Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия вошла в новый год со старыми кавказскими ранами


Жизнь на Кавказе уже много лет напоминает непрекращающуюся спецоперацию

Жизнь на Кавказе уже много лет напоминает непрекращающуюся спецоперацию

В 2009 год без четкой перспективы быть быстро решенной перешла одна из острейших российских внутриполитических проблем: установление границы между Чечней и Ингушетией. Казалось бы, исключительно административный вопрос в условиях Кавказа стал причиной межэтнических конфликтов и властных спекуляций на местном уровне.


Согласно федеральному закону, органы местного самоуправления в Ингушетии и в Чечне должны были быть созданы к январю 2009 года. Однако в связи с неразрешенностью проблемы административных границ парламент России отложил решение этого вопроса до октября нынешнего года. В конце декабря премьер-министр России Владимир Путин заявил, что «правительство решило продлить сроки описания и утверждения границ местного самоуправления, а также решение имущественных вопросов до 1 января 2012 года».


Эксперты полагают, что эта отсрочка связана с тупиковой ситуацией в определении административных границ Чечни и Ингушетии. Не так давно пресс-служба уполномоченного по правам человека в Чеченской республике опубликовала обращение к руководству Чечни, в котором подчеркивается, что проблема определения границы между Чечней и Ингушетией вновь вышла на первый план. В обращении говорится о том, что руководство Ингушетии занимает неконструктивную позицию, претендуя на Сунженский и часть Малгобекского районов, которые временно, в связи с известными событиями на территории Чеченской республики, административно относились к республике Ингушетия.


Федеральные чиновники считают, что к указанному премьер-министром сроку все эти споры должны быть закончены. Однако, по мнению экспертов, перед руководством Ингушетии стоит другая, более серьезная задача - определиться в отношении к Пригородному району, уже давно ставшему яблоком раздора между ингушами и осетинами.


«Границы Ингушетии как региона Российской Федерации, не до конца определены, - говорит специалист по проблемам Северного Кавказа Константин Казенин. - Естественно, определение границ муниципальных образований внутри Ингушетии будет так или иначе зависеть от окончательного определения границ региона. На самом деле серьезных проблем с границами региона нет, есть чисто технические вопросы лимитации ингушско-чеченской границы. Существует более серьезный вопрос. Во времена Зязикова ингушская оппозиция выступала вообще против принятия республиканского закона о границах и о составе муниципальных образований; ингушские радикалы считали, что сначала нужно определить судьбу Пригородного района. Однако одно дело - определение границ муниципальных образований, которые сейчас реально входят в состав Ингушетии, и совершенно другой вопрос - судьба Пригородного района, проблема вынужденных переселенцев и возобновления диалога по этому вопросу уже с участием нового руководства Ингушетии».


Фактор Пригородного района по-прежнему существенно влияет на внутриполитическую ситуацию в Ингушетии, полагает Константин Казенин: «Падение авторитета предыдущей власти в Ингушетии во многом было связано с тем, что, как считали многие в республике, недостаточно твердой была позиция этой власти по вопросам вынужденных переселенцев. Там вопрос стоит об их возвращении, многие вернулись, многие нормально живут в Пригородном районе, именно ингуши, которые покинули его во время конфликта октября-ноября 1992 года. Но есть вопросы, в частности, связанные с тем, что для некоторых переселенцев строят новые поселки, не все этим довольны, не все считают, что это правильный вариант решения проблемы».


За попыткой провести границы между северокавказскими народами стоит стремление определенных сил в России разжечь межнациональную вражду в регионе. Так считает бывший президент Конфедерации народов Кавказа, профессор Муса Шанибов. «На Кавказе традиционно границы эти никогда четко не рисовались, - говорит он. - Теперь два народа строят свои отношения, проводя эту границу и определяя несуществующие. Но, оказывается, это почти невозможно. Проблема границы если и ставится, то не сама граница вызывает трения между народами. Нам надо думать о единении, о согласии и понять, что вместе мы выживем, а если будет разворачиваться эта драка из-за условных границ, не существовавших никогда в истории… Я свидетель и участник процессов, когда мы общались, советовались, думали, находили верное решение. А сейчас эти выпады друг против друга… Разного рода организации, представляющие Кавказ, обзавелись офисами в Москве, они что-то говорят, но на Кавказе они не работают. Я думаю, проблему границ кто-то подогревает, сознательно будоражит. Эти люди увидели, во сколько обошлась одна чеченская война. А таких народов на Кавказе - полсотни. 50 чеченских войн выдержат? И поэтому они навязывают нам войну между народами. Самый верный ход. И осетинам, и ингушам, и нашим соседям кабардинцам, и чеченцам, и всем остальным надо собираться с мыслями, надо встречаться, и надо эту проблему границ решать традиционно, как Кавказ ее решал».


Эксперты напоминают, что проблема Пригородного района Северной Осетии ещё более осложнилась после признания Москвой независимости Осетии Южной.


XS
SM
MD
LG