Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги 2008-го: школьные учебники истории.


Владимир Тольц: Сегодня мы подводим некоторые итоги того, о чем говорили в 2008-м. Немало наших передач в минувшем году было посвящено школьным учебникам истории – тому, как при помощи преподавания «уроков прошлого» формируется сегодня наше завтра.


С начала горбачевской перестройки в Советском Союзе, а затем в возникших на его месте государствах, многое и многократно менялось. В том числе и учебники истории, по которым школьники изучают прошлое мира, в котором живут. А на этом фундаменте, составные которого менялись и продолжают меняться, строятся их представления, каким он – мир и их страна - должны быть, – то есть, проекты, которые начнут реализовываться, когда эти дети станут взрослыми. Оруэлловское «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее,а кто контролирует будущее, тому принадлежит настоящее» давно уже превратившись в изрядно затертую цитату, не перестает быть актуальным. Даже для тех, кто Оруэлла не читал. Даже для тех, - таких немало наберется, - кто в отличие от российских руководителей и не высказывал своей озабоченности по поводу школьных учебников истории и своего руководящего мнения, какими они должны быть. Настоящим-то ведь все они хотят управлять. Не менее актуальной остается эта проблема и для всех нас, и для наших детей - кем эти «контролеры», редактируя наше историческое прошлое, хотели бы управлять как в настоящем, так и в будущем. Именно поэтому я и решил в прошлом году посвятить школьным учебникам целую серию передач. Учебникам не только российским, но издаваемым ныне и в других частях бывшего Советского Союза. Ведь как ни крути, общее прошлое предопределяет и будущее взаимодействие.


Вот что говорил о преподавании истории в школе в одной из передач минувшего года заведующий отделом Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины профессор Юрий Шаповал.



Юрий Шаповал : Школьная история, я думаю, имеет очень точную цель: она должна воспитать лояльного, патриотически-настроенного гражданина. И так, по-видимому, какая-то сумма знаний вкладывается во всех странах. Но у меня всегда возникает такой как бы немножко скепсис или какое-то сомнение. Ну, хорошо, но мы же можем эти истины, на которых мы воспитываем детей, менять, если, скажем, к тому нас подводят открывшиеся факты или какие-то неизвестные документы, которые проливают свет на что-то нам неведомое.



Владимир Тольц : Ну, а политический фактор?



Юрий Шаповал : Ну, конечно, влияет политика, само собой, на написание учебников истории. Но вот это именно, подчеркиваю, не политико-идеологическая, а сама научная составляющая при подготовке учебников, вот она зачастую, к сожалению, остается в тени при подготовке учебников. Но ее всегда нужно учитывать.



Владимир Тольц: А мы могли бы сейчас перейти от общих построений к конкретным примерам, к разговору об украинских школьных учебниках?



Юрий Шаповал: Я вам приведу просто пример Украины, который иллюстрирует то, что, в общем-то, происходит, и может быть, у нас немножко такая нетривиальная ситуация, а потом пример России. Конечно, учебники – это база той самой исторической памяти, я уже сказал, это база воспитания, по сути, это фундамент национальной идентичности, скажем так. И у нас вУкраине происходит достаточно странная вещь, мы видим три узла представлений о нашей истории.


Совершенно ясно, что на востоке и на юге у нас актуальна историческая память, которую прививала советская школа, и вот эти советские или крипто-советские подходы, назовем их так. Тут, например, опорные пункты: Киевская Русь – это колыбель трех братских народов; Великая Отечественная война; проблемы социальной защищенности человека в Советском Союзе – естественно, как плюс.


Второй момент – это то, что можно назвать такой государственнической школой, я бы сказал. Мы видим то, что пропагандируется сегодня через официальную историографию в Украине. Киевская Русь – это представляется как первое украинское государство; гетманская держава XVII - XVIII столетия – якобы как абсолютно независимое политическое образование. То есть что происходит? Если раньше в учебниках по истории Украины мы видели линию, что украинский народ только и думал, как бы на Переяславльской Раде объединиться с Россией, то теперь стрелка часов или раскрутка идет в обратную сторону: теперь нам показывают, что единственная мечта украинского народа была – создание независимой державы.


Ну, и третий момент, который я наблюдаю (может быть, я ошибаюсь): мы видим в Украине – это, прежде всего, касается западно-украинского региона – абсолютно точную точечную апелляцию к ценностям националистическим, к ценностям организаций украинских националистов, Украинской повстанческой армии, элементы героики. Вот это все важно для этой части.



Владимир Тольц : Так считает украинский историк профессор Юрий Шаповал. Юрий Иванович, вы обещали сказать о положении с учебниками и в России.



Юрий Шаповал: Я сейчас вам не буду рассказывать об антиукраинских элементах в публикациях моих российских коллег, - к сожалению, они есть, но, к счастью, не во всех, это отдельная тема, я не хочу даже на этом останавливаться. Мы видим определенное влияние либеральных ценностей и подходов, начиная со времен перестройки и заканчивая где-то моментом ухода Ельцина со своего поста. И сейчас мы наблюдаем, – и это ощущается в этом школьном каноне, каноне учебников – как бы регенерацию этих вот советских мифов, советского подхода, советских ценностей. И это меня просто как человека, который, в конце концов, хочет жить в мире с Россией и добрососедстве, меня это несколько удивляет. Хотя, конечно, это дело, собственно, авторов русских учебников, они так видят, они так формируют свое сознание.


Владимир Тольц: Таково мнение украинского историка профессора Юрия Шаповала.


Да, Юрий Иванович, это не секрет: на это формирование сознания весьма целенаправленно старается влиять власть. Она и учебники заказывает, и объясняет, как и о чем писать. Это в России.


Ну, а на Украине? Разве не идет там параллельный процесс усиливающегося воспевания украинской государственности, ее древности, ее значимости?



Юрий Шаповал: У нас, я бы сказал, кардинальное изменение в учебниках, произошедшее, - это то, что Украину начали изображать все-таки как государство, которое оказалось, если говорить, скажем, о военном периоде, между двумя диктатурами. То есть это государственность, которой не дали реализоваться, и которая сама себе не дала реализоваться в силу определенных причин. То есть совершенно разные векторы, совершенно разные установки. Естественно, тут добавляются какие-то вещи, например, в трактовках того, что российские историки называют Великой Отечественной войной, у нас это трактуется как Вторая мировая война, у нас обязательно показывают разные силы, которые присутствовали в том ландшафте военно-историческом, - это и националисты, и украинцы в Красной армии, это и партизаны. В российских учебниках, как мне кажется, несколько выпрямлены вот эти сюжеты. И точно так же с трактовкой советского времени. Я повторяю: там работает все на концепцию великой державы, у нас это считается если не потерянным временем, то, по крайней мере, временем упущенных шансов для развития Украины.



Владимир Тольц: Украинские и российские учебники истории сопоставлял киевский историк Юрий Шаповал.


Давайте теперь от общих рассуждений и оценок перейдем к вещам более частным и конкретным. Вот профессор Шаповал заговорил о «научной составляющей учебников», являющихся для школьников «фундаментом национальной идентичности». Чтобы оценить этот самый фундамент приведем хотя бы одну цитату. Автор Богданов А. П. Учебник называется История России до Петровских времен. 10 – 11 классы. М.: «Дрофа», 1997 год. Одобрен Федеральным экспертным советом, рекомендован к изданию Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации.



«Итак, по знаку своих боевых вождей вскочили индоевропейцы на колесницы (а кто победнее – просто на коней), надели бронзовые шлемы, поправили на поясах мечи, взмахнули сверкающими на солнце топорами – и помчались как вихрь в разные стороны, громко взывая к своим громовым богам: Зевсу, Перуну, Тору и прочим (различия в именах возникли позже). Боги помогали вовсю. По Европе (ещё так не названной) стоял звон и пыль столбом… Матерей и жен поклонники громовых богов большей частью оставили дома, рассчитывая, победив всех врагов, их жен и девиц забрать себе. Так оно и вышло. Только, как гласит русская легенда, дети больше учатся от матери, поэтому язык индоевропейцев очень скоро разделился на наречия, языки, а потом и языковые группы» (…). «Самое большое, сильное и добродушное племя осталось в южнорусских степях, разрослось и понемногу, не торопясь, к середине 11 тысячелетия до н.э. заселило большую часть Европы. Это были славяне… Славянские женщины особенно красивы, умны, добры и трудолюбивы. Ведь они воплощают исконный идеал большей части индоевропейских народов» (…).



Владимир Тольц: Мой собеседник - российский историк, профессор Владимир Петрухин. Владимир Яковлевич, Вы ведь не только этот учебник просмотрели. Как Вам все это?



Владимир Петрухин : Все это, конечно, давно ушедшее такое автохтонное со времен Мара распространенное в советской науке историографическое прошлое, стереотип. В основном все говорят совершенно справедливо, что славянское расселение было относительно поздним, что известны славяне не ранее середины первого тысячелетия новой эры, никакого там каменного века не возникает. Но все же некоторая путаница имеет место. Что обидно, приписывается первое упоминание знаменитым античным автором, таким как Птолемей и Тацит, там и в помине нет никаких славян, это гипотеза, но для учебников, конечно, недопустимо в таком виде подавать материал. Уж если о чем-то говорится точно, то надо точно говорить о тех временах, которые хорошо известны в историографии, тех авторах, которые давно описаны. Так что некоторые все-таки фривольности в обращении с этим началом имеют место.


Владимир Тольц: Таково мнение исследователя российских древностей. Профессора Владимира Петрухина.


Давайте порадуем слушателей еще несколькими цитатами из школьных учебников, повествующих о крещении Руси.


История Отечества. Учебник для 8 класса средней школы. Издание 5-е, переработанное и дополненное. – М.: Просвещение, 1993. (т.е. первое вышло еще в СССР) Авторы Рыбаков Б.А., Сахаров А.М., Преображенский А.А., Краснобаев Б.И.



Принятие христианства было прогрессивным явлением для молодого Русского государства. Русь уравнивалась с христианскими государствами Европы, что было очень важно при дипломатических отношениях – теперь договаривающиеся стороны клялись одним Богом… Христианство способствовало укреплению государственной власти… Страх перед Божием наказанием ограничивал эксплуататорские аппетиты верхушки общества. Христианство уравнивало людей перед Богом, учило богатых помогать бедным.



Владимир Тольц: Как видите, никакой атеистической критики! А вот другое, написанное в другом учебнике уже после конца СССР. Авторы Кацва Л.А., Юрганов А.Л. История России VIII – ХV вв. Экспериментальный учебник для VII класса. – М., 1993.



Значение перехода к христианству было огромно и проявлялось во всём – от повседневного пищевого рациона и приемов земледелия до международного положения страны. Требуя многодневных постов, христианство заставляло есть больше овощей, а следовательно, – совершенствовать огородничество… Не случайно лучшими огородниками были монахи… Каменное зодчество, иконопись, фресковая живопись возникли на Руси благодаря христианству. Через посредничество Византии Русь прикоснулась к традициям античного мира… Христианство способствовало укреплению княжеской власти. Духовенство внушало населению и самим князьям, что на престол их сажает Бог… Вне христианства невозможно представить себе и объединение различных восточнославянских племен в единый русский народ



Владимир Тольц : Что ж, и доступно, и уважительно! И эта почтительная по отношению к христианству тональность сохраняется и в десятке других учебников, вышедших по сию пору. Исключение составляют разве что сочинения авторов языческо-патриотической ориентации.



Автор Богданов А.П. История России до Петровских времен. 10 – 11 классы. Москва, 1997 год.



Не грозные кровожадные боги, а Мать Сыра Земля (после принятия христианства – Матерь Божья) осталась у них (т.е. славян) главной защитницей. Традиционное добродушие к иным богам не сменилось у православных обычной христианской ненавистью. В школах… стали учить не древнему славянскому письму, а новоизобретенной кириллице. Старая грамота постепенно забывалась, книги христиане читали переводные с греческого, а прежние славянские стали уничтожать. И так в этом злодействе упорствовали, что истребили сплошь древнейшие письменные предания.



Владимир Тольц: Впрочем, даже этот Богданов А.П. через 3 года то ли под влиянием соавторов, то ли конъюнктуры и руководящих товарищей, стал более терпим к христианству.


Богданов А.П., Лобачев В.К., Бессмертных Э.А. Отечественная история с древнейших времен до Х VI века. 6 класс.
М, Синергия, 2001 .



Вместе с христианством от Византии Русь приняла и почитание святых… На Руси икона святителя Николая и впрямь почиталась сразу вслед за образами Спасителя и Матери Божьей. Трудно сказать, почему наши предки выделили из византийских святых именно этого пастыря – милостника. Конечно, русская нация искони мореходная и торговая, а этим занятиям святой Николай, как известно, особо покровительствовал. Но на Руси он стал отцом всем и во всяком деле заступником. И в этом смысле стал своим, «смердовичем». (Слово это в древности, впрочем, не звучало уничижительно, просто обозначало свободного человека без особого звания .)



Владимир Тольц: Ну, подобные (и иные) «навороты» можно найти и в других учебниках! А теперь, - обращаюсь я к известному исследователю истории Византии и Руси Сергею Аркадьевичу Иванову, - представьте себе, что вы – не доктор исторических наук, и не профессор, а школьник – ученик 6-го, 7-го или даже 10 класса. Какую картину обретения восточными славянами христианства вы могли бы в этом случае составить для себя из этих учебников?



Сергей Иванов : Вы знаете, конечно, ребенок является заложником своих учителей и взрослых, которые оказывают на него влияние, это неизбежно. С другой стороны, если он вдумчивый, он может читать что-нибудь еще, помимо учебника. Так что если он интересуется, в общем, он найдет много разного. Конечно, от учителя зависит все-таки самое главное – это, во-первых, личное влияние, а во-вторых, выбор учебника. И до тех пор, пока эти учебники есть разные, слава Богу, пока что, ситуация наблюдается такая плюралистическая, есть надежда, что хороший учитель истории может найти для своего хорошего ученика хороший учебник. Их вполне достаточное количество. Тревожнее гораздо то обстоятельство, что мы видим тенденцию к сокращению числа учебников.


Мало того, самое печальное, вполне вероятно, что в качестве единственного учебника будет утвержден какой-нибудь учебник, подобный тому, что написан, например, Сахаровым и Бугановым в 2003 году. Поскольку Сахаров является директором Института отечественной истории и автором модельных учебников, то вполне вероятно, что его и утвердят главным составителем этих учебников. И вот тут наступает у меня тоска, вот с этого момента я начинаю жалеть детей. Потому что в этом учебнике, по крайней мере, в том, который опубликован, и не только опубликован, но и рекомендован Министерством образования Российской Федерации, наряду с вещами просто ошибочными есть вещи чудовищные.


Не самое страшное, что он относит образование славян ко второму тысячелетию до нашей эры, в конце концов, есть разные теории, допустим, эта теория не является сейчас господствующей, но, по крайней мере, она существовала. Допустим, его утверждение о том, что слово «русы» родственное со словами «рутены», «руги», тоже неверно, но, в конце концов, ладно, это вещь не такая важная. Ну, допустим, Сахаров не любит норманнистов, является антинорманнистом, ну, в конце концов, это тоже бывает. Но я хочу обратить внимание на то, что в его учебнике правят бал самые чудовищные, самые идиотские теории, которые никакого отношения никогда к науке не имели. И даже в советское время они были чем-то, что выходило за рамки всякой учености. Например, вот я цитирую: «Долгое время существовало мнение, что письмо на Русь пришло вместе с христианством, однако согласиться с этим трудно. Есть свидетельства о существовании славянской письменности задолго до крещения Руси». Видимо, тут намекается, хотя стыдливо об этом впрямую не говорится, имеется в виду Велесова книга, известный фальсификат ХХ века, сто раз разоблаченный учеными. Такого рода вещи, попадающие на страницы учебника, - это действительно настоящее, я бы сказал, просто преступление против детей.


Такого рода вещи будут плодиться именно в условиях монополизма, когда на авторов этих учебников не будет управы академической науки, а будет одна только чиновничья воля. И в этом смысле у меня даже гораздо меньшее возмущение вызывают такие учебники, в которых вовсе правит бал фантастика. Я, например, имею в виду учебник Богданова «История России до Петровских времен», тоже, между прочим, одобренный Федеральным экспертным советом, где происходит такой гибрид фентэзи и такого псевдонародного сказа. Где нам рассказывают о том, что вскочили индоевропейцы на колесницы, надели бронзовые шлемы, поправили на поясах мечи, взмахнули сверкающими на солнце топорами, и помчались, как вихрь, в разные стороны. Можно подумать, что Богданов там за кустом сидел, и все это наблюдал лично. Опять-таки самое чудовищное – не вся эта псевдопоэтичность, а то, что нам рассказывают, что, оказывается, «самым сильным и добродушным племенем были славяне, которые, не торопясь, себе поселились во втором тысячелетии нашей эры». И дальше опять пересказывается Велесова книга. Но, в конце концов, поскольку он даже, собственно, этого и не скрывает, что он идет за этим источником, то, тут хотя бы, по крайней мере, можно поймать его за руку. А когда это как-то протаскивается под сурдинку, то тут вроде даже можно и не заметить.


В общем, если монополизм в деле школьных учебников утвердится, то мы будем обречены на то, что наши дети без вариантов будут усваивать историю по такого рода фантастически безграмотным учебникам.



Владимир Тольц: Так считает доктор исторических наук Сергей Иванов.


Но как нужно писать учебники, чтобы научить по ним детей думать? Какие источники для таких сочинений допустимо и нужно использовать? Конечно же, это не может быть упомянутая Сергеем Аркадьевичем «Велесова книга» - фальшивка, сработанная то ли замечательным мастером подделок Александром Сулакадзевым еще в 19-м веке, то ли русским эмигрантом-патриотом Юрием Миролюбовым уже в 20-м. Но тогда кому авторы современных учебников могут доверять и на кого ровняться? – этот вопрос я адресую историку славянских древностей профессору Владимиру Яковлевичу Петрухину.



Владимир Петрухин : Вообще, самый великий историк, который об этом написал, и который должен быть почитаем повсюду, которого упоминают редко, это составитель Начальной Летописи. Конечно, нужно ссылаться на Начальную Летопись, на Повесть Временных Лет, что иногда не делают. Поэтому у многих людей даже получающих достаточно хорошее образование, сложилось впечатление о том, что прозвание варягов придумали немцы в 18 веке, чтобы унизить тем самым великую славянскую нацию. Надо относиться с почтением к предшественникам, это был великий предшественник, составитель Повести Временных Лет, мы не знаем точно его имени. Он был скромен, как и всякий монах, не претендовавший на то, что он правильно понял и изобразил историю, это дело высших инстанций. Но если всерьез описывать и комментировать Начальную Летопись, то это будет гораздо интереснее и справедливее в отношении и истории, и историографии. Перед нами есть проверенная многими столетиями русская история, которую донес до нас летописец. Летописец, который боялся не начальников в Кремле, условно говоря, а Бога.



Владимир Тольц: Этим рассуждением доктора исторических наук профессора Владимира Петрухина мы и завершим наш краткий обзор того, что говорилось в программе РВВ в 2008 году. Но в новом, 2009-м к теме преподавания истории в школе мы еще не раз вернемся.




  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG