Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Израиль выводит свои войска из сектора Газа


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Израиле Ровшан Гусейнов.



Кирилл Кобрин: Продолжается вывод израильских войск из сектора Газа после длившейся более трех недель операции против боевиков палестинской группировки ХАМАС. Напомню, в воскресенье Израиль объявил об одностороннем прекращении огня, позднее ХАМАС также заявил о недельном перемирии.



Ровшан Гусейнов: Лидер ХАМАС в Газе Исмаил Хания объявил, что израильская агрессия в секторе потерпела поражение, а значит, палестинский народ одержал победу.



Исмаил Хания: Эта победа проявилась в политическом, военном и моральном поражении врага, его неудачи в достижении своих целей, навязывании своих условий нашему народу и его отважным силам сопротивления. Несмотря на тяжелые раны, наш народ не сдался, но продемонстрировал легендарную стойкость. Историки напишут, и целые поколения будут говорить об этих событиях.



Ровшан Гусейнов: Исмаил Хания, как и полагается победителю, объявил об условиях, на которых ХАМАС пойдет на перемирие.



Исмаил Хания: Мы подчеркиваем необходимость полного и безоговорочного вывода израильских войск из сектора Газа, а также открытия пограничных пунктов и прекращения блокады.



Ровшан Гусейнов: Накануне главы израильских спецслужб подвели итоги операции в Газе, отметив, что ХАМАС хоть и получил сокрушительные удары, вскоре может восстановить свой военный потенциал. Таков вывод руководителей израильских спецслужб, с которым ознакомил журналистов секретарь правительства Овад Йехезкиль.



Овад Йехезкиль: Ущерб, нанесенный ХАМАС, не является необратимым. Остаются тоннели, через которые контрабандой поступает оружие из Египта. В случае перемирия и отсутствия контроля со стороны Израиля, через несколько месяцев все вернется на круги своя.



Ровшан Гусейнов: Спецслужбы считают, что ХАМАС попытается создать видимость победы при помощи серии терактов на территории Израиля.



Овад Йехезкиль: В ближайшее время ХАМАС и другие радикальные организации попытаются взять реванш посредством терактов на территории Израиля и создать, таким образом, видимость победы.



Ровшан Гусейнов: Между тем, израильские войска все еще контролируют ключевые позиции на территории сектора. Военное командование объявило, что в случае, если боевики нарушат перемирие, войска готовы возобновить военные действия и даже расширить фронт операций.


Накануне глава правительства Израиля Эхуд Ольмерт заявил, что войска покинут сектор Газа только после того, как будет ясно, что ХАМАС действительно соблюдает перемирие.



Эхуд Ольмерт: Мы намерены покинуть Газу как можно раньше, но при этом должны убедиться, что перемирие соблюдается, прекращение огня стабильно и южной территории Израиля ничего не угрожает.



Ровшан Гусейнов: Напомню, что, несмотря на прекращение военных действий, Израиль и ХАМАС практически ни о чем не договорились. Каждый из них выставил свои требования и объявил о прекращении огня в одностороннем порядке. Израиль пытается получить международные гарантии тому, что поставки оружия в сектор будут предотвращены. Несмотря на подписанный с правительством США соответствующий меморандум, главной препоной в этом деле является упорное нежелание президента Хосни Мубарака позволить размещение международных сил на границе сектора Газа с Египтом. Предыдущее соглашение об охране границы с правительством Египта оказалось настолько неэффективным, что ХАМАС за последние два года сумел «пронести» через границу значительное количество ракет типа «Град», которые позволили увеличить дальность обстрелов израильской территории с 15 километров до 40.



Кирилл Кобрин: Как мы видим, и израильское руководство, и лидеры палестинской экстремистской группировки ХАМАС заявляют о своей победе в секторе Газа. Какие цели ставил перед собой Израиль в этой кампании? В какой степени можно сказать, что они достигнуты? Этот вопрос я задал израильскому политологу, профессору университета Бар-Илан Зееву Ханину.



