Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько еще подорожают лекарства в России


Ирина Лагунина: Российские аналитики фармацевтического рынка предсказывают рост цен на лекарства в России почти на 25 процентов. Это произойдет из-за увеличения курса доллара и может привести к сокращению потребления лекарств на коммерческом рынке и проблемам в обеспечении льготников. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Цены на лекарства в России в этом году могут вырасти почти на 25 процентов – таковы прогнозы аналитиков фармацевтического рынка. Одна из главных причин – большая зависимость российского рынка от импорта. Лишь 25 процентов препаратов, которые продаются в российских аптеках, отечественного производства. Рост цен на лекарства вызван также падением курса рубля по отношению к доллару – это заставляет зарубежных поставщиков повышать цены. Подорожание лекарств происходит на фоне ухудшения экономической ситуации в России. Я спросила у посетителей московской аптеки в Воротниковском переулке – сколько денег они сейчас тратят на лекарства и что будут делать, если они подорожают…



Мужчина: У меня не очень большой бюджет на лекарства. Но вообще-то я против подорожания, как и все, наверное. Потому что у нас уже система в государстве – повышать все время цены.



Мужчина: Я как участник войны, мне бесплатно лекарства дают. Но когда, как сейчас, потекло из одного места, капельки пришел, купил, заплатил деньги.



Мужчина: Сколько они просят, столько плачу. Что делать? Здоровье дороже. Безнадежное положение. Пока деньги есть – плачу.



Любовь Чижова: Какую сумму вы сейчас потратили в аптеке и на какие лекарства?



Мужчина: Я потратил где-то 1800 рублей. Я диабетик и у меня куча лекарств, связанных и с давлением, и с самим диабетом. Плюс еще заказ жены, у нее другие болячки.



Любовь Чижова: Вам как диабетику, государство помогает?



Мужчина: Дело в том, что для того, чтобы это оформить, нужно потратить столько сил, а я человек занятой, работаю. Я не считаю возможным тратить время на всю чиновничью волокиту.



Женщина: Умирать нам и все. На пенсию мы не проживем, и лекарство такое дорогое. Что нам делать?



Женщина: Я инвалид второй группы, лекарство я получить не могу. Я в месяц получаю лекарства на 125 рублей. Вчера за весь январь я получила одно лекарство, которое стоит 125 рублей. Сейчас я иду покупать себе от холестерина и я буду платить 1100 за упаковочку на 28 дней.



Женщина: Я инвалид третьей группы. Когда я составляла пакет, я ходила за лекарством по три-четыре месяца. Выпишут, а в аптеках нет. Трачу свои, пенсию, все, лишь бы только поддержать здоровье. Вчера пошла, купила лекарство на 1150. Что-то нужнее – купишь, а если нет, то нет.



Любовь Чижова: Эксперты считают, что при повышении цен на лекарства могут пострадать и льготники, которые, теоретически, сейчас получают их бесплатно. Обязательства правительства перед населением зафиксированы в рублях, но закупать препараты приходится за валюту. В Минсоцздравразвития, куда я обратилась за комментариями, меня успокоили – сказали, что все льготники будут получать свои лекарства, как прежде. Вот текст пресс-релиза, который я получила из ведомства….



Перечень лекарственных средств для бесплатного обеспечения льготников периодически пересматривается. Очередные изменения внесены в августе прошлого года, а действовать обновленный перечень начал с 1 января 2009 года. Глобальных изменений в перечень не вносилось, были исключены морально устаревшие препараты, по которым накопилась достаточная информация о негативных побочных эффектах, например, анальгин, в перечне есть более современные аналоги. А также лекарственные средства, маловостребованные и врачами, и пациентами. Часть препаратов, которые должны приниматься под строгим контролем врача, должны перевести в раздел лекарств, назначаемых по решению врачебной комиссии. В то же время целый ряд позиций в перечне остался неизменным, это, например, сердечно-сосудистые средства, такие как валидол и корвалол. Кроме того был добавлен ряд современных препаратов, необходимых для лечения на амбулаторном этапе социально-значимых заболеваний. Всего на лекарственное обеспечение граждан в 2009 году выделено порядка 77 миллиардов рублей. Аукционы по закупке лекарственных средств как в рамках программы обеспечения населения лекарственными средствами, так и в рамках программы обеспечения лекарствами больных заболеваниями, требующими дорогостоящего лечения, состоялись еще в конце прошлого года. Так что все обязательства перед льготниками выполняются в полном объеме и будут выполняться так же и впредь.



Любовь Чижова: Подробнее о причинах роста цен на лекарственные препараты и о том, как это отразится на россиянах, я побеседовала с генеральным директором маркетинговой компании DSM Group Александром Кузиным. Вот его прогноз…



Александр Кузин: Мы предположили, что в связи с ослаблением рубля цены вырастут примерно на 23%. Дело в том, что у нас примерно три четверти лекарств на нашем рынке, они импортные, и все импортные товары начали дорожать и лекарства здесь не будут исключением. Мы сразу же увидим подорожание на импортные препараты. Но я не думаю, что отечественные предприятия смогут сохранить тот же уровень цен, который был на их продукцию в прошлом году. С одной стороны конкурентная ситуация, конкуренты зарубежные будут цены поднимать. Не думаю, что наши предприятия будут серьезно от них отставать. С другой стороны, субстанция, которую они закупают, в большей мере тоже импортная. И наконец, отечественные предприятия нередко пользовались кредитными ресурсами.



Любовь Чижова: Как вообще финансовый кризис сказался на фармацевтическом рынке?



Александр Кузин: С точки зрения конечного спроса практически мы пока никакого влияния не видим. Люди не стали покупать более дешевые препараты. Цены на лекарства продолжают увеличиваться, несмотря на то, спрос в ноябре-декабре прошлого года примерно на четверть выше такого же спроса годом ранее.



Любовь Чижова: Существует ли рейтинг лекарств наиболее популярных, которые приобретают россияне?



Александр Кузин: Да, безусловно, существует. На первом месте препарат арбидол отечественного производителя, кстати. «Виагра» входит в топ-пять препаратов.



Любовь Чижова: Есть ли какие-то данные о том, сколько средний россиянин в год тратит на лекарства или готов тратить на лекарства?



Александр Кузин: Эта цифра в районе полутора-двух тысяч рублей.



Любовь Чижова: Фальшивой продукции у нас много в аптеках?



Александр Кузин: Если посмотреть на относительную долю этих препаратов, то это небольшая величина, около 1-3%. Но если сравнить с емкостью всего фармацевтического рынка, то получается, что фальсификатор присутствует на несколько сот миллионов долларов, что, вообще говоря, величина большая.



Любовь Чижова: Если говорить о социальных последствиях того, что вырастут цены на лекарства на 23%, как вы думаете, насколько быстро государство сумеет на это отреагировать? Потому что существуют и так называемые льготники. Социально незащищенные люди, которые получают бесплатно лекарство. Всем известно, что они получают самые дешевые лекарства в аптеках. И еще существуют люди с редкими генетическими заболеваниями, которых пока государство обеспечивает дорогостоящими препаратами, импортными, как правило. Как вы думаете, рост цен на лекарства как на этих людях скажется?



Александр Кузин: Я думаю, что в следующем году это практически не отразится на этой категории потребителей по той причине, что бюджет следующего года уже определен, этот бюджет больше, чем в следующем году. Поэтому даже несмотря на подорожание лекарств, хотя, я думаю, государство будет вести переговоры с зарубежными производителями о том, чтобы они как минимум сохранили предыдущие цены в национальной валюте, я думаю, что этого будет достаточно для того, чтобы обеспечить лекарствами в следующем году. Но вот что будет в 10-11 году, сейчас прогнозировать достаточно сложно.



Любовь Чижова: Говорил генеральный директор маркетинговой компании DSM Group Александр Кузин. Депутат Государственной думы от фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин считает, что в связи с кризисом и ростом цен на лекарства государство должно серьезно скорректировать социальную политику. По его мнению, социально незащищенные россияне, даже имеющие льготы, будут испытывать затруднения с получением лекарств – впрочем, как и в прошлые годы…



Олег Шеин: Это плохо. Тем более, что надо ожидать более высокой, существенно более высокой инфляции, чем заложено в бюджет Российской Федерации. И понятно, что у людей будут существенно расти цены на продукты питания, учитывая особенно подорожание доллара. А у нас половина продуктов питания, продаваемых в стране – это импортные продукты питания. Понятно, что существенно вырастут цены на ЖКХ. И поэтому рост цен на лекарственные товары для малоимущего населения, в первую очередь для пенсионеров, для инвалидов будет болезненный. Не надо забывать о том, что перечень лекарств, который предполагается продавать по льготным рецептам, тоже в этом году был подвергнут изменениям. 68 лекарственных препаратов из этого перечня были исключены, добавлены 7, и сегодня по льготам можно получить порядка 135 наименований. Но надо предполагать возможность серьезных сбоев, учитывая дефицит, со своевременностью предоставления этих лекарств по льготным рецептам для самих людей. Хочу напомнить, что ожидается на 20% сокращение бюджетов в регионах и существенное сокращение бюджета федерации.



Любовь Чижова: Олег Васильевич, но ведь еще до кризиса у людей, у льготников, которые должны были получать теоретически бесплатно лекарства по этому льготному списку, были серьезные проблемы, им просто не давали этих лекарств в аптеках.



Олег Шеин: По официальным данным, число неотоваренных рецептов очень небольшое, то есть называются цифры 0,5%, 1%, то есть небольшая величина. И Голикова действительно попыталась навести порядок в том разваленном хозяйстве, которое ей оставил гражданин Зурабов. Но сама система финансирования сегодня является по-прежнему непрозрачной, непонятной. Кроме того хочу обратить внимание на следующие проблемы, которые не решены законодательно. Человек, допустим, отказался от льгот в пользу денег, в пользу монет. Но нельзя при этом забывать, что сами монеты ежегодно индексируются на среднюю инфляцию, то есть 12% в год, инфляция предполагается к увеличению 25%, то есть монеты обесцениваются. Во-вторых, то, что если человек совершил ошибку. Скажем, диабетик, он потом ее не может исправить, ему надо год сидеть без лекарств, не иметь возможности спасать свое здоровье, только через год имеет право на исправление собственной ошибки. Усиление бюджетного кризиса, ожидаемые потери по бюджету в размере 20, а по федеральному и 25%, конечно, ситуацию резко обострят.



Любовь Чижова: Спрашиваю у вас как у депутата Государственной думы, что власть может сделать в этой ситуации?



Олег Шеин: Здесь требуется принять перечень решений, которые, к сожалению, не вошли у нас в весеннюю повестку дня Госдумы. Необходимо увеличить финансирование по социальным разделам, чтобы сделать там некоторую подушку безопасности. Второе: необходимо изменить саму индексацию монет, которые даются льготникам, которые предпочли деньги, а не льготы, с тем, чтобы эти монеты индексировались не по средней инфляции, а по росту цен на лекарства, на транспорт, на коммунальные услуги те же самые. Необходимо изменить сам порядок начисления пенсий, в том числе пенсии по инвалидности. И правительство поддержало эти наши предложения, однако в повестку дня весенней думы правительство их не внесло. То есть они публично с ними согласились осенью, но на весенней сессии по-прежнему никаких инициатив по изменению порядка решения проблем пенсионеров, иной категории льготников, к сожалению, нет. Власть должна просто перестать делать вид, что ситуация является контролируемой, и начать прибегать к тем действиям, которые давно ждут разговора.



Любовь Чижова: Власть вправе регулировать фармацевтический рынок?



Олег Шеин: Я думаю, что здесь власть должна идти не через механизм ценообразования. В условиях коррумпированной системы, просто большой теневой рынок и большой теневой дефицит. А пойти по пути вменяемых прозрачных тендеров, пойти по пути госзакупок, пойти по пути госконтроля в отношении тех компаний, которые участвуют, предлагая те или иные лекарственные препараты по этим госпрограммам, власть, конечно, может.



Любовь Чижова: Россиянам, не имеющим льгот на лекарственные препараты, скорее всего, придется сократить расходы на их покупку – как полагает эксперт «Национальной фармацевтической инспекции» Михаил Гетьман, потребление лекарств в этом году может уменьшиться на 15-20 процентов. Возможно, россияне вспомнят о народных средствах и будут лечить грипп не полюбившимся им арбидолом, а луком и чесноком.


XS
SM
MD
LG