Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Природная блокада Южной Осетии


Ирина Лагунина: В результате обильных снегопадов в горах Южной Осетии уже долгое время остаётся фактически заблокированной Транскавказская магистраль - единственная транспортная артерия, соединяющая самопровозглашённую республику с Северной Осетией и с остальной территорий России. Снегом завалены так же внутриреспубликанские дороги между горными сёлами. Не поступает в Южную Осетию и газ. По версии грузинских властей, подача газа в самопровозглашённую республику прекращена из-за неисправности трубопровода Тбилиси – Цхинвали. Накопившиеся в Южной Осетии проблемы эксперты назвали первыми издержками независимости. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Южная Осетия столкнулась с сезонной проблемой – обильный снег в горах и сход лавин блокировали Транскавказскую автомагистраль. Движение по ней было фактически прекращено 25 декабря прошлого года. После расчистки дороги, транспортное сообщение несколько раз открывали по временной схеме. При этом дорожники всё же не скрывали, что передвигаться по этой трассе с декабря по апрель если и возможно, то с большим риском для жизни. Например, уже 15 декабря снежные лавины, сошедшие на ТрансКАМ в районе Северного портала Рокского тоннеля, заблокировали более двадцати автомобилей, следовавших из Южной Осетии. В машинах по разным данным находилось от 60 до 100 человек. Спасателям тогда в сравнительно короткие сроки удалось освободить людей из снежного плена. В эти дни количество лавин, сошедших на ТрансКАМ, во много раз увеличилось. Известны случаи, когда в один день на узкую горную дорогу обрушивалось до 40 лавин. На участке ТрансКАМа между аулом Нар и посёлком Бурон специалисты обнаружили более ста лавинных очагов.


Площадь Южной Осетии составляет 3900 квадратных километров, 90 процентов территории республики находятся на склонах Главного Кавказского хребта. С соседними грузинскими районами Южную Осетию соединяют множество почти равнинных дорог. И только одна дорога, пробитая в середине 70-х годов прошлого века сквозь толщу хребта, ведёт отсюда в Северную Осетию, то есть в Россию. Ко всему прочему, нынешней зимой Южная Осетия оказалась без газа. Грузинский участок трубопровода Тбилиси – Цхинвали не функционирует в результате многочисленных повреждений. Других трубопроводов в самопровозглашённой республике пока нет. О ситуации в Южной Осетии говорит обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов.



Иван Сухов: Мне кажется, этот эффект сравним с большими снегопадами в Москве, которые всегда оказываются неожиданными для городских властей, хотя всем понятно, глядя на календарь, что такие явления природы будут обязательно. Всем было понятно, что зимой будут сложности с движением по ТрансКАМу и так же всем было понятно, что Южная Осетия будет зимовать в этом году без газа. Потому что после войны с Грузией, естественно, была прекращена подача с грузинской стороны, а трубопровод, который Россия строила со своей стороны, планировалось открыть в лучшем случае к лету 2009 года. Можно предположить, что достаточно большое количество людей уехало зимовать к родственникам в Северную Осетию. Думаю, что Цхинвали сейчас выглядит достаточно безлюдным городом. С этой точки зрения, как раз снежная блокада ТрансКАМа на руку властям Южной Осетии, где миграционный отток становится меньше, потому что уехать невозможно. Конечно, это прискорбная ситуация для людей, которые там живут.



Олег Кусов: В прошлые годы жители Южной Осетии имели возможность ездить в Тбилиси, Гори и другие районы Грузии. Экономические связи осетин и грузин крепли из года в год. После августовской войны на административной границе Южной Осетии появились российские блокпосты, перекрывшие движение. Продолжает Иван Сухов.



Иван Сухов: Я не могу оценить сейчас степень прозрачности блокпостов на грузинской границе. Потому что в прошлых случаях обострений грузино-югоосетинских отношений во время возобновления, как говорят в Осетии, летних 2004 года, все равно прозрачность грузино-югоосетинских постов пограничных была достаточно высокой, ездить можно было туда и сюда. Как это выглядит сейчас – трудно сказать. Думаю, что прозрачность невелика. Конечно, людям, которые там остаются, можно только сочувствовать.



Олег Кусов: Граница между Южной Осетией и Грузией сегодня почти полностью закрыта, утверждает политолог из Цхинвали Алан Джиоев.



Алан Джиоев: Есть официальный пункт пропуска, по всему периоду стоят пограничники. Пешком люди передвигаются. Что касается экономических контактов, их на сегодняшний день нет, разве что может быть Ленигорский район, где еще есть граждане Грузии. Особенность Ленигорского района заключается в том, что в советское время эта дорога проходила через территорию Грузии. Сейчас строится новая дорога, технически эта дорога уже готова, но зимой по ней передвижение для населения очень сильно затруднено. Но я думаю, к следующему году дорога будет функционировать круглогодично и эти границы тоже будут закрыты. Но на самом деле ничего страшного в том, что в будущем будет какое-то экономическое сотрудничество с Грузией, я не вижу. Если это будет на равноправной основе, то в этом ничего страшного нет.



Олег Кусов: На горной Транскавказской автомагистрали, по словам Алана Джиоева, дорожные службы постоянно



Алан Джиоев: На самом деле техническая дорога была всегда, максимум она прерывалась на один час. Люди, которые занимаются важными государственными делами – это госчиновники, представители строительных организаций, они могли передвигаться всегда. Дорога сама по себе, что называется, односторонняя, в лавинах была. Потому что транспорт как-то передвигался, передвигались специалисты, передвигалось МЧС, в тот же день вывели людей, которые застряли между лавинами. Я уже третий день езжу туда-сюда и колонны со строительным материалами тех организаций, которые здесь работают по восстановлению, они идут, и этот поток прерывался только лишь на один день, так как грузовому транспорту невозможно было проехать. А все остальные дни эти колонны идут бесперебойно, беспрерывно. Власть на месте работает очень эффективно. Я бы сказал, что более эффективно, чем сейчас, исполнительная власть в республике Южная Осетия, это и МЧС, и городские службы, они не работали никогда. Разбор, очистка снежных завалов началась в тот же момент, как они появились. И фактически на следящий день дорога была прорезана.



Олег Кусов: Североосетинский общественный деятель Джабраил Габачиев не так давно посетил внутренние районы Грузии, примыкающие к Южной Осетии. Он утверждает, что возможность экономического сотрудничества у простых осетин и грузин сохраняется, что помогает выживать жителям



Джабраил Габачиев: По проселочным дорогам они общаются друг с другом. Я был там в декабре, с беженцами встречался. Особой вражды нет. Но много препятствий возникло, а так они общаются.



Олег Кусов: В самопровозглашённой республике ситуация, по словам Джабраила Габачиева, остаётся сложной. Трудности испытывают не только местной население и переброшенные сюда военнослужащие Российской Армии.



Джабраил Габачиев: Солдаты жалуются, что в неделю раз или два еду привозят и они кормятся за счет окрестных сел, покупают у них или выпрашивают. Я думаю, было бы ошибкой большой так быстро, неподготовлено признавать. Южная Осетия не созрела для суверенности, всех достаточных оснований, чтобы существовать как независимое суверенное государство. Если нет населения, какое государство? Нет экономики, оно не может быть самодостаточным. Поэтому, если ты выпрашиваешь в долг и так живешь в долг, то трудно жить. Нет никакой инфраструктуры, ни энергетики. Продукты питания не производят, нет зерна.



Олег Кусов: Нынешней зимой трудности усугубились прекращением подачи газа в Южной Осетии. Слово южноосетинскому политологу Алану Джусоеву.



Алан Джусоев: Газа у нас нет, газа нет с августа месяца, так как был поврежден газопровод, который к нам шел из Грузии. Мы получали российский газ транзитом через Грузию. Есть несколько мнений с грузинской стороны. Есть информация, что, допустим, парламент Грузии запретил подачу газа в Южную Осетию. Есть также версия о том, что газопровод технически неисправен. Я мог сказать точно, что с югоосетинской части газопровод полностью отремонтирован и готов. С грузинской части, говорят, есть неполадки. Будет газ или нет, мыв будем ждать свой газ, который к лету этого года уже подан напрямую из Северной Осетии в Южную Осетию, эта проблема будет решена, я думаю.



Олег Кусов: Газом Грузию с недавних пор в достаточных объёмах снабжает Азербайджан. Российская топливная компания «Итера» поставляет на территорию Грузии газ для предприятий, приватизированных российским капиталом. Этот же газ поступал и в Южную Осетию. Говорит грузинский политолог и экономист Сосо Цискаришвили.



Сосо Цискаришвили: Грузинская сторона говорит о фактах разрушения на трубопроводах после военных действий в августе этого года и просит допуска для ремонтных работ газопровода, на что нет согласия и нет желания ни югоосетинской, ни российской стороны, чтобы эти работы проводились грузинскими специалистами. Это несколько удивляет, потому что, видимо, для кого-то ценнее эту трагедию осетинского населения выставлять все громче, как предмет неадекватной политики грузинской стороны, чем реальное желание принести пользу страдающему населению Южной Осетии.



Олег Кусов: Некоторые политологи утверждают, что даже географическое положение подсказывает Южной Осетии политическую ориентацию – на юг, то ест на Тбилиси, утверждают некоторые грузинские политологи. Их коллега из Цхинвала Алан Джусоев с этим не согласен.



Алан Джусоев: На самом деле Соединенные Штаты тоже очень далеки от Грузии, там бывают более страшные стихийные бедствия, однако Грузия стремится быть ближе, и недавно подписанная хартия это показала, и экономически, и социально, и культурно. На самом деле погодные условия, которые сложились сегодня, этот большой снег – это бывает каждый год, ничего страшного в этом нет. И это абсолютно не показатель того, куда должна стремиться Южная Осетия, какое место она должна занимать в мире и какие приоритеты должны быть, в сторону Грузии, в сторону России или какие-то еще, погодные условия к этому никакого отношения не имеют.



Олег Кусов: Цхинвали полностью зависит от Москвы, у которой свои прагматичные интересы на Кавказе, полагает грузинский политолог Сосо Цискаришвили.



Сосо Цискаришвили: С гуманитарной, элементарной человеческой стороны вопрос, конечно, должен решаться. Никто в Грузии не рад, что замерзают люди Южной Осетии. Тем более, что огромное количество нашего населения считает, что это грузинская территория, что независимо от того, какого типа паспортами сегодня обладают население этих регионов, они являются гражданами Грузии. Поэтому было бы желание, конечно, под надзором российских миротворческих или военнотворческих сил, неважно, можно было бы допустить туда энергетиков, газопроводчиков грузинской стороны для технического осмотра этой территории, возобновить подачу газа на этой территории. Конечно, российские власти больше старались наказать непослушную Грузию, чем чем-то помочь населению, которое они считают якобы гражданами России.



Олег Кусов: По мнению многих московских и тбилисских экспертов, нынешние власти России и Грузии вряд ли в ближайшие смогут отыскать общий язык.


XS
SM
MD
LG