Зеев Ханин: Есть как минимум три Израиля и у каждого из этих трех Израилей есть разные цели, в том числе в этой кампании. Есть левый Израиль или ультралевая часть наших элит, которые были заинтересованы в том, чтобы ХАМАС был субъектом, скажем так, израильско-палестинского процесса, и задачи, которая должна была поставить операция - это именно поставить ХАМАС на место, чтобы они понимали, что силовым методом или языком силы с Израилем говорить нельзя, но затем вести с ним переговоры, что называется, без предварительных условий. Так этот подход формулировала так называемая турецко-сирийская инициатива, которую израильский левый лагерь был вполне готов принять. В общем, задача, если формулировать задачи именно так, то она была достигнута еще до того, как была начата сухопутная операция, то есть когда были проведены серии массированных бомбардировок объектов террористической организации ХАМАС. На этом, с точки зрения израильского левого лагеря, можно было и ограничиться.


Израильский правый лагерь, если первую точку зрения поддерживают, по разным оценкам, от 5 до 10 процентов населения, ни больше, то точка зрения израильского правого лагеря поддерживается порядка 40, а по последним опросам даже 45, может быть даже 50 процентами населения. Я смотрю сейчас и вижу опросы общественного мнения, которые дают 55 процентов. А именно целью является демонтаж режима ХАМАС полный и, наверное, передача сектора Газа под контроль либо Израиля, то есть его реоккупация, либо под контроль неких внешних сил. Это, что называется, многосторонняя система контроля над сектором и то, что там происходит. Если такова была цель, то эта операция, разумеется, ее не достигла и не решила. Но я полагаю, что ныне действующее израильское неоцентристское правительство такую цель и не ставило. Его точка зрения была следующая. Необходимо ликвидировать военную инфраструктуру ХАМАС и создать условия для того, чтобы она не была возобновлена в ближайшем, а может быть даже и в отдаленном будущем. По крайней мере, в краткосрочной, среднесрочной, а может быть и в долгосрочной перспективе ХАМАС будет перекрыт кислород, а именно средства и каналы контрабанды вооружений, восстановления его военной инфраструктуры будут перекрыты и в этом смысле ХАМАС перестанет представлять угрозу для Израиля.


С другой стороны, нынешнее правительство не было заинтересовано в том, чтобы брать на себя контроль над ситуацией в секторе Газа, имея также в виду, что правительство Абу Мазена на западном берегу реки Иордан так же не имеет потенциала для того, чтобы восстановить контроль над ситуацией в секторе Газа. Иными словами, ХАМАС остается в качестве суверенной, или те, которые придут на смену ХАМАС. Надо полагать, что, несмотря на активную пропаганду, которую продолжают тиражировать различные средства массовой информации в мире, население сектора Газы, мягко говоря, весьма скептически оценивает результаты полуторагодичной криминально-террористической диктатуры ХАМАС на территории сектора. Так вот израильское правительство, ныне действующее, заинтересовано, с одной стороны, в том, чтобы вырвать у ХАМАС зубы, с другой стороны, готово отнестись к нему, как к некоему суверену на территории сектора Газа, формально не признавая его. Иными словами, доминирующая концепция в израильском руководстве - это все та же шароновская идея одностороннего размежевания (давайте не будем забывать, что эту идею в свое время выдвинул даже не Шарон, а ныне действующий министр обороны Эхуд Барак), так вот, с точки зрения концепции одностороннего размежевания, задачи этой операции выполнены полностью: ХАМАС разгромлен, его подвоенный потенциал подорван надолго, если не навсегда, и в то же время Израиль не разговаривает с ХАМАС, а разговаривает с внешними силами, с египтянами, с "ближневосточной четверкой", с США, с умеренными суннитскими режимами по поводу ХАМАС, по поводу того, как обустроить положение в секторе после того, как ситуация там будет окончательно урегулирована.


XS
SM
MD
LG