Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Дмитрий Суслов о визите Владимира Путина в Германию


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Дмитрий Суслов.



Марк Крутов: Сегодня в Германию прибывает с визитом Владимир Путин. На прямой связи с нашей студией научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Дмитрий Суслов.


Дмитрий, скажите, пожалуйста, стоит ли перед Владимиром Путиным задача в какой-то степени оправдаться за отсутствие российского газа в домах европейцев, то есть попытаться изменить общественное мнение в Европе, которое в споре России с Украиной пока явно не на стороне Москвы?



Дмитрий Суслов: Во-первых, я бы сказал, что в этом кризисе европейское общественное мнение, мнение лидеров стран Европы все же некоторым образом отличается от ситуации трехлетней давности, когда действительно Европа однозначно вставала на сторону Украины. Сейчас все же европейские лидеры занимают более-менее взвешенную позицию. Хотя, конечно же, в последнее время чаша весов все равно стала склоняться в пользу Украины. Симпатии склонялись в сторону Украины, и связано это с тем, что Россия все же решила перекрыть поставки газа, транзитного газа в Европу по украинской территории вообще. Я бы сказал, что Путина, конечно же, хотел бы не то что оправдаться, и он хотел бы радикально изменить эту ситуацию, заручившись поддержкой одного из главных союзников России в Европе в лице Ангелы Меркель. Хотя это будет сделать крайне сложно, и мы можем вспомнить недавние заявления Меркель о том, что Россия перестает быть, рискует перестать считаться в Европе надежным поставщиком газа. Кроме того, Путин, конечно же, будет лоббировать в Берлине идею проведения газового саммита, которая пока в Европе не вызвала большой популярности. Мы знаем, что уровень тех людей, которых Евросоюз пошлет на газовый саммит, а именно - еврокомиссар по энергетике и министр энергетики Чехии, - абсолютно не соответствует тому уровню, который был задан Медведевым. Ну, и в принципе, Путин будет в Берлине всячески говорить, что Россия не виновата в этом кризисе, что кризис возник по вине украинской стороны, и что Берлину следует оказать максимальное давление на Киев, сделать политические выводы в плане перспектив евроатлантической интеграции Украины и так далее. Хотя еще раз подчеркну, что сделать это будет крайне сложно.



Марк Крутов: Вы справедливо заметили, что Германия в годы правления Путина стала одним из наиболее близких партнеров России. Получается, что теперь эта ситуация может измениться?



Дмитрий Суслов: Эта ситуация не изменится, разумеется, поскольку Германия являлась и является, и будет являться главным получателем российского газа. И вот эта энергетическая взаимозависимость и обусловливает особый характер российско-германских отношений. Другое дело, что если, скажем, в годы правления Шредера Россия рассматривала Германию как своего союзника в Евросоюзе, наряду с Германией, такой же статус распространялся, скажем, на Италию и Францию, и, взаимодействуя на двусторонней основе с этими странами, Россия достигала каких-то своих интересов в отношении Евросоюза в целом, то сегодня это будет сделать значительно сложнее. И та же самая Германия, особенно после этого газового кризиса, будет в большей степени, скажем, выстраивать свою собственную энергетическую политику, внешнюю энергетическую политику в рамках общей энергетической политики Евросоюза, которая в отношении России носит в значительной степени враждебный характер. И в принципе, следует говорить о еще большей политизации и секьюритизации энергодиалога между Россией и Евросоюзом, о еще большем доминировании логики игры с нулевой суммой в отношениях между Россией и ЕС на постсоветском пространстве. Следует говорить, безусловно, о том, что попытки Евросоюза диверсифицироваться и снизить газовую зависимость от России в еще большей степени будут возрастать. Здесь же свою роль сыграет и приход новой американской администрации, диалог которой с Евросоюзом будет значительно плодотворнее и значительно дружественнее, а при этом позиция в отношении России новой американской администрации будет фактически такая же, как и позиция уходящей администрации, и так далее, и тому подобное.


Можно единственный положительный результат, тем не менее, от предстоящей поездки Путина назвать - поддержка газопровода "Норд Стрим", североевропейского газопровода. Здесь наблюдается консенсус между Россией и Германией, и безусловно, этот кризис будет использован сторонами в качестве очередного доказательства необходимости строительства этого газопровода. И Путин будет убеждать Меркель, что надо еще активнее давить на такие неуступчивые страны, как страны Скандинавии, Прибалтики и Польшу, что создание этого газопровода соответствует интересам России и стран Европейского союза.


XS
SM
MD
LG