Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 10 Январь, 2009


«Здравствуйте, Анатолий Иванович! Вас удивляют те российские экземпляры, которые живут в США, едят американское сало и надоедают вам письмами о том, какая дикая страна – Америка, а Россия – цивилизованная, какие глупые и нечестные – правители Штатов и какие умные и порядочные – Путин и Медведев. Не понимаю, почему вас удивляют эти письма, и зачем вы с ними возитесь. Это ведь пишут не диссиденты. Эти русские эмигранты – не политические. Они уехали за длинным рублём, вернее, за долларом. У них на первом месте шкурные интересы. Они живут на Западе не потому, что там свободнее, а потому, что там сытнее. Тот, кто в письмах на «Свободу» поливает грязью Америку, никогда из этой Америки в свой Мухосранск или в Москву не вернётся. Его из Америки клещами не вырвешь. Но их учили, что тот, кто покидает Родину, - предатель. Они чувствуют свою вину перед её властью, а может и побаиваются этой власти. Думают, что у Путина такие длинные руки, что достанет их и в Техасе. Поэтому стараются выслужиться перед ним. Короче, это отбросы России, а вы оглашаете их письма и анализируете их. Напрасно, Анатолий Иванович, право слово – напрасно! Сергей Филиппович Голиков. Санкт-Петербург».

Спасибо за письмо, Сергей Филиппович, право слово – спасибо! Мне понравилось это ваше старомодное выражение. Даже политические эмигранты (первой волны – особенно) были весьма придирчивы друг к другу. Большевиков поноси, а Святую Русь не трожь. Доходило чуть ли не до дуэлей. Чем дальше мы от родины, тем больше любим её. Почему ностальгия, тоска по родине, издавна считается русской болезнью – такой, что от неё даже умирают? Почему само слово «чужбина» в русском языке такое тяжёлое? Почему так легко встретить русского, который за четверть века жизни в Германии не обзавёлся ни одним другом-немцем, ни даже приятелем, и совершенно уверен, что эта проклятая немчура вообще не способна дружить? Почему западный человек без труда приживается в любой западной стране, а в России – с трудом: что русскому здорово, то немцу - смерть? Ответ давно известен: разные культурные миры. Мы не встретим человека, который скажет: мне не нравится в Америке, потому что я здесь чужой, - во мне дело. Нет, всяк уверен, что Америка ему не нравится, потому что она плохая. Где бы он ни оказался, он - хороший, а местные – плохие. Это взгляд средневекового человека. Всё чужое ему противно и подозрительно, потому что не такое, как своё.



Следующее письмо на «Свободу» подписано фамилией Виртуальский, наверняка выдуманной. Читаю: «В уголке экрана мелькает цена на нефть. Это и есть реальная оппозиция нынешнему режиму. Это и есть включённый для вас счётчик, подполковник КГБ Путин. В Москве масса офисного планктона, фирмачей и их прихлебателей. Несколько тысяч долларов в месяц на рыло – это до сих пор было обычное дело, но халява быстро кончается. До сих пор они были всем довольны, кроме «недонаступления» на Тбилиси, и оставалось только поражаться, Анатолий Иванович, как хорошо эта власть знает свой народ. Был действительно единый организм. Будет ли он таким и дальше? Ждите, патриоты, падения рубля, роста безработицы, подорожания импортных товаров, а других почти нет. Ваши фюреры вам говорят, что виновата Америка с её кризисом, но ведь она – враг, а ждать от врага чего-то хорошего – так же глупо, как и ругать его за козни. И что же это за «поднятие с колен», и что же это за могущество тысячелетнего русского рейха, если оно зависит от каких-то «пиндосов-америкосов»? В СССР американскому кризису только обрадовались бы, в гитлеровской Германии - тоже, а нынешний Кремль уподобляется той советской тётке, которая пришла в партком и требует: «Мой муж подонок, верните мне мужа!». В последние годы появились патриоты с мировоззрением более диким, чем у старых совков. Это понятно. Раз есть страна больших размеров с ядерным оружием, военщиной и охранкой, то у неё должны быть и свои фанаты. «Расея, вперёд, мы всех порвём!». В жизнь вступают особи, на школьной скамье мечтавшие стать путанами и киллерами. Они ими и становятся: по сути, по закваске. Им ужас как хочется быть великими и державными, а ресурсы - только нефть и останки советского наследства. Сами они создают одно уродство, это и есть ахиллесова пята русского фашизма. К тому же, он заигрался на внешней арене, вызвал, наконец, серьёзное раздражение 3апада, ведь Запад – это не только академик Шрёдер с любителем высоких каблуков Саркози», - пишет господин Виртуальский.

В подтверждение кое-чего из сказанного этим слушателем прочитаю вам письмо из Норильска. Да, пишет Екатерина из Норильска: «Россия - великая страна. Никому не нравится, что у нас много природных ресурсов и земли. И, кстати, дядька Путин не такой дурак - оставить Россию без военных ресурсов. Другие страны все говорят: у нас такая военная мощь, а наши власти не хвастают этим, и у нас есть наверняка сюрприз для неприятелей. Это все америкашки, они послали своего человека к власти – Горбачева, он развалил СССР. Самое интересное, что ни Грузия, ни Украина не жаловались на Россию, а сейчас, когда их экономика трещит по швам, они сели на одно местечко. Несмотря на то, что вы, Украина и Грузия, нас не любите, все же мы никого не берем за яйца. Поэтому я считаю: Россия - великая страна. Америку в пример не надо брать, они вообще на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы бросили ради эксперимента. Насчет Украины, то это бывший СССР. Но я ни одного человека не знаю, которому бы понравилось на Украине, потому что русских там не любят. Разве что, большие деньги тратим, тогда везде делают вид, будто мы им нравимся».


Екатерине из Норильска, написавшей это, восемнадцать лет, она учится на повара, незнакома с русским правописанием, не употребляет знаков препинания, «никому» пишет раздельно: «ни кому», вместо «сейчас» - «щас», Украина у неё с маленькой буквы, не говоря о Грузии. Но есть такие письма и почти без ошибок… У меня нет похожего письма с Украины, но я точно знаю, что где-нибудь в Коломые или Гадяче учится на повара восемнадцатилетняя Оксана, которая в любой момент готова мне написать или рассказать, что Украина – великая страна, которой все завидуют, особенно – Россия, что Украина триста лет кормила москалей в прямом и переносном смысле слова, что все великие русские – это на самом деле украинцы, не исключая и Пушкина, что украинцы – это первые и лучшие на земле арийцы, что без них и Америка ничего собой не представляла бы… У меня нет похожего письма из Грузии, но я точно знаю, что где-нибудь в Гори или Поти учится на повара восемнадцатилетняя Сулико, которая готова мне написать или рассказать, что грузины – это величайшая, культурнейшая нация на планете, а все эти абхазы, осетины, турки-месхетинцы – что-то непонятное, что у тех же абхазов в языке даже слова «море» нет… Когда-то это всё мне рассказывал грузин-таксист по дороге из Гагр в Пицунду, и я ему предрёк, что если он и его соплеменники будут так настроены, то дело может кончиться тем, что у них останется только слово «море», а самого моря не будет…


Вернусь к теме предыдущего письма: русские за границей.

У Владимира Набокова, того, что написал «Лолиту», есть стихи о России. Он совсем молодым человеком попал после революции на Запад и больше не вернулся. Кончается стихотворение такими словами:




Наш дом на чужбине случайной,


Где мирен изгнанника сон,


Как ветром, как морем, как тайной,


Россией всегда окружён.




Это написано в двадцать седьмом году, позади, таким образом, было десять лет для наблюдений над собой и другими русскими. Он явно не имел в виду наш сегодняшний разговор, но поэт потому и поэт, что сам часто не постигает всей глубины своих слов. В переводе на язык прозы, но тоже образный, Набоков говорит вот что: русский человек на Западе живёт, как в коконе, - в коконе из своей русскости. Между ним и окружающей его западной действительностью всегда вот эта оболочка. Поэтому он плохо видит, что происходит вокруг него, плохо понимает, да ему это и не очень интересно. Его хватает только на то, чтобы тосковать, возмущаться, удивляться, что они, все эти американцы, немцы, французы, - не такие, как он. Смеют, понимаешь, быть нерусскими. Четыре строки Набокова убеждают больше, чем толстые учёные книги, что Россия – действительно другая цивилизация. И вот в чём особенность. Запад эту цивилизацию отлично понимает, а она его не понимает.



Пишет Михаил Розовский: «Я бывший «технарь». Был достаточно преуспевающим, имел все, о чем мечтал советский человек, – квартира, машина, доход раз в семь-восемь выше среднего. В семидесятых годах еще был наивен и, помню, жутко удивился, когда моя знакомая достала мне Солженицына через работника КГБ, который приторговывал конфискатом. Это - к слову о том, что наши славные органы не были затронуты коррупцией. Как-то у нас в институте «на ура» шла предзащита диссертации. Но к несчастью для диссертанта, в ученый совет входили и представители общественности: профкома, парторганизации и т.д. Так вот, один из представителей работал в отделе снабжения. Он, конечно, ничего не понимал в теме диссертации, но положение в своём отделе знал. Он спросил, как диссертант мог проводить эксперимент при минус 150 градусах, если его лаборатория несколько лет не получала из отдела снабжения жидкий азот. Скандал был грандиозный. Чем дело кончилось? Правильно: нас засекретили, и все последующие диссертации защищались при закрытых дверях. Там глупых вопросов не задавали! Как-то был я в командировке во Фрунзе. Со мной в номере жил один узбек - приехал оформлять диссертацию по животноводству. Жаловался мне, что прошло уже три месяца, а он никак не может её написать. Я ему посоветовал обратиться к руководителю работы с просьбой найти помощника. На следующий день он вернулся, как на крыльях. Оказывается, руководитель давно ждал этой просьбы – договорились быстро. Взяли меня как-то на встречу с западными «фирмачами» по покупке литьевых машин. Для ерундовых производств вместо автоматов киевского завода «Большевик» (он еще на плаву, Анатолий Иванович?) по 200 тысяч рублей решено было заказать импортные изделия по два миллиона долларов… С уважением Михаил Розовский. Передайте привет тем своим слушателям, которые уверены, что коррупция на шестой части Земли родилась после кончины советской власти».


Спасибо за письмо, господин Розовский!. Для человека вменяемого и умственно добросовестного само собою разумеется, что послесоветский разврат – это продолжение советского, а советский разврат – продолжение досоветского. Российское взяточничество, воровство, хищничество всякого рода шло рука об руку с российским произволом, беззаконием, с российской несвободой. Волосы дыбом встают, когда читаешь Герцена, переписку людей прошлых веков, а можно ограничиться «Мёртвыми душами», «Ревизором», «Историей одного города»… Гоголь буквально сходил с ума от сознания, что нет лекарства, нет силы, которая могла бы ввести неправду русской жизни в какие-то рамки… Очевидно, что дело тут в огромном напоре зла, в том, просто говоря, что очень уж много людей, стремящихся жить бесстыдно. Наверху их удельный вес не больше, чем внизу. Все друг друга стоят – и господа, и слуги, и властители, и подданные… Когда это всё знаешь, когда видишь, беспредельное удивление вызывает то, что есть всё-таки страны, которым удаётся удерживать разлив всеобщего негодяйства в сравнительно узких берегах… Не перестаю удивляться вот чему. В послесоветское время миллионы простых людей кинулись покупать дипломы для своих отпрысков. Как грибы после дождя, появились сотни, тысячи университетов, академий, колледжей, лицеев – всё иностранные слова, И всё это создано мерзавцами и для мерзавцев. Там ничему не учат, недоросли просто протирают штаны, и все это знают, но делают вид, что происходит что-то другое, нормальное, как у людей.



Пишет Альбина Сац из Москвы: «Здравствуйте, Анатолий! С удовольствием прослушала свое письмо. Вы его причесали, и звучало оно вполне литературно. Молодец. Спасибо. Правильно добавили, что есть работы, в которых исследуется корреляция патологии генетики индивида и социальных проблем социума, - проявили свою эрудицию. В награду расскажу историю. До войны у мальчишек было повальное увлечение радиолюбительством. Подписаться на журнал "Радиофронт" было трудно. Мой сосед, симпатичный умный мальчик, подарил мне самодельный ламповый приемник, и я через родственника Полины Жемчужиной оформила ему подписку. Так завязалась моя дружба с Игорем Г. Году в сорок шестом Игорек придумал, как слушать коротковолновые западные станции (Би-Би-Си, «Голос Америки») сквозь глушилки. Помню его придумку. Он называл ее интерферометром. На чердаке нашего дома у него было несколько антенн, сигналы которых он как-то складывал. От близких глушилок сигналы оказывались в противофазе и взаимно уничтожались, а от дальних станций были синфазны и шли уже без помех. Вот как-то так… В сорок седьмом Игорька арестовали. Он тогда учился в девятом классе. Мама его почти сразу умерла. Я расскулилась, Полина была еще на свободе, и мальчика отпустили, но жить в Москве не разрешили. Получила тогда от него письмо… А полгода назад, то есть, через шестьдесят лет, он нашел меня, и, представьте, я его почти сразу узнала. Живет он в Канаде, в маленьком университетском городке на берегу океана. Ведет в университете теоретический курс квантовой физики, считается авторитетом в лазерной технике. Убежден, что я - вздорная старуха, и мой пессимистический социальный прогноз, с которым вы познакомили слушателей «Свободы», - не более чем одна из многих моделей прогрессивной эволюции населения России. Прожил у меня три дня. В один из вечеров рассказал мне про допрос на цирлах. Его подвешивали за кисти рук и требовали, чтобы он выдал изобретателя интерферометра. Не верили, что он сам придумал. Поднять вверх руки он и сейчас толком не может... Ужас, сколько я понаписала. Вы уж простите болтливую старуху. Альбина». Спасибо за письмо, Альбина! Если я вас и причесал, то самую малость, больше – для сокращения. Редактирование в переводе этого слова на русский язык – сокращение. Эрудицию в наше время, когда можешь с утра до вечера шастать по Всемирной паутине, проявлять нетрудно. А вам скажу следующее. Если вы до сих пор не написали воспоминаний, то нет вам прощения. Беритесь за это дело немедленно. Судя по тому, как вы пишете, вас хватит, по крайней мере, на один толстый и бесценный том. Полина Жемчужина – это, как я понял, супруга Молотова? А внимание слушателей хотел бы обратить вот на что. У вас есть возможность увидеть, чем отличается настоящий учёный от «чайника», от индивида, страдающего бредом реформаторства или изобретательства. Одному из них я недавно написал в ответ на его проект нового мироустройства, что не считаю себя достаточно подкованным для оценки такого труда, а лучше бы вы, мол, написали мне о своей повседневной жизни и о том, что происходит вокруг вас. Ответ не заставил себя ждать: «В связи с тем, что я тоже человек "стреляный", мне не трудно определить, что вы чего-то когда-то добивались, и, добившись определенных высот, душой скисли, опрыщавели и, не будучи в силах что-то сотворить новое, указываете мне место - у корыта, интересуясь моей жизнью. Обычно сии разговоры затевали со мною пустолобые начальники в своих кабинетах». И так далее. И вот так на недоверие к ним, а тем более - на несогласие с ними или, не дай Бог, на нежелание вступать с ними в разговор об их изобретениях и проектах отзываются все «чайники». Теперь смотрите, как ведёт себя биолог Альбина Сац. Совершенно очевидно, что ей очень дорога её теория, её прогноз, согласно которому русский советский человек навсегда останется советским и, следовательно, ничего хорошего России не светит. Другой учёный без всяких рессор говорит ей, что её теория – вздор. И она, биолог Альбина Сац, не выцарапала ему глаза, продолжала мирно чаёвничать с ним, и даже посчитала нужным поставить в известность о его приговоре слушателей радио «Свобода». Вот этим, повторяю, они и отличаются, настоящие учёные, настоящие изобретатели, настоящие исследователи от «чайников». Не боятся возражений, опровержений, всегда готовы под напором новых для них данных и доводов отказаться от своих теорий и конструкций.

Из Ульяновской области пишет Иван Сидоров, имя и фамилия, безусловно, выдуманы. Этот слушатель «Свободы» подводит некоторые итоги прошлого года. Он не сомневается, что российско-грузинская война – целиком на совести Кремля. Его, Ивана Сидорова, не убеждает сам президент Саакашвили, признавший, что был зачинщиком, хоть и вынужденно. Господин Сидоров считает, что к войне подвёл дело Путин, и – не за один год. Читаю: «Нами правит шпана. Вы что-нибудь слышали о российской шпане, господин Саркози и госпожа Меркель? С российской шпаной ни о чём действительно серьёзном договориться невозможно. Она понимает только силу. Следующий шаг она сделает в Крыму. Не надо строить иллюзий. Предлог найдётся. Я уверен, что он уже разработан. Украине надо попросту готовить к войне армию и население. Прятать голову в песок, как делают страны Запада, глупо. Российское гражданство в Крыму раздают направо и налево. Это что, просто так? Гитлер тоже сначала раздавал гражданство, потом аннексировал населённые своими новыми гражданами территории. Мы, ребята, пребываем в обычной российской действительности. Живётся нам очень плохо, и вот для подъёма нашего духа нам преподносится победоносная война с телевизионной истерией, и мы довольны. Патриоты с пустым, как всегда, брюхом. Интересно только, как нам избавиться от такой власти. И что делать с этими идиотами в Крыму, которые хватают российские паспорта, как будто эти красные книжечки защитят их от падающих бомб, снарядов и напалма? С приветом Иван Сидоров. Ульяновская область».


Ничего с ними не сделаешь, Иван, ничего.


«Слушал недавно вашу передачу. Она вызвала у меня крайнее недоумение. Вы продолжаете клеймить ("письмами слушателей") действия России в августе, хотя даже ваши хозяева в Вашингтоне признали, что Грузия – агрессор, она развязала эту войну. Вы же продолжаете талдычить про агрессию России, хотя получаете деньги от конгресса США, от американских налогоплательщиков. Перечислю некоторые деяния храбрых грузинских вояк: расстрел мирного города из реактивных установок, гаубиц и бомбардировка авиацией... Там где Штаты, где НАТО, всегда что-то "демократичное" происходит, это уже аксиома. У вас же, Анатолий Иванович, по-видимому, совсем нет совести, но я вас не осуждаю, вы сами выбрали роль Иуды в этой космической драме. Вам и отвечать перед Создателем. Егор Москалёв. Москва». Автор этого письма слова «письма слушателей» берёт в кавычки. Значит, теперь с таким же правом можно сказать, что на сей раз я клеймлю не Россию, а Грузию, Штаты и НАТО письмом такого-то слушателя и тоже взять слово «письмо» в кавычки. Но этого, думаю, не сделает никто из тех, кто осуждает российское руководство. Эти люди иначе устроены. Они из тех, кто не ставит слово «письма» или слово «письмо» в кавычки. Для них письма есть письма, а не выдумка Стреляного. Вот где водораздел. Вот где пропасть между двумя породами слушателей радио «Свобода», как и жителей России. Вот что делает их чужими друг другу. Вот в чём разница между демократическим сознанием, демократической культурой и недемократическим сознанием, недемократической культурой. В употреблении кавычек. Советская печать была печатью кавычек. Первое, что стало исчезать из печати, когда началось ослабление цензуры при Горбачёве, - кавычки. «Здравствуйте! Меня зовут Виктор Корякин мне двадцать пять, иногда слушаю ваши передачи. Смотришь на людей и думаешь: когда, наконец, перестанут притворяться шлангами? Бывает обидно, не по себе как-то. Уж очень вольготно ворам у власти в этой стране холуев. Самая большая беда моих сограждан - лень. Готовы вечно слушать болтовню из Кремля и верить. Как раньше верили, что вот-вот наступит коммунизм. Правда, раньше его строили, а сейчас всё должно произойти по взмаху руки. Чей? Наверное, понятно. Мне смешно когда я слышу, что у нас днём и ночью ведётся борьба с коррупцией. Если бы она действительно велась, то Путин и Медведев сидели бы за каменным забором, а не занимали бы пост президента и премьер-министра», - пишет Виктор Корякин. А ведь верно пишет, чёрт возьми! Иногда просится на язык что-нибудь хлёсткое, вроде того, что путинизм – не насилие над Россией, а сама Россия, но получишь такое письмо и думаешь: нет, всё-таки не Россия, не совсем Россия, не вся Россия.




XS
SM
MD
LG