Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности российско-украинской риторики: вместо газа - «коррупция и посредничество»


Пока стороны обмениваются мнениями, европейские потребители прицениваются к альтернативным источникам тепла

Пока стороны обмениваются мнениями, европейские потребители прицениваются к альтернативным источникам тепла

Премьер-министр России Владимир Путин провел специальную пресс-конференцию для зарубежных журналистов , чтобы разъяснить российскую позицию в газовом конфликте с Украиной.


В Киеве позитивно отнеслись к предложению российского премьера повысить тариф на транзит российского газа до европейского уровня одновременно с повышением цены на газ. Но в то же время украинские власти удивлены утверждениями Путина о том, что на Украине ведут борьбу не за цену на газ, а за возможность сохранить посредников для того, чтобы «использовать получаемые дивиденды в личных целях».


«Действующее руководство Украины не способно организовать нормальное, прозрачное функционирование экономики на рыночных принципах и, более того, своими действиями наносит большой ущерб и украинскому народу, и престижу украинского государства. И это еще раз подтверждает, что мы наблюдаем политический коллапс внутри самой Украины. И, к сожалению, должен констатировать, это говорит о высокой степени коррумпированности властных структур, которые сегодня борются не за цену на газ, а за возможность сохранить тех или иных посредников для того, чтобы использовать получаемые дивиденды в целях личного обогащения и в целях получения необходимых финансовых ресурсов для будущих политических кампаний», - заявил Владимир Путин.


Сейчас единственным посредником остается компания «Росукрэнерго» , 50% акций которой принадлежат «Газпрому», столько же – частным лицам, среди которых, например, украинский олигарх Дмитрий Фирташ . В Киеве подчеркивают, что компания эта была создана по инициативе самого Путина, и именно он выступает против того, чтобы «Росукрэнерго» потеряло статус посредника.


О политических и экономических механизмах формирования цены на газ в российско-украинском споре обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый побеседовал с известным киевским экономистом, бывшим вице-премьером правительства Украины по экономической реформе, а ныне - президентом Центра рыночной реформы Владимиром Лановым:


– Зачем нужен посредник «Росукрэнерго»? Почему «Газпром» не может напрямую продавать топливо «Нафтогазу»?


– Когда в договорном процессе формирования цены и согласования всех условий (это условия и покупки, и хранения, и транспортировки, и обслуживания) выступает государственная украинская компания, то это реальная позиция стороны, которой является все государство Украина. Когда же выступают посредники, с ними договориться или тем, или другим участникам этой большой игры на определенных началах, которые отклоняются от интересов или позиций целого государства - или России, или Украины. Тот, кто больше влияет на посредников, тот и может вырабатывать условия отношений, которые несколько отклоняются от тех, которые выгодны каждой стороне, тому или другому государству.


– Часть экспертов считает «Росукрэнерго» просто ставленником «Газпрома». Вы согласны, что без этой компании было бы легче договариваться или «прозрачнее», по крайней мере, была бы сделка?



– Если бы «Росукрэнерго» была не посредником, а поставщиком газа, то Украина не смогла бы, во-первых, эффективно подготовиться к зиме, закачав необходимые резервные объемы газа в свои хранилища. Во-вторых, она бы не могла жестко стоять в процессе переговоров, требуя своей цены или других своих условий, что сегодня делает «Нафтогаз», выполняя задачи, поставленные правительством. Поэтому, конечно же, легче было бы договориться напрямую, но это опять же был бы договор в пользу «Газпрома». Ведь за последние два года, когда договаривался посредник, например, цена на газ для Украины росла каждый год, а цена на транзит российского газа, то есть по услугам, которые Украина оказывает России, не изменялась. То есть односторонний пересмотр условий происходил с помощью посредника в пользу «Газпрома».


Вся сложившаяся ситуация не поддается логике, здравому смыслу и экономическим интересам, тут замешан политический компот, связанный с отношениями между сегодняшней российской государственной элитой и Украиной.


Отношения у российского руководства со странами, входившими в советский блок, своеобразные, тут постоянно замешана политическая компонента и выставляются условия. «Если сделаете то, что нужно, то войдете в какое-то объединение или же присоединитесь к системе безопасности, или прочее, и тогда у вас будет более дешевый газ (и мы это видим на примере некоторых наших соседей), или же отдайте газотранспортную систему». Только в политической плоскости идет разговор о цене на газ.


– Какая цена экономически обоснована, на ваш взгляд?


– Понятно, что рынок газа - это своеобразный рынок. По-крупному здесь всегда два игрока. Одни продают газ, другие покупают газ. И все покупатели должны быть примерно в одинаковых условиях. Россия уже консолидировала сторону производителя, объединив все ресурсы Средней Азии, европейские ресурсы России и выступает единым продавцом, поэтому тут должна быть в принципе единая методология ценообразования или ценопредложения со стороны продавца. Со стороны покупателя такого единства нет, потому что, опять же, Германия на этот процесс смотрит по-своему, Франция тоже, Италия занимает третью позицию, Польша и Чехия стремятся к независимости от газового поставщика. Поэтому нет методологического единства формирования цены для этой группы потребителей на этом газовом рынке. Она бы могла быть, если бы какое-то единство формулы с учетом расходов на транспортировку.


– Тогда на каком же основании определяется цена?


– Для производителя газа очень важно попасть на рынок, провести трубу и привязать к этому ресурсу максимальное количество пользователей. Тогда пользователи целой системы - промышленные, энергетические, электрические и так далее - оказываются привязаны именно к этому сырью, к этому энергетическому источнику. Если эта привязка осуществлена, производитель газа уверен, что он будет продавать в таких-то объемах, добывать, соответственно, нужно в таких-то объемах, поддерживать эту добычу таким-то образом, и так далее. В наших условиях присутствие или полный захват газовым ресурсом рынка промышленности, коммунальной среды и жилищного сектора поставил Украину в зависимость от российского ресурса.



А вот если условия поставки газа на Украину будут чрезмерно дорогими, неприемлемыми для промышленности или для других секторов, то тогда количество потребляемого газа резко уменьшится, производитель очень много будет терять. Если он один раз уйдет с этого рынка, то потом он уже на этот рынок не вернется – все эти трубы и производство станут никому не нужными. Поэтому Россия не может устанавливать высокую или скачкообразную цену для Украины, потому что это самый крупный потребитель газа для России сегодня. Если цена вырастет больше, чем на 50% (а это Россия и предлагает), то тогда Украина сократит примерно четверть потребления газа, перейдет на мазут, перейдет на уголь, перейдет на отходы сельского хозяйства, сено и так далее. И тогда уже российский производитель никогда не вернется к этим объемам продажи, и очень многое от этого потеряет. Россия всегда стремилась постепенно поднимать цену на газ, потому что понимала: сохранится сам рынок, который сможет проглотить чрезмерно большое количество газа. Цена для Украины формируется из компромисса между ценой, которую приемлет Киев, и ценой, которой хочет добиться Москва.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG