Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Горячая линия по поимке Ратко Младича в Сербии


Ирина Лагунина: Сербские власти заплатят миллион евро тому, кто предоставит информацию о местонахождении бывшего командующего армией боснийских сербов генерала Ратко Младича. Международный трибунал в Гааге объявил его в розыск 13 лет назад. Младич обвиняется в тяжелейших военных преступлениях, в том числе в совершении геноцида против мусульман в Боснии. 250 тысяч евро правительство Сербии предлагает за информацию, которая привела бы к аресту и второго остающегося на свободе обвиняемого Гаагским трибуналом – бывшего лидера сербов из Хорватии Горана Хаджича. О том, чем вызван этот шаг, рассказывает Айя Куге.



Айя Куге: Листовки с указанием суммы вознаграждения и условий предоставления информации расклеены во всех полицейских участках, в зданиях судов и на погранично-пропускных пунктах Сербии. На них по две фотографии разыскиваемых Младича и Хаджича – одна с серьёзным выражением лица, другая – с улыбкой. Открыта также горячая телефонная линия для желающих сотрудничать в поимке подозреваемых военных преступников.



- Вы позвонили на номер 9191, агентство безопасности, подождите.



Айя Куге: Добрый день, какую информацию вы ожидаете ?



- Любая информация, связанная с гаагскими обвиняемыми.



Айя Куге: Такую фразу слышат все позвонившие по номеру 9191, который открыт Службой безопасности Сербии, чтобы граждане могли сообщить информацию о скрывающихся от Гаагского трибунала обвиняемых в военных преступлениях. Шеф кабинета директора Службы безопасности Йован Стоич сообщил Радио Свобода, что оперативные работники госбезопасности дежурят у телефона круглосуточно и что звонков много.



Йован Стоич: Люди намного больше звонят потому, что этот телефонный номер снова начал рекламироваться, но и потому, что теперь существует денежная награда. Каждая крупица информации проверяется. Многие из этих звонков мне кажутся серьёзными, но есть и люди, которые звонят ради шутки, есть и такие, кто пытается навести нас на ошибочные следы, и есть граждане, поддерживающие обвиняемых в Гааге, желающие преднамеренно ввести нас в заблуждение. Очень тяжело оценить эффект полученной по телефону информации, но мы относимся к ней со всей серьёзностью. Награда для кого-то может быть мотивом, однако, по-моему, огромное большинство людей звонят не из-за обещанных денег. Чаще всего люди оставляют своё имя и фамилию и говорят, что они просто чувствуют потребность сообщить о своих подозрениях и выразить свою гражданскую позицию.



Айя Куге: Правительство Сербии объявило награду в размере миллион евро за каждую информацию, которая может привести к аресту главного обвиняемого перед Гаагским трибуналом генерала боснийских сербов Ратко Младича, еще в ноябре 2008 года. Однако так широко это решение рекламируется впервые. Глава Национального совета Сербии по сотрудничеству с Гаагским трибуналом Расим Льяич утверждает, что государство не очень рассчитывает на то, что генерала Младича можно найти с помощью информации граждан.



Расим Льяич: Мы не ожидаем, что на основе этого найдём Младича, это отнюдь не главный и не единственный наш козырь, напротив. Это лишь одна из мер, которую мы предпринимаем с целью поскорее найти двоих оставшихся на свободе гаагских обвиняемых. Мы опираемся на работу служб безопасности, а граждан призываем сделать хорошее дело для собственного государства – дать любую информацию.



Айя Куге: Власти утверждают, что они больше всего рассчитывают на информацию про тех людей, которые могут быть пособниками обвиняемых в военных преступлениях Младича и Хаджича, и что на основе таких заявлений граждан уже достигнуты определённые результаты. Наш собеседник –ведущий белградский военно-политический обозреватель, отставной полковник Любодраг Стоядинович. Он был хорошо знаком по службе и ранее даже дружил с Ратко Младичем. Стоядинович два года назад написал интересную книгу о Младиче, в которой попытался показать, что привело к тому, что в прошлом талантливый генерал югославской армии, коммунист, поменял идеологию на сербский национализм и стал беспощадно расправляться с боснийскими мусульманами, совершая при этом такие преступления, какие Европа не видела с времён Второй мировой войны.


Как вы воспринимаете призывы властей к гражданам предоставить информацию о Ратко Младиче? Принято считать, что сербы своих героев за деньги не выдают...



Любодраг Стоядинович: В отличие от стереотипов, созданных лжепатриотами нашего времени, я считаю, что сербы питают не много чувства солидарности со своими соотечественниками в случае любого их преследования. У нас есть опыт времён второй мировой войны, когда Гестапо был завален доносами белградцев на своих сограждан. Я не удивляюсь, что так много поступает заявлений о том, что кто-то где-то видел Ратко Младича. Многие из этих утверждений, конечно, выдумки, кто-то стремиться получить деньги, но есть и люди, которые искренне руководствуются идеей, что нужно помочь, чтобы дело поиска генерала раз и навсегда было разрешено. А что касается приёма разыскивать его с помощью публичного объявления розыска с вознаграждением, то это, по-моему, свидетельствует о беспомощности соответствующих служб безопасности и нежелании признавать, что в их рядах, как и в других государственных органах, есть силы, которые по-прежнему имеют влияние на то, будет ли Ратко Младич арестован или нет. Поэтому призывы к гражданам предоставить информацию я воспринимаю как попытку со стороны государства скрыть тот факт, что у них нет представления о том, что предпринимать дальше.



Айя Куге: Как вы оцениваете кампанию сбора информации по телефону? Я делала собственный опрос среди знакомых, и оказалось, что большинство из них сообщили бы о местонахождении Ратко Младича, если бы знали, где он. А те, которые сказали мне, что предпочли бы об этом промолчать, объяснили, что просто боятся, что сразу после телефонного звонка их собственные следы исчезнут.



Любодраг Стоядинович: Да, есть у людей разные мотивы, когда они решают вопрос: докладывать о Ратко Младиче или нет. Большинство этого не хотят делать под своим именем, хотя можно сообщать и анонимно. Что касается меня лично, я этого не сделал бы – не моё это дело. А с другой стороны, даже если бы мне показалось, что я видел Младича, то я не мог бы быть уверенным на сто процентов, что это он. Вероятно, в течение этих лет он существенно изменил свою внешность. Не думаю, он поменял своё имя, но не исключаю возможности, что и он, как Радован Караджич, скрывается под чужой маской. Тяжело, кстати, поверить, чтобы кто-то из посторонних мог сегодня узнать Младича в лицо. Однако я считаю, что Ратко Младичу удаётся избежать ареста только потому, что он получает информацию именно из неких центров, которые организуют эти поиски, и в этом заключается главная проблема. Генерал успешно скрывается не из-за своих телохранителей или своей хитрости, которая всегда была его отличительной чертой, а из-за прямой информации из тех структур, которые обязаны его найти.



Айя Куге: В конце минувшего года в белградские средства информации просочился психологический портрет Ратко Младича, который официальный Белград пару месяцев назад предоставил Международному трибуналу в Гааге. Специалисты, подготовившие этот текст, полагают, что генерал скрывается в Сербии, возможно в так называемых «спальных районах» Нового Белграда. По квартире он, якобы, передвигается тихо, в шерстяных носках и в старается не спускать громко воду в туалете. Он боится заболеть и попасть в больницу, а поэтому заботится о гигиене. Всю пищу сначала пробуют его телохранители. К своей охране он относится грубо, требуя приводить к нему членов их семей, включая детей, чтобы они, таким образом, стали соучастниками его скрытия. Считается, что Младич никогда не сдастся добровольно, что он «является взрывным устройством замедленного действия», который в случае попытки ареста готов повлечь с собой на смерть готов повлечь даже ближайших к нему людей. Высказывается также предположение, что Ратко Младич в психически невменяемом состоянии.



Любодраг Стоядинович: Некоторые из этих гипотез могут быть реальными. Например та, что он физически болеет и что у него есть психические проблемы. Но это всё лишь логичные предположения, которые опираются на его предыдущее состояние, черты характера и факт длительного пребывания в бегах. У него, вероятно, развилась определённого рода мания преследования, вызванная реальным преследованием. Болезненное упрямство, которое всегда отличало Ратко Младича, может быть, преобразилось в маниакально-депрессивные расстройства, к которым он склонялся – но это всего лишь предположения. До тех пор, пока он не будет найден, мы не можем знать, что с ним происходило. Я считаю, что и его драма однажды закончится. А до тех пор не стоит заниматься пророчеством и гадать, что в этом году с Младичем произойдёт, либо на основе планов правительства, либо на основе информации граждан, либо работы тайных служб.



Айя Куге: Господин Стоядинович, в предисловии вашей книги, которая называется «Ратко Младич – между мифом и Гаагой», вы пару лет назад написали, что хотя в мире Младича считают страшнейшим военным преступником, в Сербии ценностное и эмоциональное отношение к нему неоднозначно. Можно ли такое утверждать и сегодня, когда оказалось, что после ареста минувшим летом другого такого «героя» - Радована Караджича - симпатии в народе к нему существенно упали?



Любодраг Стоядинович: Я думаю, что отношение к Младичу не намного изменилось, особенно учитывая влияние в обществе лжепатриотов. Всё ещё существует ценностная система, в которой народы на Балканах соревнуются, чей военный преступник был большим «героем» в Гааге, а кто хуже прошёл трибунал. Но если на эмоциональном уровне перемен нет, то на уровне рациональном изменилось очень многое. Даже те люди, которые провозглашают Ратко Младича героем, или те, кто считает, что он лишь выполнял свой воинский долг, понимают, что рано или поздно он должен быть отправлен в Гаагу, в независимости от их эмоций. Появилось нечто похоже на «национальный разум», и в этот момент эмоции уже затихли – ведь эта ценностная система, в которой Ратко Младич остаётся национальным героем, не может существовать бесконечно долго.



Айя Куге: Вы уверены, что власти Сербии хотят арестовать генерала Ратко Младича?



Любодраг Стоядинович: Я думаю, что сейчас государство действительно искренне хочет закончить с Ратко Младичем, но вопрос только: в какой мере оно в состоянии полностью контролировать все части тайных служб? Гражданский контроль над некоторыми частями служб безопасности не установлен, а до тех пор, пока это не будет сделано, тяжело поверить, что государство исполнит свои обязательства.



Айя Куге: Мы беседовали с белградским военно-политическим обозревателем Любодрагом Стоядиновичем, автором книги «Ратко Младич – между мифом и Гаагой».
XS
SM
MD
LG