Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

События начавшейся святочной недели обсуждаем с протоиереем Михаилом Ардовым, настоятелем храма Царя-Мученика Николая Второго



Владимир Кара-Мурза: В России начались Святки, они продлятся до праздника Крещения и включают в себя Старый Новый год по юлианскому календарю. Это дает дополнительный повод к разговору о том, с какими результатами вступает российское общество в предстоящий период. В нашей студии протоирей Михаил Ардов, настоятель храма Царя-Мученика Николая Второго в Москве. Расскажите, пожалуйста, нашим радиослушателям, в чем смысл этих святочных дней.



Михаил Ардов: Понимаете, тут исторический экскурс. Когда-то в православной церкви, кстати, так осталось в армянской, армяно-григорианской церкви, Рождество и Крещение – это был один праздник, назывался он Богоявление, как я сейчас, кстати, Крещение - второе наименование Богоявления. Но в свое время, особенно Иоанн Златоуст он взял с Запада и правильно взял именно отмечать отдельно Рождество. Потому что эти события разделяются 30 годами. Господь Иисус Христос был крещен в 30-летнем возрасте перед тем, как выйти на проповедь. И вот между этими двумя едиными праздниками, эти дни называются Святки, то есть святые дни. К сожалению, как всегда, язычество и бесы не дремлют, и они разукрасили святки безобразными ряжеными, играми, игрищами, гаданиями и так далее. Все это, конечно, не имеет к православию никакого отношения. Но тут нет постных дней. И здесь воспоминания об этих важнейших событиях. Сейчас праздник Рождества, который был по новому стилю 7, он богослужебно продолжается, не было отдания праздника, отдание будет 13 числа перед так называемым Новым годом. Новый год, честно сказать, церковь не особенно одобряет. Это результат деятельности Петра Первого, который церкви много навредил и в том числе разорвал таким образом вот эти дни, единство этих двух праздников. Потому что церковь празднует Новый год по юлианскому календарю 1 сентября. Но тем не менее, поскольку все-таки империя была православная, это был государственный праздник, то служились новогодние молебны. Но в связи с тем, с самого начала петровских времен в церкви в городах, в деревне этого не было, приходилось бороться вот с этим новогодним разгулом, который в городах присутствовал. А как боролись? Боролись очень просто: городские храмы ровно в 12 часов, когда, как мы знаем, по языческой традиции надо чокаться бокалами и желать какие-то пожелания счастья, того сего, в это время начинался новогодний молебен. И без чего-то 12 начался колокольный звон. И христиане, те, кто понимает, шли молиться. Теперь это мы дожили до очень печальных времен, потому что в принципе никто толком Рождество во всем мире не отмечает. Я читал статистику: 70% детей в Англии даже не представляют себе, что такое Рождество, кто родился, для них только Санта Клаус, подарки. Огромное количество англичан не верят в евангельское повествование, считает, что это какие-то сказки. Кроме того это все отмечается - это шопинг, распродажи, скидки, а плюс еще возьмите Санта Клаусов. А Санта Клаус - это карикатура на святителя Николая. Наши Деды Морозы с Снегурочками, все это безумно пошло выглядит. Такая массовая культура. Честно сказать, слава себе, господи, что мы сохранили старый стиль и праздник Рождества празднуем тогда, когда практически в мире отбушевало и наступила некая тишина. И даже наши русские пьяницы к этому времени потратили практически все деньги и им уже не приходится портить вид улиц. И последнее, что я хочу сказать, что в этих праздничных богослужениях есть высочайшая поэзия, там идет осмысление этого невероятного события, когда Бог, ипостась Святой троицы, Бог-сын становится человеком, совершенным человеком, как мы, подобным нам во всем, кроме греха. И я хочу прочесть одно песнопение на русском языке, мы его читаем по-славянски, показать уровень этой поэзии. Примерно стихира звучит: что тебе принесем, Христе? Ты явился на земле как человек, все творение благодарение тебе приносит: ангелы пение, небеса звезду, волхвы дары, пастухи проповедь о чуде, земля вертеп, пустыня ясли. А мы, люди, матерь-деву. Это, я думаю, что многие из наших слушателей понимают высоту этой поэзии.



Владимир Кара-Мурза: Вспоминаем, в частности, прошедший год. Александр Королев-Перелешин, вице-предводитель Российского дворянского собрания, выступает за разрыв с большевистским прошлым.



Александр Королев-Перелешин: Одно из важнейших событий происшедших то, что президиум Верховного суда реабилитировал царскую семью. Это действительно событие, это действительно говорит о том, что наше общество, в том числе и наши судебные инстанции, слава богу, отходят от прошлого большевистского и становятся на действительно законную позицию именно цивилизованного гражданского общества. Если говорить о событиях печальных, то, конечно, самое, на мой взгляд, печальное событие – это уход из жизни Святейшего патриарха. Это тоже целая эпоха и то, что сделал Святейший патриарх, я думаю, что мы будем помнить и отмечать долго. И конечно, то, что удалось решить вопрос о подписании акта о каноническом соединении церквей.



Михаил Ардов: Я по одному пункту только отвечу этому господину - по поводу реабилитации царских мучеников. Мне кажется не отходом от большевизма, а замазыванием истории и ее искажением, к чему сейчас склонны нынешние власти. Романтизация этого периода. А на самом деле нужно не реабилитировать царя и прочих жертв кровожадного преступного режима, а судить судом на манер Нюрнбергского преступную организацию ВКПБ-КПСС со всеми выводами соответствующими. А требовать, когда они требовали того, чтобы современный суд и прокуратура оправдывали царственных мучеников, это примерно то же самое, как сейчас обратиться к раввинату современного Израиля с тем, чтобы они бы отменили приговор синедриона, который в свое время вынесли Господу Иисусу Христу - это примерно такое же было.



Владимир Кара-Мурза: Отец Георгий Эдельштейн, настоятель одного из отдаленных приходов Костромской области, приводит исторические аналогии.



Георгий Эдельштейн: Самое важное, что по-прежнему гнобят в лагере Михаила Ходорковского. Это самый яркий ярлык нашего государства. Это государство примерно брежневского типа. Я не сомневаюсь, что Михаил Ходорковский политический заключенный. Мне очень жаль, что и Синод нашей православной церкви, и патриарх, который всегда в истории России должен был печаловаться, молчали все время. Но в какой-то степени может быть Поместный собор. Но то, что сейчас будет, это, конечно, никакой не Поместный собор. Других событий я не вижу, другие события мне просто неинтересны. Очевидно, больше всего говорят об экономическом кризисе, но, по-моему, это неинтересно. Потому что, как писал 150 лет назад Тютчев, не плоть, а дух растлились в наши дни.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу поздравить отца Михаила Ардова с прошедшим Рождеством.



Михаил Ардов: Оно не прошедшее, мы уже об этом говорили, он продолжается. Спасибо, принимаю ваши поздравления.



Слушатель: У меня к вам следующий вопрос: я очень люблю певца-эмигранта Ивана Реброва. Вот я заказал диск его рождественских песнопений, мне привезли. Вот здесь есть английские, американские рождественские песнопения. Почему здесь нет ни одного русского, почему потеряны замечательные рождественские песнопения на русском языке?



Владимир Кара-Мурза: Были рождественские стихи Пастернака, Бродского.



Михаил Ардов: Вообще-то говоря, в России особенно это не было распространено. На Украине, украинские колядки совершенно замечательные. И кстати сказать, я уверен, что если радиослушатель обратится, он наверняка найдет и диски, и какие-то записи, это не потеряно. Мало того, я знаю такие храмы, где после службы это поется. Так что, Реброва, честно сказать, я не знаю, но приятно, что человек хочет так воспринимать Рождество.



Владимир Кара-Мурза: Отец Глеб Якунин, член Московской Хельсинской группы, бывший депутат Верховного совета России и российской Государственной думы, внимательно следит за жизнью Русской православной церкви.



Глеб Якунин: Важнейшее событие из религиозной жизни прошедшего года – это, конечно, смерть патриарха Алексия Второго. Но я считаю, что это печальное событие лишь следствие другого события исторического - отлучения патриарха Алексия Второго, произведенное Диомидом, действительно уникальное историческое явление, которое вполне тянет на как бы быть своеобразным религиозным рекордом Гиннеса. За все многовековое существование русского православия, православной церкви ее епископ, который еще состоял в статусе правящего, отлучает патриарха и влиятельнейших ее членов Святейшего синода.



Михаил Ардов: Я думаю, что это очень важная тема. И я думаю, о епископе Диомиде, его деяниях мы немножко позже поговорим. А теперь я хочу сказать несколько слов, своих соображений по поводу именно патриарха Алексия. 13 числа, если мне не изменяет память, будет сорок дней как он скончался. И надо сказать, что он действительно очень видная фигура на политическом современном Олимпе. Конечно, все сталинские, брежневские, хрущевские патриархи не идут ни в какое сравнение, они были в совершенной тени. А в 90 году вошедший на это место Алексий был всегда не обойден вниманием, всегда его показывали и все было при нем. Но честно вам сказать, что это был человек системы. Он был плоть от плоти Московской патриархии. У него была такая карьера соответствующая патриархийного чиновника. Я просто скажу, что первый раз я увидел митрополита Алексия, управляющего делами Синода, он был Таллинский и Эстонский, в 85 году в алтаре ярославского Федоровского кафедрального собора. Он приехал для того, чтобы подсластить пилюлю. Начальство изгоняло буквально на покой замечательного архиерея, ученого, он был геолог по гражданской профессии, митрополита Иоанна по фамилии Вендланд. Ему устроили почетные проводы, приехал сам управляющий делами. И после литургии, которую служил он, а митрополит Иоанн сидел в алтаре, вышел на амвон, облачился в голубую мантию, надел белый клобук и прекрасным поставленным, мы все помним его голос, он говорил такие гладкие слова. Но абсолютно никакого сочувствия, ничего сердечного там я не почувствовал. Мне было очень-очень горько. И когда я приехал из Ярославля в Москву и встретился со своим духовным отцом архиепископом Киприаном, который сам когда-то занимал должность управляющего делами Синода, он очень мрачно это выслушал и сказал мне следующее: что Ридигер - это типичное порождение западного рационализма. Он всегда делал только то, что шло на пользу. Когда ему нужно было получить хороший приход в Эстонии, он женился на дочери своего правящего архиерея. Когда встал вопрос о том, что ему надо стать епископом, он легко с ней развелся. И дальше все делал правильно. Честно сказать, я не хотел бы в это углубляться. Но тем не менее, я бы хотел вот что сказать, я это уже публиковал. Я хочу сказать две истории такие в жанре, который я люблю и который осваиваю - мелочи архиерейской жизни. Надо сказать, что по традиции русской церкви только головной убор патриарха называется куколь, а все прочие, в том числе митрополитов, у них белые, но клобуки. Вот однажды, когда Алексий Второй посещал мастерские в Софрине церковные, он увидел витрину с образцами продукции. Он посмотрел и увидел, что там стоит куколь, и он обратился к Пархаеву, который заведовал мастерскими, показал и сказал: а что, уже кто-то заказал? Поскольку, как мы знаем, желающих стать патриархом достаточно. Вторая история более трогательная. У меня есть знакомый молодой человек, он работает на телевидении. Существует в Министерстве чрезвычайных ситуаций некий Центроспас, авиационный отряд быстрого реагирования на какие-то катаклизмы, для спасения людей. И он по своей службе пошел к начальнику Центроспаса и увидел, что у того в кабинете очень красивая большая современная, но дорогая икона Георгия Победоносца. И этот самый центроспасовец сказал, что подарил сам патриарх. И дальше расскажу, при каких обстоятельствах патриарх эту икону подарил. Обстоятельства были такие: про него было известно, это и сейчас мелькало, что он очень любил животных, и у него был любимый попугай, в Переделкино жил. Однажды этот попугай выбрался из клетки утром, вылетел в форточку и уселся на одну из сосен этой переделкинской усадьбы. Патриарх страшно расстроился, сказал - надо его вернуть. Монахи и охранники стали бегать со стремянками. Но как поймаешь птицу, он с одной сосны перелетает на другую. А патриарх страшно расстроился, сказал, что я на работу не поеду, пока он не вернется в клетку. Тогда кто-то позвонил в Центроспас, и через несколько минут в Переделкино приземлился вертолет с начальником Центраспаса и целой командой. И начальник цЦентроспаса говорил, что у нас же есть шприцы, которые усыпляют животных, я знаю, сколько надо дать медведю, сколько большой собаки, какую дозу маленькой, а с попугаями никогда не работали. Дали самую маленькую, а он себе летает. Дали ему вторую дозу, он как-то крылышки опустил, тут его схватили, поместили в клетку, он там оклемался. Патриарх успокоился, сказал: все еду на работу. А центроспасовцу подарил икону.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Вы знаете, с плохими результатами входим мы в 2009 год, неважные результаты - и экономический кризис, и девальвация рубля. У меня будет такой вопрос к Михаилу Ардову: заслуга Русской православной церкви в теперешней жизни России, современной России, когда не прекращаются коррупция, не прекращаются преступления, хоть и говорят, что уменьшаются. Что положительного вносит в церковь? Много храмов строится и толку?



Михаил Ардов: Да, это вопрос по существу и ответа на него у меня нет. Потому что вообще в современном безбожном мире, а наша страна тоже абсолютно безбожная, православных три, максимум пять процентов у нас остается очень важная одна единственная функция, которую осуществлял сам Господь Иисус Христос и Иоанн Креститель - это нравственная оценка того, что происходит в мире и что вытворяют власти, чиновники. И этого мы, к сожалению, от патриархии не слышим наоборот мы знаем, что патриархийные чиновники связаны с коррумпированными чиновниками государственными. И в этом отношении вы абсолютно правы, этот упрек должен звучать.



Владимир Кара-Мурза: Виктор Аксючиц, философ-публицист, бывший народный депутат РСФСР, ожидает перемен к лучшему.



Виктор Аксючиц: В прошедшем году было множество значимых событий, но я бы отметил два, на которых концентрируется, на мой взгляд, очень многое. Это реальные события и вместе с тем символические, они символизируют о новом времени. Это смерть патриарха и выборы нового президента. Россия сейчас имеет шанс, и мы имеем шанс прорыва и экономического, и государственно-общественного, и культурного, и религиозного. И можно сказать, что сейчас Россия вошла в новую эпоху, и именно смена патриарха и президента символизируют эту эпоху. Россия и мы перед новым выбором и можно сказать, что православие и мы, православные, перед новым вызовом. Раньше основной вызов был: либо России быть, либо не быть, а сейчас основной вопрос - какими быть.



Владимир Кара-Мурза: Каким, по-вашему, будет предстоящий поместный собор?



Михаил Ардов: Вы знаете, я еще хотел сказать, помните, накануне нового года у вас был Аксючиц в студии и говорил. Он сказал несколько неточные сведения по поводу выборов патриарха Алексия. Это было в 90 году, я это хорошо помню, я был в то время священник патриархии и достаточно хорошо информирован. Он ошибочно утверждал, что власти, дескать, поддерживали митрополита Филарета Денисенко, нынешнего украинского патриарха. Но это неправильно. Там, в конце концов, он стал местоблюстителем, как компромиссная фигура, потому что по некоторым причинам было ясно, что он патриархом не быть. Но, в конце концов, там было два кандидата, за которых тайным голосованием высказывались. Победил Алексий, митрополит Ленинградский. По-моему, владыка Владимир, который теперь в Киеве, он был Ростовский тогда. И тот, и другой занимали ключевую в Синоде должность управляющего делами. То есть, во всяком случае, они во многом влияли на то, кто будет архиереями, то есть теми людьми, которые главные выборщики. И победил митрополит Алексий, потому что он занимал эту должность долгие годы, а владыка Владимир Слабодан гораздо меньше. И вот это очень важный аспект. Я вернусь к личности владыки Алексия, это в моей книжке есть, есть такой человек по фамилии Олейник, он архиепископ Виктор Тверской. Он был архимандритом, то есть в высшем монашеском сане, это обычно кандидаты в епископы. И он очень хотел стать епископом и возил в Чистый переулок митрополиту Алексию, управляющему делами, достаточно богатые дары регулярно и говорил о епископстве. Это дело долго не сдвигалось с мертвой точки, и якобы, как мне передавали, митрополит Алексей ему говорил: отец архимандрит, в моем сердце вы уже давно епископ.


Что же касается Поместного собора, то я смотрю на него с большим скептицизмом. По каким причинам? Во-первых, в Московской патриархии огромное количество нерешенных проблем. Мы потом поговорим о епископе Диомиде, то, что сказал Якунин. Они хотят провести его в два дня, там даже поставить эту вопросы не успеют, тем более там будут выборы и там будет некая реальная сеча, потому что желающих стать патриархов среди епископов, почти все они имеют на это право, очень многие, большая часть, я думаю. И до меня дошли сведения из одной подмосковной епархии, что якобы поступают сигналы чуть ли не из администрации президента, во-первых, чтобы внушали архиереям местные власти, чтобы они голосовали не за Кирилла, а за Климента, нынешнего управляющего делами, а во-вторых, чтобы архиереи выступали за открытое голосование, не тайное, как избирали патриарха Алексия Второго, а открытое. Это уже ни в какие ворота не лезет, потому что единственный собор Русской православной церкви, который можно считать легитимным, собор 1917-18 годов разработал систему выборов патриарха. Не только выбираются три кандидата, а потом жребием вытаскивается, там был такой старец Алексий, он вытащил жребий Тихона. Но, действительно, при всей советской патриархии, начиная с Сергия, Алексия и Пимена, избирались открытым голосованием: встает архиерей и говорит - я и клир, епархия, мы голосуем за Пимена. И всегда единогласно, как на съезде КПСС. Так что, если они удалят тайное голосование, то это ни в какие ворота не полезет.



Владимир Кара-Мурза: Руководитель Православного корпуса движения «Наши» Борис Якеменко, член Общественной палаты, приветствует стабильность существующего положения.



Борис Якеменко: Прежде всего в политическом смысле это выборы президента, то есть сохранение стабильного курса. Кроме всего прочего это победа над агрессором над грузинским, без сомнения. То есть мы показали, что мы можем себя защищать и сломили наконец эту ситуацию постепенного бархатного захвата наших границ и, мне кажется, это большая победа, очень большой успех. Это, конечно, объединение церквей. Это потери, без сомнения, Солженицын и Святейший патриарх Московской Алексий. Мне кажется, это больше был год приобретений, нежели поражений, год определенных испытаний в том смысле, что мы вместе со всем миром вступаем в полосу экономической нестабильности. Но мне кажется, что у нас запас прочности, выработанный в 20 столетии, достаточен для того, чтобы и эту проблему преодолеть успешно.



