Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование убийства адвоката Станислава Маркелова


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Михаил Саленков: Сегодня в Москве у дома, где накануне был убит адвокат семьи Кунгаевых Станислав Маркелов, пройдет акция памяти. Нападение на Маркелова, напомню, было совершено накануне днем в центре Москвы, на улице Пречистенка. Журналистка Анастасия Бабурова, находившаяся рядом с Маркеловым в момент нападения и, как говорят очевидцы, пытавшаяся остановить убийцу, вечером скончалась в больнице от полученных ранений. Следствие сейчас изучает различные версии убийства, в том числе версию, связанную с профессиональной деятельностью адвоката. Маркелов был убит после пресс-конференции, которую проводил в независимом пресс-центре, эта пресс-конференция была посвящена уголовному делу против бывшего полковника Юрия Буданова. Представители семьи Кунгаевых сразу после убийства заявили, что в конце прошлой недели Маркелов говорил им о том, что ему угрожают физической расправой.


Сейчас на прямой связи с московской студией Свободы по телефону Лев Пономарев, лидер движения "За права человека". Лев Александрович один из организаторов сегодняшней акции, хорошо знал Станислава Маркелова.


Лев Александрович, здравствуйте.



Лев Пономарев: Здравствуйте.



Михаил Саленков: Скажите, пожалуйста, вам Станислав рассказывал о том, что ему угрожали?



Лев Пономарев: Да, он рассказывал. Причем я точно помню, что у меня было ощущение, что есть угроза его жизни. Я его спрашивал об этом, он мне говорил, да, мне звонили. Но как-то так на ходу это было, я не расспрашивал более подробно, и потом, это не первый раз ему угрожали. Известен ведь факт, когда его избили в метро и отобрали у него портфель, это было лет пять назад. То есть он уже подвергался нападению.


Надо сказать, что он был очень острый адвокат. Во-первых, он не только делом Буданова занимался, но и другими чеченскими делами, регулярно выезжал в Грозный и защищал людей, которые пострадали от чеченских войн. Кроме того, он защищал еще антифашистов. На сайтах русских нацистов висели угрозы его жизни тоже.



Михаил Саленков: Лев Александрович, сейчас выдвигают различные версии убийства Станислава Маркелова. Какие есть у вас? Все-таки, к какой вы больше склоняетесь? Убийство называют политическим. Что вы думаете?



Лев Пономарев: То, что это убийство политическое, для меня это очевидно. Фактически я до этого перечислил все направления, по которым, по-моему, должно идти следствие. Конечно, в первую очередь это чеченский след, я бы так сказал. Я бы, в общем, назвал это месть за Буданова. Это не значит, что Буданов конкретно отдавал какой-то приказ, но чеченский след, в общем, так сказать, виде. Но я должен сказать, что и нацистский след тоже не надо убирать. Анастасия Бабурова как раз корреспондент, которая занималась расследованиями, публикациями о русском фашизме, о нацистах.



Михаил Саленков: Лев Александрович, скажите, пожалуйста, будете ли вы проводить собственное расследование или максимально будете сотрудничать со следствием?



Лев Пономарев: Нет, мы будем стараться максимально сотрудничать, но у нас нет сил проводить собственное расследование. Ни профессиональных, никаких возможностей у нас нет, доступа нет, но мы будем, естественно, и не только наше движение, но и "Мемориал". Ведь Станислав сотрудничал со всеми правозащитными организациями - и с Московской Хельсинской группой, и с "Мемориалом". Мы все будем тщательно следить за ходом следствия, и требовать его тщательного проведения и, в конце концов, разоблачения заказчиков.



Михаил Саленков: Как вы считаете, процесс, если закончится расследование достаточно быстро, будет ли он открытым?



Лев Пономарев: Будем добиваться, чтобы он был максимально открытым, как раз это наша задача.



Михаил Саленков: На сегодняшней акции, которую вы организуете у дома номер один на Пречистенке, где был убит Станислав Маркелов, что сегодня будет?



Лев Пономарев: Возложение цветов. Там будут фотографии Станислава и Анастасии, мне обещали принести, цветы и, может быть, какие-то разговоры о том, как вместе следить за этим процессом, воспоминания какие-то. Но это не митинг. У нас нет звуковой установки, мы не заказывали ни митинг, ни пикет. Это просто акция памяти. Мы считали, что все, что мы можем сделать сразу, это прийти и почтить память. Сам приход, цветы - это значит, что мы помним и будем продолжать его дело.



