Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О ситуации в Латвии после ночных волнений в столице республики




Владимир Кара-Мурза: Уже более 40 человек, пострадавших во время массовых беспорядков в Риге, доставлены в больницы. Беспорядки, сопровождавшиеся политическими требованиями, стали реакцией на антикризисный план правительства. Латвия самая пострадавшая от кризиса страна ЕС. С Думской площади примерно тысячи демонстрантов, в основном молодежь, ночью направились к зданию парламента, выкрикивая лозунги, они пытались проникнуть в здание Сейма, забрасывали полицейских снежками, но потом стали вести себя агрессивнее, в ход пошли пивные бутылки, петарды, сырые яйца и камни. Было выдвинуто требование роспуска парламента. Против демонстрантов полиция применяла слезоточивый газ, резиновые пули и дубинки. О ситуации в Латвии после ночных волнений в столице республики говорим с бывшим народным депутатом СССР и бывшим депутатом Государственной думы Российской Федерации Виктором Алкснисом. В каком положении оказалась ваша родина после начала экономического кризиса?



Виктор Алкснис: К сожалению, Латвия действительно сегодня находится в очень сложном положении, она банкрот. Цифры ужасающие. Сейчас в связи с фактически дефолтом Латвии Международный валютный фонд принимает срочные меры и принято решение о выделении Латвии кредитов на 7 с половиной миллиардов евро. Вдумайтесь в цифру – семь с половиной миллиардов евро. До этого у Латвии уже было два миллиарда евро долг. Итого девять с половиной миллиардов евро сейчас будет долг Латвии. А население 2,5 миллиона человек. То есть на каждого жителя Латвии, включая грудного ребенка, приходится долга или в ближайшие месяцы четыре тысячи евро. Такого нет ни в одной стране мира. И поэтому то, что сейчас происходит в Латвии, бьет по людям. Латвия начала в 90 так называемые реформы и громко заявляла, что, видите, она очень успешно их провела. Да, действительно, в первые годы людям было тяжело, но они научились выживать в этих сложных условиях, и теперь все хорошо. В России тоже была создана иллюзия: вот видите, в России плохо, а люди в Прибалтике наконец зажили. А я могу сказать реальные цифры: сегодня обычная трехкомнатная хрущеба стоит в Латвии, коммунальные платежи 350 долларов, если перевести условно на наши деньги - 11 тысяч рублей за коммунальные платежи. А зарплата средняя 360 долларов. Как вы считаете, можно прожить на 10 долларов в месяц человеку? И поэтому все это привело к тому, что Латвия действительно уничтожила всю свою промышленность в силу того, что было признано, что все это русские понавезли заводы, а они Латвии не нужны, и мы проживем без них, было уничтожено сельское хозяйство, которое, надо сказать, что в годы первой независимости как раз спасло латвийскую экономику, Латвия стала одним из крупнейших в Европе экспортеров сельхозпродукции. А сейчас уничтожено сельское хозяйство. Латвия жила за счет российского транзита, Россия начала несколько лет назад сворачивать транзит. И в итоге оказалось, что Латвия оказалась буквально на грани выживания. И началось резкое сокращение населения, началась массовая миграция. И те самые латышские националисты, которые боролись с русскими оккупантами, теперь вновь бьют тревогу, что сокращается доля латышского населения в Латвии, поскольку латыши уезжают со своей родины в разные страны мира, самая большая эмиграция в Ирландию. То есть ситуация в Латвии действительно находится на грани взрыва.



Владимир Кара-Мурза: Депутат сейма Нил Ушаков, лидер латвийской оппозиционной партии «Центр согласия», удовлетворен масштабами ночной акции.



Нил Ушаков: Это первая акция, которая была посвящена финансовому кризису, потому что последнее массовое мероприятие, где звучали и требования отставки правительства, были более года назад, они были связаны с борьбой с коррупцией. На самом деле то, что произошло в Риге, это было первый раз с 91 года в истории Латвии после того, как она восстановила свою независимость, когда полиция применяла против протестантов газ и резиновые пули. И то, что мы часто видим на экранах телевизоров в других странах Европы, где это становится плохой или хорошей, какая есть, традицией, в Латвии это было впервые. Было примерно 15-16 тысяч человек, которые пришли в центр старого города на Думскую площадь, которые не участвовали ни в каких беспорядках, которые пришли с требованием роспуска Сейма и чувствовалось, насколько люди злы, если сравнить, что было год назад, когда была подобная акция.



Владимир Кара-Мурза: Все жители СССР помнят события января 91 года в Риге. С тех пор все было тихо. Чем вы объясняете всплеск беспорядков этой ночью?



Виктор Алкснис: Связано это с тем, что люди, действительно окружающая жизнь ежедневно бьет по темечку. И выяснилось, что когда в 91 году людям обещали, что мы уйдем, развалим эту империю зла и уйдем от оккупантов русских и заживем как в Швейцарии или Швеции. Вот сейчас они получили то, за что боролись, на то и напоролись. И люди действительно просто устали, устали от этих тяжелых социально-экономических условий. И поэтому то, что произошло в Риге, для меня тоже было неожиданным, потому что я считал, что действительно люди привыкли, смирились с этим. Но то, что произошло - это неожиданность для всех и для латвийских политиков тоже.



Владимир Кара-Мурза: Александр Гильман, латвийский политолог, отмечает пассивность русскоязычной общины.



Александр Гильман: Русские партии не очень активно поддержали. «Центр согласия» в последний момент присоединился. То есть наши люди чувствуют, что это не наша борьба, это какая-то внутрилатышская борьба, которая очень мало имеет отношения к реальным интересам населения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Эти ночные волнения в Риге – это, конечно, мне кажется, первый звоночек к положению не только в Риге, в Латвии, но и в России. У меня такой вопрос к Виктору Алкснису: в чем вы видите выход их этого положения? Вот еще второй вопрос: я знаю, что Рига, рижский бальзам самый знаменитый в мире, там даже этого магазин повредили, эту фирму. И вот чем вообще Рига занимается, промышленность? Рижский радиозавод был мощный.



Виктор Алкснис: Я сразу могу сказать, что ни о какой промышленности, серьезной промышленности Латвии говорить не приходится. Нет ни того ВЭФа знаменитого, нет того рижского радиозавода имени Попова и других гигантов промышленности, которые действительно были гордостью не только Латвии, но и всего Советского Союза. Все это умерло и умерло навсегда. Латвия превратилась в этакую транзитную территорию, которая занималась в основном купи-продай, и в основном российскими ресурсами и во многом жила за счет российских ресурсов. Плюс в связи с вступлением в Евросоюз выяснилось, что латвийское сельское хозяйство нерентабельно и в этих условиях оно оказалось нежизнеспособном, и оно просто тихо умерло. И как ни печально говорить, я сам невъездной в Латвию, уже с 91 года 16 лет невъездной, но иногда, получая оттуда посылки от знакомых, родственников, могу сказать, что многих тех знаменитых латвийских деликатесов, например, тот самый знаменитый латвийский бекон, которым гордилась Латвия всегда, его уже нет и многих других вещей. И это все связано с тем, что вступили в противоречия экономические условия и политические. Вот что сейчас происходит на всем постсоветском пространстве - это типичный пример того, когда эти отношения находятся в антагонистических противоречиях. Как бы там ни было, за столетие совместной жизни был создан единый экономический механизм, он был создан и в годы Российской империи, и был создан в годы Советского Союза, его развалили во имя политических целей, во имя политических амбиций. И сейчас этот разваленный экономический механизм всех нас жестоко наказывает. Ситуация жестоких газовых войн с Украиной - это типичное проявление этого конфликта, противоречий антагонистических, когда одна политика тянет в одну сторону, а экономика требует совершенно другой политики. И то же самое с Латвией. Я не говорю, что надо срочно создавать Советский Союз, но ясно, что постсоветское пространство обречено жить, по крайней мере, в экономических отношениях вместе. Это огромный рынок, который является самодостаточным, его надо возрождать. И политические амбиции надо оставить на втором плане. Да, я еще раз повторяю, я не призываю восстанавливать Советский Союз, но то, что необходимо думать, как навести порядок на этом огромном постсоветском пространстве, чтобы люди на нем жили достойно. Ведь об этом мало кто говорит, но вы знаете, что мы до сих пор, в том числе и в Латвии еще до сих пор не достигли жизненного уровня 1990 года, того самого голодного года, когда нам показывают пустые полки магазинов. Так вот, оказывается, жизненный уровень в 90 году был выше, чем сейчас, средние цифры для большинства населения.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, не склонен переоценивать происходящего.



Александр Дугин: Это пока еще частный случай, это не принципиально. И в данном случае реальный кризис капиталистической системы еще даст о себе знать. И я не думаю, что в Латвии или в Греции будет эпицентр. Я думаю, что к лету должна пасть Америка, цитадель глобального либерализма и капитализма. Там должны начаться наиболее важные события. А то, что происходит на периферии мировой капиталистической системы – это цветочки, это совсем несерьезно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. Жители Латвии после развала Советского Союза получили стабильную валюту и свободу передвижения по Европе и последнее время собираются отменить визы в США, чтобы ездить свободно. А граждане России, во-первых, потеряли треть доходов в результате девальвации рубля с 23 рублей до 31 рубля за доллар и плюс из-за принятых в Госдуме законов трудно не то, что за границу ехать на заработки, из-за существующей регистрации трудно переехать из одного города в другой.



Владимир Кара-Мурза: Можно ли сравнивать процессы, происходящие в Латвии и в нынешней России?



Виктор Алкснис: Я думаю, в какой-то мере можно сравнивать. И я не исключаю того, что рижские события, массовое недовольство людей, оно, возможно, повториться и в России. И это может быть типовой сценарий, то, что произошло в Риге, массовое недовольство людей своим социальным положением, я могу сказать, что Россия, самые большие неприятности впереди. И все более-менее квалифицированные эксперты утверждают, что основной кризис, мы еще даже к нему не подступились. И то, что произойдет с массовой безработицей, с уменьшением социальных выплат, это все может повториться в России. Поэтому, я думаю, руководство России должно сделать выводы соответствующие из событий в Латвии и предпринять все меры, чтобы не допустить их. Но не какими-то силовыми полицейскими мероприятиями, а продуманной экономической политикой.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к гостю Владимира. Первое: темпы развития промышленного в Латвии были самыми высокими среди всех трех прибалтийских стран. Парекс-Банк был самый большой банк Прибалтики. Сейчас экономический кризис больше всего задел Латвию. Значит ли это, что в Парекс-банке, как и в исландских банках в основном были воровские российские капиталы, почему он и пострадал больше всех. И второй вопрос: в Латвии самый большой процент русскоязычного населения, вот эта социальная напряженность связана с этим фактором?



Виктор Алкснис: Вы совершенно правы по поводу того, что темпы экономического роста в Латвии некоторое время назад были самые высокие. Это был не промышленный рост, это был рост банковского сектора, система купи-продай. И тот самый знаменитый Парекс-банк по американским данным одна из крупнейших в мире была отмывочных контор по отмывке в том числе и российских «грязных» денег. И я помню, еще несколько лет назад были крупные скандалы в Москве, когда на территории латвийского посольства работали отделения Парекс-банка, через которые можно было оформить счет и вывезти из России огромные деньги, переправить с помощью Парекс-банка. И поэтому то, что сейчас произошло, это естественно. Сейчас мировой финансовый кризис, соответственно вся эта система рухнула. Что касается русскоязычного населения, конечно, там процент населения значителен, нелатышское население составляет около 40% - это один из самых высоких процентов на постсоветском пространстве. Из этих 40% 29% - это чистокровные русские, и они, конечно, оказались в очень сложном положении, из них практически половина не имеет гражданства и особого намерения получать гражданство, хотя существует процедура и она не особенно сложна, но люди в знак протеста против политики дискриминации и унижения просто отказываются проходить унизительные экзамены на гражданство, сдавать историю и так далее. И в итоге сегодня к тем экономическим проблемам, которые существуют в Латвии, сегодня в Латвии существует серьезная политическая проблема. В Латвии уже практически сформировалось двухобщинное государство, то есть там имеется русскоязычная община и есть латышская община. И сегодня между ними существует серьезное противостояние, которое пока не выливается в формы столкновений, но существует очень серьезное разделение между ними. И тот факт, что действительно во вчерашних событиях русскоязычное население принимало очень небольшое участие, в основном митинговали и бунтовали латыши, русские организации политические в основной своей массе призвали свой актив, своих избирателей не участвовать в этом мероприятии, что это действительно не наше дело, пускай с этим они разбираются сами между собой.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Моя двоюродная сестра по культуре и языку латышка, она эмигрировала в Канаду, где живет благополучно. Я вот на что хочу обратить внимание: меня очень удивляла, даже поражала вот эта национальная политика правительства и государства латвийского. Такого нарушения прав человека нет нигде в Европе, и тем не менее, европейские структуры на это закрывают глаза, на эти двойные стандарты. Эти надписи на улицах, эти свастики, которые я видел в граните, причем, это давление на русскоязычное население, это превращение общины русской во второсортную общину по всем параметрам, это социальное расслоение. В Юрмале хлеб не купишь, там одни виллы богачей, в том числе российских. Получилось уродливое европейское государство. И Европейский союз на все это закрывает глаза. Что вы можете по этому поводу сказать?



Виктор Алкснис: Связано с тем, что есть известное выражение, приписываемое американскому президенту Теодору Рузвельту: он, конечно, сукин сын, но наш сукин сын. И точно так же Латвия, поскольку стоит на антироссийских позициях, граничит с Россией, ей было отведена в тех геополитических играх, которые проводились на территории постсоветского пространства, после распада Советского Союза была отведена роль мелкой дворовой шавки, которая должна постоянно тявкать, должна провоцировать Россию. И Латвия успешно эту роль выполняла, за это ей прощались все грехи. То, о чем вы говорите, по поводу дискриминации, да, действительно. Но вы знаете, что я хотел ответить, что, на мой взгляд, за этим надо видеть не только национальный момент. Среди населения Латвии таких активных ярых националистов на самом деле не так много. Но ведь проводится политика национальной дискриминации и национального приоритета коренной нации руководством Латвии. Я могу сказать, что, на мой взгляд, там таких ярых националистов нет. Но все прекрасно понимают, что при той статистике, когда 40% населения являются не латышами, если проводить другую политику, то это означает делиться властью, делиться собственностью и, соответственно, кто согласится отдавать власть. Именно поэтому во имя того, чтобы сохранить власть, они не проводят дискриминационную политику в отношении русского населения. А просвещенная Европа им в этом содействует, делая вид, что ничего там не происходит сверхъестественного.



Владимир Кара-Мурза: Можно ли ожидать прозрения той части латышского населения, которая вчера попало под град дубинок, резиновых пуль, слезоточивого газа, ситуация, в которой находилась долгое время русскоязычная община?



Виктор Алкснис: Я не думаю. Понимаете, когда людям 20 лет, с 88 года началась активная промыка мозгов, 20 лет промывали мозги о том, что вся история Латвии - это русская оккупация, геноцид латышского народа со стороны русских и так далее, то не так просто избавиться от этих стереотипов. Я думаю, необходимо смениться целому поколению, которое должно уйти, прежде чем начнется реальный, объективный подход к той истории, в том числе российско-латышским отношениям, и тогда может быть произойдут изменения в латышской среде. Я еще раз повторяю, что сегодня к горькому сожалению, в Латвии успешно выстроена двухобщинная модель государства, а эта двухобщинная модель государства грозит для Латвии в будущем очень серьезными потрясениями. Я повторяю, что русская часть населения, которую в течение 20 лет мордовали и которая сегодня пока пассивно противодействует политике латвийского руководства и латвийских властей, антирусской политике, но рано или поздно приступит к активным действиям.



Владимир Кара-Мурза: Юрий Соколовскис, один из лидеров партии За права человека в единой Латвии, так объяснил причины случившегося.



Юрий Соколовкис: Мы переживали несколько лет достаточно бурный рост экономики, валового национального продукта и сейчас переживаем такой же резкий спад, лидер по снижению валового национального продукта. Резко упала наполняемость бюджета, растет безработица быстрыми темпами и правительство вынуждено было пойти на такую меру - к новому году снизить бюджетникам зарплаты на 15%, причем подразумевается, что в ближайшее время может быть еще на 10%. Кроме того огромное количество домохозяйств в последние несколько лет взяли кредиты на покупку жилья. Платежи по кредиту сейчас растут, и ценность приобретенной недвижимой собственности упала более чем в два раза. Кроме того, правительство с нового года повысило большое количество налогов, и особенно налог вырос на отопление, медикаменты, воду и канализацию. Парламент три раза принимал поправки к бюджету на этот год и три раза эти прогнозы оказывались излишне оптимистичными. Вряд ли люди, которые вышли, надеются на то, что нынешнее правительство будет прислушиваться к ним, то есть это не сигнал тем, кто находится у власти, а это ультиматум, некая угроза.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Очень печальные сведения вы довольно квалифицированно преподносите. Такой вопрос хотел прояснить: каким образом, по каким причинам пала промышленность Латвии? Второе: какие отношения были между двумя общинами национальными при советской власти? И третье: нельзя ли эти вещи сравнить с соседними республиками бывшими Эстонией, Литвой.



Владимир Кара-Мурза: Мы помним, был процветающий завод микроавтобусов латвийских и там выбирали первый раз директора при Горбачеве.



Виктор Алкснис: К сожалению, еще раз повторюсь, что та промышленность, которой Латвия заслуженно гордилась, она умерла и умерла, очевидно, навсегда. Поскольку ВЭФ, РАФ и другие, те гиганты, это действительно были флагманы советской промышленности, они закрылись. Они работали в основном на советский рынок, в первую очередь на российский рынок и когда сменилась власть и вышли и состава союза, то люди, пришедшие к власти, в том числе нынешний премьер-министр, а мы с ним были депутатами Верховного совета Латвии в 90-91 году, я прекрасно помню, как тогда он вещал с трибуны Верховного совета Латвии о том, что у Латвии есть свой путь, он связан с тем, что Латвия находится на перекрестке транзитных путей, поэтому нам не нужна промышленность, пускай русские демонтируют заводы и увозят с собой в Россию, потому что кроме как вреда экологии они ничего хорошего Латвии не приносят, а мы будем жить за счет транзита. И вот эти люди пришли к власти, они уничтожили промышленность, они уничтожили сельское хозяйство, и теперь получили то, что получили. И это печально, но это, к сожалению, горькая реальность.



Владимир Кара-Мурза: Советник премьер-министра Латвии Крист Лиешкалнс считает случившееся накануне погромом.



Крист Лиешкалнс: Всякого рода такие мероприятия недопустимы в центре города. Это рассматривается более-менее как мероприятие, которое истекало одно из другого. Потому что те люди, которые делали погром, были и там, и там.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господин Алкснис, вы говорили про промышленность, которая развалилась, которую угробили. Дело в том, что она была передовой для отсталого Советского Союза. Еще один вопрос о правах человека. Я как человек, живший в России, работал с 10-летнего возраста на той работе, на которой работали взрослые заключенные. К 12 годам имел две тяжелые травмы, которые, естественно, не были оформлены и до сих пор не оплачиваемы. Что вы на это можете сказать?



Виктор Алкснис: Я могу сказать, что вы не совсем правы, продукция латвийских предпринятый, например, знаменитые приемники «Спидола», то они были востребованы на мировом рынке, и тогда в 60-70 годы они вполне соответствовали мировому уровню производства транзисторной техники бытовой, которая тогда выпускалась в мире. Я могу сказать, что даже Япония закупала рижские «Спидолы». И точно так же продукция рижского завода Попова, те же самые электрички рижского завода, они тоже весьма широко расходились по всему миру. То есть я бы не стал печально констатировать, что все, что выпускалось на заводах Латвии - это все отсталое и не соответствовало уровню. Да, очевидно, было много проблем, но еще хочу сказать, что Прибалтика всегда славилась конкурентоспособной продукций продукцией, которая пользовалась спросом на мировом рынке. И в этом плане, мне кажется, вы не правы. Что касается тех проблем, которые, вы говорили, как приходилось работать на советских предприятиях, я единственное могу констатировать, что, я думаю, что любому понятно, что уровень социальной защиты рабочих в советской время значительно превосходил тот уровень социальной защиты рабочих, который мы наблюдаем, скажем, особенно в отношении гастрабайтеров на московских стройках. Это как рабовладельческий строй в Риме и современные производственные отношения в нормальной стране.



Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, бывший первый заместитель министра иностранных дел России, констатирует изменчивость международной ситуации.



Федор Шелов-Коведяев: Политический класс сложился в Латвии в том числе, когда эти страны пользовались определенными преференциями со стороны развитых экономик и демократий. Сейчас у тех у самих большие проблемы, им не до таких стран как Латвия. А в самой Латвии нет резерва, который был бы адекватен совершенно новым задачам. Впрочем, недавно Греция формально по другому поводу, но тем не менее, та же ситуация, только в несколько лучших условиях, потому что и экономика Греции больше, и она более разнообразна, и политический класс там в лучшем состоянии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от Валентина Николаевича.



Слушатель: У меня вопрос, вернее несколько слов к вашему гостю. Если посмотреть, то последнее время были события: разгон оппозиции в Грузии, когда шестьсот пробитых голов было, разгон выступлений по поводу солдата, когда не меньшее количество травмированных и даже смерть была. И везде считалось, имеется рука Москвы. Скажите, нет ли в латвийских событиях и в болгарских событиях, только что вы говорили по последним сообщениям, тоже руки Москвы?



Виктор Алкснис: Я очень сомневаюсь. Потому что еще можно было искать руку Москвы в событиях, связанных с закрытием русских школ несколько лет назад. Там действительно уши Москвы торчали. Или, скажем, в событиях вокруг Бронзового солдата в Таллине. Там в этих двух случаях движущим механизмом являлись представители русскоязычного населения, которых в прибалтийских странах называют пятой колонной Москвы. В данной ситуации в том-то и дело, что на улицу вышли представители коренного латышского населения, для которых, к сожалению, до сих пор Москва и русские - это оккупанты и империя зла. И поэтому, мне кажется, влияние Москвы на латышское население Латвии весьма и весьма мало. И Москва не может повлиять каким-то образом на настроения этой части населения Латвии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир Алексеевич, больше вопрос к вам, чем к гостю, но хотелось услышать мнение гостя. Во-первых, вы как ведущий и вы составляете программу, то есть озвучиваете ту тему, которую хотите озвучить. Не лучше ли озвучивать темы, которые касались бы России. Потому что в России намного больше проблем с тем же народом, с теми же нищими, с бомжами, с детской проституцией и вообще проституцией, а не поднимать те темы, как бы закрывая главные темы в самой России, это было бы намного важнее.



Владимир Кара-Мурза: Мы выбираем темы, которые актуальны для нашей аудитории.



Виктор Алкснис: Вы знаете, я с вами не очень согласен. Потому что события, это только кажется, что эти события никакого отношения к нашим проблемам не имеют. Ситуация в той же Латвии в какой-то степени повторяет, ситуацию в России повторяет латвийскую ситуацию. Но и там, и там практически используются одни и те же методы экономического регулирования, строилась одна и та же рыночная экономика, построенная в первую очередь на спекуляции деньгами. И в итоги Латвия получила то, что получила. И уроки Латвии, мне кажется, весьма полезны и для России, для российского руководства. Я уже говорил, что убежден, что российскому руководству нужно сделать срочные выводы из событий в Латвии. Потому что в Латвии, спокойной Латвии, где менталитет населения достаточно регулируемый и весьма спокойный, если там произошли такие события, то ухудшение социально-экономического положения людей в России может привести к потрясениям значительно более серьезным. И поэтому еще раз повторяю, что нам в России надо сделать выводы из этих событий. И поэтому обсуждение проблем Латвии – это, на мой взгляд, актуально и необходимо.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Белгородской области от радиослушателя Олега.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос такой: Латвия выбрала европейский путь развития, все эти беды она переживет. Что было бы с ней, если бы она выбрала российский путь развития, мы знаем хорошо из истории. Сельское хозяйство, кстати, уничтожили коммунисты. И это сельское хозяйство, которое веками делалось, как Виктор сказал. Я хотел бы спросить: видел ли для своей родины ваш гость путь совместного проживания с Россией, с ее законами, ее обычаями, порядками?