Михаил Ардов: Когда говорят такие оптимисты, хочется сказать: вашими бы устами да мед пить. Комментировать тут даже нечего. Дай бог, чтобы было получше. Церковь молится об этом, чтобы стихийных бедствий не было, чтобы урожаи были хорошие. Мы об этом молимся, но как Бог рассудит, так оно и будет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Всех с Рождеством и со Святками. У меня вопрос к Михаилу Ардову. Во-первых, хочу повторить слова апостола Павла, процитировать. Когда он Кариафа сказал бить по щекам. И когда он узнал, что он первосвященник сказал: братья, я не знал, что он первосвященник. Не хочу злословить и говорить, я христианин, мне неприятно говорить о патриархе, Господь решит сам, но не мы, не нашим мирским умом думать, что и почему, как происходило. Второй вопрос по ситуации, которая сложилась в России с тем же газом. У нас обвиняют. Говорят, что Украина ворует газ. Во-первых, воровать - нельзя говорить такое слово, несанкционированно забирает.



Владимир Кара-Мурза: Мы обсуждали, обозлит ли это делегатов Поместного собора с Украины нынешняя ситуация?



Михаил Ардов: Я думаю, что маловероятно, потому что там другая ситуация. Там речь идет о том, чтобы в Украине должна быть автокефальная церковь. Кроме того, на Украине больше храмов, чем в России и там довольно большое число новых епископов, и они выдвигают митрополита Владимира Слабодана тоже. И может быть там произойдет на этом соборе нечто очень существенное по этой части. А что касается газовых войн, я не думаю, что на соборе. А что касается злословить или не злословить первосвященника, я должен напомнить, что я не член Московской патриархии, я, слава тебе, господи, в 93 году оттуда ушел, поэтому для меня он Алексей Михайлович Ридигер, занимал такое важное место. Я действительно стараюсь, я бы мог много чего наговорить, но я стараюсь деликатно о нем выражаться.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, по-своему видит итоги года.



Александр Дугин: Главные события прошлого года - это выборы в России, которые показали преемственность курса власти от Путина к Медведеву и не вызвали ожидаемых многими катастроф. Это выборы в США, которые наоборот означают смену курса американского руководства с тактики жесткой республиканцев, империалистической тактики более сетевой, более тонкой демократов. От этого, конечно, миру не легче, но, безусловно, модель американского господства будет пересматриваться. И конечно, глобальный кризис, который грохнул в прошлом году, и по сути дела, поставил под угрозу всю капиталистическую систему. Это только начало. Я уверен, что все кончится крахом капитализма, катастрофой, экономической катастрофой общечеловеческого масштаба. Поэтому, я считаю, что прошлый год был годом совершенно судьбоносным и последующие года, может быть десятилетия будут предопределены тем, что произошло в этом 2008 году.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. В гостях у Владимира Алексеевича был Виктор Аксючиц не так давно, и он сказал, что за время патриаршества Алексия Второго наше общество российское стало духовно гораздо более здоровым. Скажите, пожалуйста, отец Михаил, согласны ли вы с такой оценкой. Если братья Якеменко и один из них член Общественной палаты. И стабильность - это главное для нашей страны, как все об этом говорят, то духовное здоровье и справедливость, как они соотносятся?



Михаил Ардов: Что касаться соотношения со справедливостью, я как-то не совсем понял. Что же касается духовного оздоровления, мне кажется, это желаемое за действительное. Наоборот мы видим как телевидение, печать растлевают молодых людей и даже не очень молодых, когда все стало дозволено, когда рвутся на парады сексуальные меньшинства. Мне кажется, как раз наоборот. То, что касается открытия монастырей и часто в монастырях очень сомнительные монахи живут, и золотых куполов, то это не свидетельство духовности - это свидетельство того, что церковь получила свободу, но пользоваться ей недостаточно. Главным образом забота о куполах и количестве монастырей, а о том народе, который во тьме советского невежества пребывает, очень трудно. Тоже к нам приходят люди, но это единицы, десятки. А миллионы абсолютно индифферентны.



Владимир Кара-Мурза: Хотели поговорить о попытке очищения, предпринятой Диомидом.



