Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Литвинович: "Мы пытаемся добиться права проводить мирные шествия и демонстрации"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие исполнительный директор "Объединенного гражданского фронта" Марина Литвинович.



Михаил Саленков: 31 января объявлено российской оппозицией днем несогласных. Об этом стало известно накануне. В этот день, 31 января, активисты "Объединенного гражданского фронта", организаций "Смена", "Оборона", "Авангарда красной молодежи" и ряда других объединений собираются выступить с требованиями отставки правительства Владимира Путина, защиты конституционных прав граждан и свободы собраний. Именно нарушение 31 статьи Конституции стало причиной принятия новой тактики проведения акций протеста российской оппозиции сразу на нескольких площадках и без предварительного согласования с властями. Наш корреспондент Тамара Ляленкова беседовала с исполнительным директором "Объединенного гражданского фронта" Мариной Литвинович.



Тамара Ляленкова: Решение, которое оппозиция приняла, объявив 31 января в Москве днем несогласных, при этом решив, что впредь не будет сообщаться место проведения митингов, оно связано с чем?



Марина Литвинович: Оно связано с нашим уже, можно сказать, многолетним опытом, когда мы, как добросовестные и добропорядочные граждане, согласно закону подаем уведомление о наших массовых мероприятиях, митингах, демонстрациях, и из раза в раз вот уже несколько лет московские власти не согласовывают наши мероприятия.



Тамара Ляленкова: Как правило, к каким именно мотивировкам прибегают?



Марина Литвинович: Еще несколько лет назад мотивировки более-менее носили, скажем так, законный характер и не выглядели смешно. Ну, например, говорилось в отказе, что норма заполняемости данной площади не позволяет вместить то количество людей, которое вы планируете пригласить на ваше мероприятие. Сейчас отписки и вот эти запреты на проведение мероприятий стали уже просто смешными, потому что чиновники пишут полнейшую чушь, отказывают под смешным каким-то предлогом, читать их отказы очень странно и смешно. Мы, естественно, много раз ходили в суды московские и пытались опротестовать незаконные, по нашему мнению, отказы московских властей в проведении мероприятий. Но, как вы понимаете, московская судебная система - она такая непростая судебная система, и мы проигрывали все наши суды против московского правительства.



Тамара Ляленкова: 31 января акции протеста пройдут в разных районах Москвы. Может быть, это немножко усложняет ситуацию, и для вас в том числе?



Марина Литвинович: Понятное дело, что для нас будут сложности и для московских властей будут сложности, потому что они же не могут перевести весь город на военное положение. Когда мы говорим о том, что акции пройдут в разных местах, в неожиданных местах, понятно, что везде ОМОН поставить невозможно. И реализуя такие акции, мы пытаемся показать и добиться права, которое нам дано Конституцией - право проводить мирные шествия и демонстрации. Мы пробуем сейчас разные способы, потому что, попав в эту многолетнюю ситуацию постоянных отказов со стороны московских властей, мы пытаемся найти новые способы донесения наших мыслей, наших требований до граждан, до властей.



Тамара Ляленкова: Но всегда есть вероятность утечки информации. Вам же так или иначе придется сообщать тем же журналистам, участникам гражданского движения о том, где это будет, чтобы люди могли прийти, увидеть, участвовать и рассказывать о том, что увидели.



Марина Литвинович: Да, конечно, определенные сложности есть, но мы уже пробовали работать в таком режиме, когда сообщается по цепочке доверенным людям. И, конечно, всегда предусмотрены запасные варианты. Конечно, это все напоминает какую-то странную войну в пределах города с передвижениями людей, но такова ситуация, когда у вас есть право, а вы его не можете много лет реализовать.


XS
SM
MD
LG