Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевые слова этой недели – «дружина» и «дружинник»


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Марина Дубовик : А теперь традиционная рубрика «Ключевое слово», которую подготовила Лиля Пальвелева.ф



Лиля Пальвелева : Ключевые слова этой недели – «дружина» и «дружинник». Во вторник на волнах Радио Свобода обсуждали внесенный в Думу законопроект «Об участии граждан в охране общественного порядка», который должен стать правовой основой для деятельности народных дружинников. И вот комментарий правозащитника Светланы Ганнушкиной.



Светлана Ганнушкина : Я отношусь к этому отрицательно. Я считаю, что и народные дружины, которые были предложены какие-то там православные народные дружины, и какие бы то ни было иные не должны выходить за рамки обычной ответственности граждан за то, что происходит в их городе. Никакой особой формы, никакого особого удостоверения, особых прав они иметь не должны. У нас есть правоохранительные органы. Почему это происходит сейчас? Боюсь, что это один из способов с помощью определенных псевдообщественных структур держать в повиновении недовольную часть общества.



Лиля Пальвелева : К заместителю директора Института русского языка имени Виноградова Леониду Крысину обратимся с таким вопросом:


Слова «дружина» и «дружинник» в разные эпохи обозначали разные понятия. А какое было изначальное, самое раннее?



Леонид Крысин : Видимо, это значение войска князя. Недаром у Пушкина в «Песне о вещем Олеге»: «С дружиной своей в цареградской броне,// Князь по полю едет на верном коне». Вот дружина – это войско князя. Это довольно ранние времена – начало II тысячелетия.



Лиля Пальвелева : Вы вспомнили Пушкина. Это все-таки достаточно поздний текст.



Леонид Крысин : Но это отраженное, да.



Лиля Пальвелева : Отраженное.



Леонид Крысин : Тем не менее, и в древнерусских текстах есть слово «дружина» в сочетании именно с такой княжеской тематикой.



Лиля Пальвелева : И в летописях князь Игорь в «Слове» обращался – братья и дружина.



Леонид Крысин : И в летописях, да.



Лиля Пальвелева : Известно, что у этого слова есть однокоренное слово «друг».



Леонид Крысин : Это начало. Это именно тот корень, от которого и образовались слова и «дружина», и «дружинник».



Лиля Пальвелева : То есть дружина – это объединение друзей, если так буквально перевести?



Леонид Крысин : Да, а если огрубить немножко, то это объединение друзей, такое содружество. Еще одно слово – «содружество». Слово «друг» есть в измененном, фонетически измененном виде почти во всех славянских языках – чешском, сербо-хорватском, болгарском и так далее.



Лиля Пальвелева : То есть это очень древнее слово?



Леонид Крысин : Это очень древнее, такое общеславянское слово, общеславянский корень. А от него уже слово «дружинник». Это, собственно, русское слово. Я не могу поручиться, что нет этого слова в других славянских языках, но все-таки это именно специфически русское слово.



Лиля Пальвелева : Вот этот вот «дружинник» вместе с «дружиной» потом стал кочевать в русском языке для обозначения уже совсем других понятий.



Леонид Крысин : Да, обозначались, но еще не в наше, новое, время, а, например, обозначались разного рода ополчения, то есть не регулярные войска такого ополченческого характера, где необученные были воины или военнослужащие. Это войско называлось дружиной. Члены этих ополчений назывались дружинниками. Но это какой-нибудь XVII - XVIII век.



Лиля Пальвелева : Эти слова «дружинник» и «дружина» вспомнили большевики в 1905 году. Они организовали боевые дружины.



Леонид Крысин : Боевые, рабочие, революционные. Вот с такими прилагательными сочеталось слово «дружина».



Лиля Пальвелева : И надо сказать, что это слово ближе всего было к древнерусскому понятию, потому что это тоже была рать, именно сражавшаяся.



Леонид Крысин : Да, именно – это были боевые единицы. Это не, так сказать, то, что позднее будет нечто другое, о чем мы сейчас скажем. Это были действительно боевые такие объединения.



Лиля Пальвелева : Ну, а вот теперь, наверное, уже можно сказать о советской практике.



Леонид Крысин : А в советской практике это даже на моей памяти. Я сам был членом добровольной народной дружины. Мы ходили по московским улицам, помогая милиции, так сказать, наводить порядок. У нас были повязки на рукавах.



Лиля Пальвелева : Красные.



Леонид Крысин : Эти добровольные объединения назывались дружинами, а мы – дружинниками.



Лиля Пальвелева : Они назывались, по-моему, дружина по охране общественного порядка.



Леонид Крысин : Это более позднее. Сначала было даже такое сокращение, аббревиатура ДНД – Добровольная народная дружина. А потом уже более официальный термин, принятый, по-моему, в милицейских кругах – Дружина по охране общественного порядка. Более такой канцелярский оборот, я бы сказал.



Лиля Пальвелева : И вот теперь эти дружинники снова возвращаются как в практику, так и, соответственно, в русский язык. А как вы думаете, почему это слово так востребовано оказалось в разные времена, и, в общем, как мы выяснили, для обозначения несколько разных вещей? Почему оно такое живучее?



Леонид Крысин : Во-первых, оно понятное. Оно, собственно, русское, от славянского корня образованное, прозрачное и по структуре, и по обозначению. Есть какие-то, может быть, близкие по значению слова иноязычные. Мне приходит на ум «волонтер», но это не прозрачное, не очень понятное носителю русского языка. Поэтому вряд ли к нему надо прибегать, для того чтобы обозначать какое-то соответствующее понятие. Дружинник – лучше.



Лиля Пальвелева : Убежден Леонид Крысин.



XS
SM
MD
LG