Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чем состоят стратегические задачи России на Южном Кавказе


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие приглашенный эксперт Центра политических исследований Чаттем-хаус в Лондоне Юрий Федоров .



Андрей Шарый : Война на Южном Кавказе и фактическая аннексия Россией грузинских сепаратистских территорий создали новую военно-политическую ситуацию в регионе. Однако, как считают многие эксперты, после военной победы в Цхинвали ситуация для Москвы парадоксальным образом не упростилась, а усложнилась. Гость рубрики «Экспертиза» – российский эксперт по внешней политике, приглашенный эксперт центра политических исследований Чаттем-хаус в Лондоне Юрий Федоров.



Юрий Федоров : Демонстрация силы была. Что касается политических целей, то они достигнуты не были. В этом смысле я бы вспомнил, наверное, формулу Клаузевица о том, что «война есть продолжение политики иными средствами», то есть война есть средство достижения определенных целей. Цели эти, как можно судить, большинство экспертов в этом сходятся, заключались в том, чтобы, во-первых, убрать Саакашвили и «посадить» лидером, руководителем Грузии какую-то промосковскую фигуру.



Андрей Шарый : А она есть?



Юрий Федоров : Чаще всего называют в этом качестве Игоря Георгадзе, эмигранта, бывшего начальника Грузинской службы безопасности, который по каким-то не совсем понятным причинам вынужден скрываться в Москве. Вот на эту фигуру, как говорят в Москве знающие люди, Кремль делает ставку. Так вот, значит, Саакашвили остался у власти, хотя его положение в грузинской элите, в грузинском обществе, наверное, пошатнулось по сравнению с весной, когда он выиграл и очень успешно выиграл выборы. Сегодня это человек, являющийся объектом критики, но это, в конечном итоге, проблема грузинского общества, кого общество хочет видеть своим президентом. Это, во-первых. А, во-вторых, даже если вдруг Саакашвили по тем или иным причинам, в результате того или иного стечения обстоятельств вынужден будет уйти с этого поста, уйти в отставку, то кто бы ни пришел на его место, кто бы ни был бы выбран, он никогда не будет пророссийски настроенным политиком - ни Нино Бурджонадзе, ни Ираклий Аласания, которого все чаще называют в качестве возможного преемника. Так вот, эта цель не достигнута.


Следующая цель, которую Москва ставила перед собой – это заблокировать вступление Грузии и Украины, замечу, в НАТО. Неслучайно практическая подготовка к войне началась после бухарестского саммита НАТО, хотя ни та, ни другая страна не получила план членства в НАТО, план присоединения к НАТО, тем не менее, эта перспектива не перечеркнута. Соединенные Штаты подписали документы с Украиной и Грузией подписали документы с Украиной и Грузией. С Грузией была подписана, если не ошибаюсь, хартия совместной безопасности. Фактически это не военный союз, но это что-то очень близкое, очень похожее на оборонительный союз. Во всяком случае, Соединенные Штаты взяли на себя хоть и впрямую, но вполне конкретные обязательства по обеспечению безопасности этих двух стран, и взяли на себя обязательства содействовать их вступлению в НАТО. Значит, и эта цель тоже не достигнута.


Следующая цель, которую преследовала Москва, насколько я могу понять – это установить контроль над нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан. Но и до этого нефтепровода добраться не удалось. Более того, если посмотреть на то, что происходит сегодня, а именно весь этот газовый конфликт с Украиной, европейские государства с гораздо большим интересом смотрят на строительство нового газопровода Nabucco , который должен пройти где-то в этом районе. Видимо, будут стимулировать весьма неприятные для Москвы перспективы строительства транскаспийского газопровода, приложат к этому гораздо больше усилий, чем раньше. И эта цель не достигнута.


Видите, ситуация такая – ударили кулаком и оказалось без толку. Потому что предположить, что главной целью Москвы была фактическая аннексия Южной Осетии и Абхазии, ну, это просто смешно.



Андрей Шарый : Ну, вот если бы я работал в Кремле, я бы сейчас сказал, что теперь два маленьких свободолюбивых народа находятся под надежной охраной миролюбивого российского трактора.



Юрий Федоров : Никто в Москве, кроме известной бизнес-группы, которая ассоциируется с некоторыми московскими кругами, которая имеет какие-то интересы в курортном бизнесе в Абхазии, и кое-каких жуликов, которые наживаются на поставках сейчас строительных материалов в Южную Осетию, больше никто ничего не выиграл. А с политической точки зрения Москва проиграла, потому что она получила невероятную головную боль. Нужно иметь дело с союзником, которого зовут господин Кокойты, который имеет крайне дурную репутацию. И с очень непростым союзником - господином Багапшем и другими абхазскими лидерами, которые имеют более приличную репутацию, чем господин Кокойты, но, тем не менее, не являются, я бы сказал, такими легкими партнерами. У них свои интересы.



Андрей Шарый : Понятно ли вам, что Россия дальше собирается делать на этом южнокавказском направлении?



Юрий Федоров : У меня ощущение такое, что в Кремле сами не очень хорошо понимают, что делать дальше. Потому что те планы, та концепция, которая разрабатывалась в последние годы, которая ассоциируется с печально известным выступлением тогдашнего президента Путина в Мюнхене, оказывается, что эта стратегическая линия, которую условно можно назвать «Россия поднялась с колен, и теперь она всем покажет», эта стратегическая линия не работает. Во-первых, Россия не совсем, чтобы поднялась с колен. Кризис показывает, что это не так. А, во-вторых, понимаете, ни одни цели не достигнуты. Скорее это политика контрпродуктивна, потому что авантюра на Кавказе вызвала очень неприятную для России реакцию не только в Европе или в Соединенных Штатах, но и среди ближайших соседей России. Ведь никто, даже такие зависящие от России страны как Киргизия или Белоруссия, не признал независимость этих самых двух территорий.



XS
SM
MD
LG