Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Безработица в России: «в 90-х было хуже, но психологически проще»


По данным экспертов, Россия вошла в кризис с безработицей в 6% при 5-процентной норме

По данным экспертов, Россия вошла в кризис с безработицей в 6% при 5-процентной норме

В понедельник в России проходит очередной этап акции за резкое сокращение числа трудовых мигрантов «Наши деньги — нашим людям», организованной движением «Молодая гвардия Единой России». Активисты встречают поезда из стран ближнего зарубежья плакатами «Работай легально», «Нелегал — вор» и тому подобными. На прошлой неделе российский министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова подтвердила прошлогодние прогнозы о росте безработицы в связи с кризисом. Она сообщила, что к 1,5 миллиона официально зарегистрированных безработных россиян в 2009 году добавится еще 700 тысяч.


Цифры, с одной стороны, внушительные, однако уровень безработицы в России все равно чрезвычайно низок, отмечает в интервью Радио Сводоба директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.


«Просто посчитайте: 75 миллионов [человек — РС] экономически активного населения, а мы говорим сейчас с вами о полутора-двух [миллионах]. Эти полтора-два миллиона безработных — только часть измеряемой безработицы, те, кто пришел в службы занятости и зарегистрировался там, — поясняет эксперт. — Более точно измеряет уровень безработицы исследование рынка труда, которое регулярно проводит Росстат. Это более четкий индикатор, и он накануне кризиса составлял всего лишь 6%».


Нормой считается 5% — какая-то часть населения всегда меняет работу вне зависимости от кризиса, продолжает Зубаревич, поэтому Россия с ее шестью процентами стартует с очень низкого уровня. В кризис 1998-1999 годов безработных было 12-13%, напоминает она, так что для простого возврата на позиции 10-летней давности число безработных должно как минимум удвоиться, «другое дело, что последние 10 лет был непрерывный рост, и непрерывно сокращалась безработица. Поэтому психологически слом, конечно, сильный. Если брать региональный аспект, то разница гигантская. В Москве безработицы нет в принципе! Во всяком случае, до кризиса не было. В то же время в Чечне у нас 50% процентов населения в возрасте экономической активности не работало. Дагестан — 20%, пожалуйста, там войны не было. В республиках Северного Кавказа даже в годы экономического роста уровень безработицы довольно долго держался выше 20%, потому что там идет большой прирост молодежи, а рабочих мест нет». В других регионах РФ проблема локализуется в «ржавых» моноиндустриальных городах, где кроме одного завода нет больше ничего, говорят в Независимом институте социальной политики, так что паниковать всей страной не стоит.


Выровнять ситуацию могла бы внутренняя трудовая миграция, однако Россия в целом мобильностью не отличается, говорит Наталья Зубаревич, к чему «есть и исторические причины, и совершенно жуткие институциональные условия для смены места жительства». Исключение составляют разве что нефтегазодобывающие территории и 500-километровый пояс вокруг Москвы, многие обитатели которого полувахтовым методом работают в столице.


Нынешний кризис и безработица не идут в сравнение с теми, что страна пережила в 90-е годы, согласен исполнительный директор Ассоциации консультантов по подбору персонала Валерий Оськин. Но он полагает, что нынешние проблемы рынка труда должны стать стимулом для поддержки российской кадровой индустрии, становление которой началось только после кризиса 1998-го. Открытый в январе интернет-сайт с федеральной базой вакансий — лишь первый шаг в направлении частно-государственного партнерства, о необходимости которого так много говорят, замечает консультант.


XS
SM
MD
LG