Михаил Саленков: Реакция российских властей, прессы, общественная реакция на это убийство, что вы можете сказать об этом?



Лев Пономарев: Я могу сказать, что пресса довольно активно говорит об этом, правда, я не видел ни первый, ни второй канал телевидения, вряд ли там это было, но на РЕН ТВ это было. Я бы сказал, в той прессе, которую я смотрю и читаю, это отражено достаточно активно, другое я не смотрю просто, не знаю. У нас уже давно как бы есть две России, две прессы, в нашей прессе это отражается.



Михаил Саленков: Насколько я знаю, у Станислава Маркелова осталась семья. Будет ли какая-то помощь оказана?



Лев Пономарев: Да, мы уже стараемся. Я встречался вчера с женой, я думаю, что мы окажем материальную помощь семье.



Михаил Саленков: Лев Александрович, большое спасибо за участие в нашем эфире.


А сейчас репортаж нашего корреспондента Максима Ярошевского.



Максим Ярошевский: Последняя пресс-конференция Станислава Маркелова была полностью посвящена делу полковника Буданова. Напомним, суд Димитровграда 24 декабря удовлетворил ходатайство Юрия Буданова об условно-досрочном освобождении. Уже 15 января его отпустили на свободу, что, по мнению адвоката семьи Кунгаевых Станислава Маркелова, абсолютно противозаконно. В специально отведенные сроки он направил в суд кассационную жалобу на это решение, однако жалобу на минувшей неделе вернули, сославшись на то, что потерпевшие и их представители не могут оспаривать такие документы. Вот как на пресс-конференции расценил действия суда Маркелов.



Станислав Маркелов: Знаете, когда один человек по несколько раз на дню меняет свою точку зрения, то ставится вопрос о его невменяемости. В данном случае меняет свою точку зрения несколько раз на дню суд. Я не могу ставить вопрос о невменяемости ни в коем случае. Но ставится вопрос уже, а сам ли он принимает решения или он просто озвучивает эти решения. Тем более, как заявляют не только мне, но и журналистам, они сами не знали об исполнении собственного решения о том, что Буданов находится на свободе.



Максим Ярошевский: Говорит отец погибшей чеченки Эльзы Виса Кунгаев.



Виса Кунгаев: Я не знаю, как вам сказать. Это связано с делом Буданова. В четверг ночью мы говорили, он мне сказал: "Мне угрожают, Виса". Я сказал, Станислав, если тебе это опасно, давай прекратим. "Нет, Виса, я тебя девять лет знаю. Мне жалко тебя и твою фамилию". Он же девять лет ведет это дело.



Максим Ярошевский: Смерть коллеги комментирует адвокат Юрий Шмидт. Он ни секунды не сомневался, что убийство носит исключительно политический характер.



Юрий Шмидт: Я считаю, что это чисто политическое убийство. Раньше было, что убивали членов адвокатской корпорации, но во всех известных мне случаях это были либо люди, связанные с бизнесом, не с самым чистым бизнесом, либо просто с криминалом.


Что касается Станислава Маркелова, то это был настоящий адвокат, сильный, жесткий, он всегда действовал в рамках закона. Он был абсолютно мужественным человеком.



Максим Ярошевский: Адвокат Михаил Барщевский полагает, что расследование убийства Станислава Маркелова сопоставимо по резонансу с расследованием убийства журналистки Анны Политковской.



Михаил Барщевский: У нас в последние годы достаточно низко упал престиж адвокатуры. Тому есть много причин. Одна из причин, как мне кажется, недостаточное уважение к адвокатской профессии со стороны государства. Испокон веков адвокат был фигурой неприкасаемой, ровно так же, как врач, следователь и последние лет сто журналист, потому что эти люди просто выполняют свой профессиональный долг. Я считаю, что убийство адвоката Маркелова - это такая (понимаете это организаторы убийства или не понимали), очень серьезная антироссийская провокация в целом и по резонансности это дело будет созвучно делу Ани Политковской. При всем том, что совершенно разные фигуры, разные сферы деятельности, но, тем не менее, резонанс будет, мне кажется, сопоставимый.



Максим Ярошевский: Глава следственного управления следственного комитета при прокуратуре России по Москве Анатолий Багмет заявил, что следствие изучает различные версии убийства, в том числе – версию, связанную с профессиональной деятельностью Маркелова. Возбуждено уголовное дело по статье убийство.


XS
SM
MD
LG