Виктор Алкснис: Вы знаете, я как раз принадлежу к той части латышей, которые считают, что наш путь латышей - это вместе с Россией, вместе с русским народом. Так уж получилось, нам не повезло или наоборот повезло, что Латвия находится не в Южной Америке, а находится в нескольких сотнях километров от Москвы. И улететь на Луну мы не можем. Латвия всегда была на стыке двух цивилизаций - православной русской цивилизации и западной англосаксонской цивилизации. Поэтому наша родная Латвия всегда была полем битвы двух цивилизаций. Но как бы там ни было, после подписания Нештатского мира в 1721 году, я повторяю, 1721 год, когда Латвия вошла в состав Российской империи, и вот эти три века этой жизни, они все-таки привели к тому, что сформировался определенный менталитет. Я могу сказать, что тот факт, что в последние советские годы процент межнациональных браков между русскими и латышами был самый высокий в Советском Союзе. Это о чем-то говорит, когда люди создают семьи разных национальностей и столь высокий процент - это значит говорит, что очевидно было нормальное в отношениях между людьми разных национальностей, разных менталитетов. Я далек от мысли утверждать, что все было прекрасно, что царила братская дружба народов, про которую нам много рассказывалось. Но то, что отношения между людьми были намного лучше, люди относились разной национальности, латыши к русским, русские к латышам, намного более сердечнее – это факт. И я убежден, что из нашего совместного прошлого нужно делать выводы позитивные, а не обострять их и не пытаться их разорвать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. Я хотел бы напомнить вашему гостю, что из Латвии никто не уезжает русскоязычные, а наоборот. Мой родственник, племянник приехал, за 15 лет примерно 20 человек своей родни, знакомых, сокурсников туда перетащил. Еще вспоминаю такую вещь, по обмену, у нас на Фонтанке было бюро по обмену и там были такие карточки, и на обратной стороне карточки написано руками, по обмену на Ригу Ленинграда: там латышей нет и скоро вообще не будет. Понимаете, уничтожались остатки этого государства. И сейчас оно возродилось, слава тебе, господи. Дай бог нам такие проблемы, как у них.



Виктор Алкснис: Я хотел бы сразу возразить, скажите, пожалуйста, а зачем же сегодня латыши поехали со своей родины? Зачем сегодня латышская диаспора в Ирландии растет каждый год сумасшедшими темпами? Население Латвии сокращается не только за счет снижения рождаемости, из-за демографических причин, а снижается из-за того, что люди уезжают. С какой это стати? А что касается, что в советские годы приводили к уничтожению латышской культуры, могу сказать, что по официальным данным ассигнования на латышскую культуру в Латвии в советские годы в три с половиной раза превышает то, что сегодня в Латвии дается на финансирование культуры. С чего это вдруг оккупантам в таких огромных масштабах финансировать латышскую культуру. Вспомните фильмы Рижской киностудии, где они теперь эти фильмы Рижской киностудии. Вспомните эти театры, которые приезжали в Россию и с какой гордостью: из Риги приехал театр и там выступают Вия Артмане, и другие выдающиеся латышские актеры. Где все это? И нет сегодня латышской культуры. Сегодня да, есть англосаксонская культура, есть песни на английском языке, а нет латышской культуры. Тогда возникает, смотрите, почему оккупанты развивали латышскую культуру, а в годы независимости этого нет. Чем это объяснить?



Владимир Кара-Мурза: Айгар Штокенбергс, главный организатор вчерашнего митинга, депутат Сейма, лидер оппозиционной партии Общество за другую политику, считает произошедшее накануне только началом.



Айгар Штокенбергс: Я вижу как первый шаг к тому, чтобы в Латвии было справедливое государство. Потому что нам наконец-то удалось собрать вместе все те организации, которые до сих пор отстаивали только свои интересы. И когда общество может действовать едино, если есть солидарность, то действительно возможны хорошие перемены.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Красногорска от Ивана Платоновича.



Слушатель: Добрый вечер. Разрешите минуты или полторы. Я был помощник партизан в Киевской области, а затем служил срочную службу в Берлине, а затем в киевском медицинском училище, затем военно-медицинскую академию, авиационный врач и в Латвии служил пять лет. Прекрасные люди, прекрасное сельское хозяйство было, я прекрасно знаю Ригу.



Владимир Кара-Мурза: Каково сейчас отношение к ветеранам Великой Отечественной войны в Латвии?



Виктор Алкснис: К сожалению, отношение к ним плохое, в отличие от их бывших противников латышских легионеров СС, которые считаются борцами с русским фашизмом. А наши ветераны реальные, те, кто победили этот самый фашизм и водрузили знамя победы над Берлином, они считаются оккупантами, которые осуществляли геноцид латышского народа. Им запрещается даже носить ордена, советские ордена, которые они получили за победу над фашизмом, им запрещается советская символика, с которой они шли в бой, они находятся в тяжелом материальном положении, если их, извините за такое вульгарное сравнение, бывшим врагам из легиона СС различные устанавливаются преференции и льготы, то нашим ветеранам наоборот ничего. И поэтому, к сожалению, это весьма и весьма печально.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Вот сегодня кризис мировой связывают с кризисом в Америке, и вроде бы кризис в Америке закономерен. Как вы думаете, не исследует кто-нибудь то, что ускорение этому кризису в Америке придали наши новые русские, которые, денег у них навалом, но ничего они делать не умеют. Помните, в Англии наш олигарх купил какой-то завод спортивных автомобилей, и тут же рабочие перестали получать зарплату. Как, интересно, роль новых русских в Прибалтике?



Виктор Алкснис: Я могу сказать, что действительно у нашего бизнеса был достаточно большой интерес к Латвии, потому что Латвия развивала весьма успешно банковский бизнес и практически можно было безнаказанно деньги из России вывозить через латвийские банки, и они на этом очень сильно процветали. Плюс шли большие поставки нашего сырья. Вы помните, знаменитый факт, что Эстония в начале 90 вышла на одно из первых мест в мире по экспорту цветных металлов, которые шли эшелонами из России. Латвия тоже в этом отношении немногим уступала Эстонии. Была халява, когда Латвия во многом достаточно успешно испытывала преимущества своего геополитического положения транзитной страны и сидела на этом транзите и жила. Надо сказать, что многие российские политики в Москве откровенно лоббировали латвийские интересы, транзит, поскольку, очевидно, что-то с этого транзита имели. Но к счастью, за последние годы произошли серьезные изменения, постепенно этот бурный поток российского транзита начал усыхать в связи с предпринимаемыми мерами экономическими, в первую очередь политическими в России. И в итоге сегодня этот транзит, к счастью, не играет столь решающую роль в экономическом развитии Латвии. А то, что касается, какую роль сыграли наши олигархи, я могу сказать, что если даже сложить все их запасы и сравнить с общим объемом американского ВВП, то это настолько небольшой процент, что я не думаю, что наши олигархи сыграли решающую роль в американском кризисе.



Владимир Кара-Мурза: Недавно была такая шуточная версия о том, что предлагают латыши купить республику Роману Абрамовичу. Не слышали об этом?



Виктор Алкснис: Там не только, сейчас почему-то в последние месяцы, видимо, с ухудшением экономического положения пошли довольно экстравагантные предложения. Одно из предложений – это несколько сот граждан подписали обращение к Абрамовичу, чтобы он купил Латвию. Одним из доводов было то, что в Латвии очень спокойные жители и экологически чистое место для стоянки его яхты. А есть еще второй факт: есть тоже инициативная группа, которая выступила с обращением к Швеции с просьбой, чтобы Швеция Латвию оккупировала. В свое время до Северной войны Латвия тоже находилась под оккупацией Швеции, и предлагают, чтобы Швеция повторила исторический опыт и снова оккупировала Латвию, но соответственно установила те шведские социальные стандарты и те социальную защищенность, какую сегодня в Швеции имеют ее граждане.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, приведут ли волнения в Риге, если они продлятся, к роспуску Сейма и отставке правительства?



Виктор Алкснис: Я думаю, что к этому идет. Неспроста президент Латвии выступил, прямо скажем, с ультиматумом, что если Сейм не примет решения об отставке и внесении изменений в конституцию о праве граждан на референдум о доверии Сейму, то он будет вынужден его распустить. Это очень и очень серьезно. Это, на мой взгляд, еще усугубит экономическое положение в Латвии, поскольку управляемость и так достаточно сложная экономических структур, а в этой системе безвластия еще осложнит ситуацию экономическую. Поэтому впереди нас ждут очень интересные и острые события в Латвии, связанные с теми проблемами, с которыми столкнулась в первую очередь в экономической сфере.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, изменится расстановка политических сил в новом Сейме, если он будет распущен?



Виктор Алкснис: Я не думаю, что серьезно произойдут какие-то сдвиги, я не думаю, что русские партии получат значительно больше мест, чем они сегодня имеют. Поскольку, еще раз повторяю, на мой взгляд, сегодня вот эти две общины, которые сформировались, латышская и русская в Латвии, они идут параллельными курсами. И учитывая то, что половина русского населения в Латвии отстранена от участия в политической жизни и лишено права голоса и на муниципальных выборах, и на выборах в Сейм, то это приводит к тому, что люди не верят в возможность бюллетенем решить свою судьбу и падает интерес к этим вещам. И кроме того, слишком разные интересы. Надо честно признать, что да, у латышей сохраняются до сих пор евроатлантические устремления, а у русского населения, как бы там ни было, может быть не в такой активной форме, но промосковские настроения, пророссийские настроения. И пока эти два вектора, они разнонаправленные. И как их объединить, пока никак не получается.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG