй действительно человек, имеющий особую популярность в Грузии. По разным социологическим опросам порядка 80% выражают доверие грузинскому институту православной церкви и патриарху-католикосу Грузии. Поэтому, наверное, не стоит недооценивать встречу между российским президентом и католикосом-патриархом.



Олег Кусов: Католикос-патриарх Грузии Илия Второй не представляет свою страну без дружеских отношений с соседней единоверной страной, тем более, что церковь не приемлет военный способ разрешения противоречий, подчёркивает грузинский политолог Сосо Цискаришвили.



Сосо Цискаришвили: Конечно, нельзя игнорировать значимость такой встречи после всего происшедшего между двумя странами. В это же время надо отметить формат такой встречи. Это не было каким-то официальным визитом патриарха, все это происходило в рамках отдавания последних почестей памяти Святейшего патриарха Всея Руси. Скорее можем назвать оказией, скорее всего, чем каким-то шагом в сторону друг друга в отношениях между двумя странами. Параллельно тем основным проблемам, существующим между двумя государствами, естественно должен был быть затронут вопрос доступа Грузинской православной церкви на те территории, которые ныне оккупированы российскими войсками. Но в этом направлении никаких реальных результатов визит патриарха Грузии в Россию не дал. Во всяком случае, ничего не озвучалось и ничего не предпринималось. С точки зрения возможных политических сдвигов в отношениях между двумя странами, думаю, проблемы те же самые. Думаю, наши первые лица двух государств ныне заняты больше проблемами собственного карьерного развития, стабилизацией собственной карьеры, чем вопросами двусторонних отношений. Потому что сложности у них во многом схожие, как в России, так и в Грузии. Я думаю, что народная дипломатия, включая, естественно, православную церковь в первую очередь, имеет смысл, если будет происходить между критически настроенными реалистами. Если с какой-либо стороны за стол сядут глубоко довольные люди собственными властями, там, конечно, никакого диалога или консенсуса не получится. Надо извлечь максимум возможностей от тех контактов, которые основываются на неприятии войны, как средства выяснения отношений между соседними государствами. В этом плане, конечно, патриарх Грузии, я, кстати, имел честь быть несколько раз приглашенным им к себе для дискуссий аналогичного плана в течение последних месяцев, и он очень озабочен состоянием нынешних связей России и Грузии, потому что он трудно представляет перспективу развития Грузии без дружеских отношений с единоверной Россией. Его боль за ситуацию, которая сейчас развивается в отношениях двух государств, думаю, сможет как-то оказать влияние и именно на тот тип народной демократии, который будет непримирим к собственным властям, развязавшим войну между двумя исторически дружественными народами.



Олег Кусов: Попытки грузинской православной церкви отыскать пути решения межгосударственного противостояния совместно с российской светской властью могут натолкнуться на непонимание в Москве… Москва не намерена отказываться от своих попыток забрать под свой политический контроль соседнюю Грузию, так считает ведущий программы Радио Свобода «С христианской точки зрения» Яков Кротов.



Яков Кротов: Встреча президента и патриарха грузинской церкви вызвана, видимо, просто техническими обстоятельствами. Было бы странно, если бы этой встречи не было. К тому же надо заметить, что в Тбилиси, например, на днях открылась конференция под эгидой грузинской церкви, и в ней участвовал советник президента Швыдкой Михаил, митрополит Оренбургский Валентин, Николай Сванидзе, как член Общественной палаты. То есть линия, она такая, что контакты есть. И понятно, почему. Потому что даже когда Грузия входила в состав Российской империи, в состав СССР, все равно контакты были, куда деться. И если бы в августе 2008 года российские войска захватили Грузию, Тбилиси и посадили бы там президента, который нравится России, все равно были бы контакты с грузинской церковью. Именно потому, что как бы одно из средств расколоть грузинское общественное мнение и грузинское общество. Я боюсь, что здесь все контакты носят такой характер: попытаться найти себе союзников в деле более-менее быстрого возвращения Грузии под крыло России. Вряд ли это что-то больше. На самом деле использование церкви как канал влияния – это довольно традиционно для российской империи. Собственно присоединение к Московской патриархии обошлось в несколько десятков миллионов долларов, но зато дало правительству порядка сотни приходов, куда можно назначать духовенство. И там не просто агенты влияния, а просто хорошие такие агенты. И то же самое, я думаю, на Украине, в Эстонии, в других странах так держится Московская патриархия за сохранение своих филиалов, не давая независимости церквям в этих странах. Ну отчасти этот расчет оправдан, тем более, что других, как я понимаю, каналов влияния на Грузию уже сильно и не осталось. Я бы только, наверное, еще добавил, что часто хвалят Московскую патриархию, что она не приняла Абхазию и Южную Осетию как свою каноническую территорию и даже высказывалась, что это такой демарш против Кремля, что решили признать, что это все-таки грузинская церковная территория. Но ведь дело в том, что если бы Россия включила формально Абхазию и Южную Осетию в своей состав, то патриархия тоже бы их включила. Принцип очень жесткий. Просто никто не требовал так далеко заходить в угодничестве. Значит пока признают юрисдикцию Грузии, тем более, что на практике все равно туда грузин пускать не будут, духовенство, а будут только российские ставленники.



Олег Кусов: Грузинские общественные деятели, на основе опроса в конце 2008 года, назвали Илию Второго человеком года в своей стране.



XS
SM
MD
LG