Михаил Ардов: Вернемся к тому, что сказал отец Глеб Якунин, человек действительно героический, я его очень уважаю, потому что он исповедник, так называемый диссидент. К сожалению, почти все кроме него, и царство небесное Зое Александровне Крахмальниковой, все шли на сговор со своими мучителями, каялись притворно. А отец Глеб получил на полную катушку, но на компромиссы с безбожниками и палачами не пошел. Патриарх, ему было 80 лет, он был не очень здоровый человек, то, что он умер, ну умер. А вот то, что появился епископ в корпорации епископов Московской патриархии, который восстал против синода, против беспринципности, против того, за что в свое время боролась побежденная окончательно зарубежная церковь, покоренная патриархией, против экуменизма, против нового календаря, против глобализации в каком-то смысле. Мы не можем бороться так, как борются на улицах западных городов антиглобалисты, но тем не менее, мы понимаем, к чему ведет. Я, например, по моему мнению, если будут в паспорт – пожалуйста, вкладывайте чип, а когда мне скажут, что в руку вложить чип, тут я не дам - это уже будет печать антихриста.


Так вот епископ Диомид Чукотский, человек в жизни аскет, который ходит в кирзовых сапогах, у которого приличный рясы нет, вот он возвысил голос. Но тут тоже странно, потому что он себя называет патриархийным епископ, хотя его осудили там и придает анафеме изнутри патриарха и синод. Это надо сказать алогичные действия. Но это очень важный момент. Потому что патриархия совсем не патриархат, тут не надо говорить патриархия. Патриархат Московский совсем не монолит. Если посмотреть на него с разных точек зрения, то можно сказать, что это конгломерат маленьких сект. В патриархии много старцев, почитаемых духовников, у которых очень горячие поклонники. И в таких общинах культ отца-настоятеля выше, чем культ Господа Бога. И вот очень многие из этих людей часто недовольны патриархийным начальством, они как бы становятся под знамена владыки Диомида. Мне так кажется, я недавно получил такие сведения, что во Владимирской области, совсем близко от города Владимира, есть знаменитый Боголюбовский монастырь в селе Боголюбово, это место, где мученическую кончину претерпел князь Андрей Боголюбский. Там женский монастырь, настоятелем которого является человек, по-моему, душевнобольной. Он старый, он архимандрит Петр, фамилия Кучер. Он сталинист. Он не так давно спонсировал, выпустил фильм, прославляющий Сталина в борьбе с Гитлером. Он это назвал так – «Третий рейх против Третьего Рима». То есть сталинскую большевистскую империю он приравнивал к православной империи Третьего Рима. И таких православных сталинистов сейчас довольно много. Они сочиняют немыслимые истории, например, что якобы у блаженной Матроны, почитаемой московской святой, что ее брат служил в охране Сталина, и что Матрону давала Сталину какие-то советы. Вот это все довольно страшно и ужасно. Потому что Сталин был великий человек, но был злой гений. И конечно, никаких советов никаких охранников, он вообще никому на свете не доверял. Был он до 44 года просто палачом церкви, уничтожали полностью, но когда она ему понадобилась для пропагандистских целей, тогда он создал Московскую патриархию, свою карманную удобную церковь. В таком виде она является прислужницей властей и по сию пору. Поэтому выздоровления очень трудно ожидать. Очень много подобных людей, как этот Кучер, становятся сейчас под знамена владыки Диомида. Я думаю, что они на собор не попадут. Поскольку выборы довольно жесткие, архиереи сами на местах назначают. Там как должно быть на этом соборе: епископ, из его епархии один священник и один мирянин. Отсев будет очень жесткий и никаких нежелательных голосов не будет. Но то, что появился епископ, который выступил против своего начальства, этого в патриархии еще никогда не было.



Владимир Кара-Мурза: Евгений Никифоров, руководитель православного общества «Радонеж», считает прошедший год годом утрат.



Евгений Никифоров: Церковь понесла грандиозную утрату – смерть Святейшего патриарха Алексия. Это главное событие года, безусловно. Это было патриаршество свободы, это было патриаршество новой России, это было патриаршество, которое восстановило общение всей Русской православной церкви за рубежом и в России. Это действительно эпохальное событие. В церковной истории не было прецедентов, когда бы расколы врачевались. Поэтому это год утрат, год, который предвещает что-то тревожное. Я думаю, каждый русский человек переживает сейчас чувство неуверенности, связанное с этой большой утратой, которую понесли мы в прошлом году. Поэтому будем молиться, чтобы Господь нам послал духовных лидеров такого же масштаба.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Юрия.



Слушатель: Вопрос вот какой: прежде всего мне, например, ясно, что Кирилл станет патриархом. Вопрос к отцу Михаилу: какие качества он хотел бы видеть в новом предстоятеле Русской православной церкви без ссылки на личности, без примеров.



Михаил Ардов: Я бы хотел видеть только одно главное качество, чтобы предстоятель Московской патриархии вернулся бы к каноническому устройству церкви. Чтобы навязанный Сталиным видоизмененный устав был отменен и управление церковью осуществлялось так, как это определил последний легитимный собор 1917-18 годов, чтобы был выборный синод, а не самоформирующийся, чтобы был верховный совет при патриархе и чтобы все это было бы, приход был бы самостоятельным, чтобы приход утверждал своего настоятеля, чтобы епископы были бы не просто назначаемы, но и только с согласия клира. Чтобы было так, как это было в древней церкви и как хотели восстановить отцы. Это не идеальный был собор, но тем не менее, это был последний легитимный Поместный собор российской православной церкви. Кстати, наименование Русская православная церковь тоже дал товарищ Сталин, потому что патриархия ему нужна была для борьбы с Русской зарубежной церковью. Кстати сказать, они это с честью выполнили, не сами по себе, но тем не менее, зарубежную церковь поглотили и разрушили, треть, конечно, приходов, монастырей русской зарубежной церкви вышло из подчинения своим епископам и сейчас находятся в разных старостильных юрисдикциях.



Владимир Кара-Мурза: То воссоединение церквей, о котором многие говорили, мы с вами обсуждали, что оно произошло не в то форме, в которой вы ожидали. Как по-вашему, наступающий год, будет по юлианскому календарю отмечаться Старый Новый год, внушает ли он какие-то надежды на изменение к лучшему?



Михаил Ардов: Вы знаете, трудно сказать. Я, честно сказать, я смотрю очень пессимистически на весь мир, не только на нашу страну, власть имущие не желают расставаться с коммунистическим прошлым, пытаются объединить с исторической Россией. Но это как вода и масло. Но дай бог. Мы молимся. Мало того, мы знаем прекрасно, что мир идет к апокалипсису, он идет к антихристу. Но если будет какое-то количество праведников, если мы будем жить не грешниками смрадными, а пытаться быть праведниками, Господь продлит существование мира, Господь нас помилует. Но мы должны к этому стремиться. Чем больше людей будет к этому стремиться, не гоняться за цветными телевизорами, дачами, машинами, поездками в Таиланд, и в Анталию, а думать о душе, думать о воспитании детей, думать о нравственности, отношении ко всем, и к родителям, и к детям, если это будет появляться больше в нашем обществе, то можно надеяться, что Господь нас помилует, что Господь нам пошлет великие богатые милости. Вот к этому я всех призываю. Именно на индивидуальном уровне, не корпоративно, я должен перестать грешить, я должен относиться так-то к моему соседу, так-то к моему начальнику, так-то к моему подчиненному. Если вот так, может. Не золотыми куполами определяется духовность, состояние нравственное страны, а именно этой атмосферой. Если будет нравственность, тогда все будет. Вся история церкви и история Ветхого завета говорит именно об этом. Давайте поздравим всех наших слушателей еще раз и еще с праздником Рождества, со Святками с наступающим вскоре праздником Богоявления и пожелаем им всего самого лучшего.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG