Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газовая война как конфликт клановых интересов


Автор — Виталий Портников, политический обозреватель РС. Специализируется на проблемах постсоветского пространства, отношениях России со странами СНГ, Центральной и Восточной Европы.

Автор — Виталий Портников, политический обозреватель РС. Специализируется на проблемах постсоветского пространства, отношениях России со странами СНГ, Центральной и Восточной Европы.

Мы не знаем реальных запасов газа в «Газпроме», это коммерческая тайна. Возможно, компания, которая под руководством таких менеджеров, как Алексей Миллер, за время правления президента Владимира Путина не разрабатывала новых скважин и не обновляла оборудование, теперь просто не имеет достаточного количества газа для того, чтобы поставлять его в Европу в критический период. И нынешний российско-украинский конфликт, по сути, камуфлирует эту неспособность «Газпрома» исполнять свои коммерческие обязательства. Рано или поздно эта неспособность станет очевидной всем, но пока что у российского руководства, которое находится на грани тяжелейшего экономического и политического кризиса в собственной стране, получается закамуфлировать эту серьезную проблему.


Главными в этом конфликте являются интересы сил, заинтересованных исключительно в собственной прибыли, а не в государственных интересах и не в стремлении обеспечить нужды населения собственных стран и европейских потребителей. Это касается и Украины. Точнее говоря, это касается противостоящих друг другу группировок в двух странах, потому что они не различаются. Эти группировки не российские и не украинские, это внутренняя борьба.


1 января должна была окончиться деятельность компании Rosukrenergo как главного поставщика газа на территорию Украины. Об этом договорились премьер-министры Украины и России, Юлия Тимошенко и Владимир Путин. Фактически, с этого момента должен был быть обеспечен другой порядок поставок газа (теперь уже, скорее всего, не центральноазиатского, а российско) на украинскую территорию.


Однако у компании Rosukrenergo, которой руководят весьма влиятельные силы, есть свои конфиденты в кругах власти. Мы не знаем, кто это, но мы знаем, что Юлия Тимошенко обвиняла Виктора Ющенко и окружение украинского президента в тесном сотрудничестве с одним из владельцев этой компании Дмитрием Фирташем. Кстати говоря, это отмечал и премьер-министр России Владимир Путин, когда говорил о криминальном украинском руководстве и в пример приводил фигуру Дмитрия Фирташа. Но мы знаем и другое: бывший глава компании Rosukrenergo, ее генеральный директор Константин Чуйченко работает сейчас начальником контрольного управления администрации президента России Дмитрия Медведева.


Так что эта схема не выглядит борьбой России и Украины. Это борьба сил, связанных с президентом России Дмитрием Медведевым и президентом Украины Виктором Ющенко, с силами, ориентирующимися на премьер-министра России Владимира Путина и премьер-министра Украины Юлию Тимошенко. Если вы посмотрите, как срывается одно соглашение за другим, то вы увидите, что Медведев последовательно срывает все договоренности, достигаемые Тимошенко, а Путин последовательно срывает все договоренности, достигаемые с помощью Ющенко. Это позволяет говорить не о государственном конфликте, а о конфликте клановых интересов, агентами которых являются лица, занимающие высшие государственные должности в обеих странах.


Эта борьба, по сути, превращает Россию и Украину в закрытые акционерные общества, которые даже в преддверии экономического краха обслуживают интересы заинтересованных группировок.


Европейскому сообществу становится ясно, насколько непрозрачны, запутаны и криминализованы энергетические отношения между Россией и Украиной, и в какой мере европейский континент является заложником этих непростых отношений. Сейчас приходит, во-первых, осознание важности прозрачных поставок газа Россией Украине, контроля над транзитом и над поставками, и во-вторых, понимание того, что с российскими и украинскими руководителями нужно серьезно обсуждать все эти вопросы. Очевидно, что для Европейского союза сейчас наступил определенный момент истины: с одной стороны, это шанс на прозрачность, но это и возможность понять, каково на самом деле постсоветское пространство - не автократическое и оранжевое, не консервативное и революционное, а, прежде всего, криминализованное.


Как только Европа это поймет, она сможет разговаривать и с российской, и с украинской, и с грузинской, и с другими элитами так, как с ними следует разговаривать — языком людей, требующих прозрачности и честности. Вполне возможно, что это поможет постсоветским обществам выработать реальную модель взаимодействия с собственными властями, столь необходимую в условиях, когда наступает момент тяжелейших экономических и социальных испытаний.


Напомним, что во вторник Россия возобновила поставки газа в Европу через украинскую территорию, однако в середине дня появилась информация о том, что Украина не открывает экспортный коридор, препятствуя транспортировке российского газа в Евросоюз.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG