Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инаугурация: финальный праздник демократии. Исторический репортаж Владимира Абаринова.





Александр Генис: Как многие знают, а другие догадываются, отдать власть намного труднее, чем ее добиться. Именно поэтому, сами отцы-основатели окончательно поверили в победу своей революции лишь тогда, когда произошла первая передача власти. Демократия ведь как бег с эстафетой – важно не только прибежать первым, но безошибочно передать палочку-эстафету. В этом - сокровенный смысл церемонии инаугурации как финального праздника демократии.

У микрофона – вашингтонский корреспондент «Американского часа» Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: 15 декабря прошлого года члены Коллегии выборщиков собрались в столицах своих штатов и проголосовали за президента и вице-президента страны. Именно эта процедура является официальными выборами главы государства и его возможного преемника. 8 января, на совместном заседании обеих палат Конгресса, председатель Сената, вице-президент США Дик Чейни вскрыл конверты с протоколами голосования выборщиков и огласил окончательный результат президентских выборов: 365 голосов - за Барака Обаму, 173 - за Джона Маккейна. После этого новоизбранным президенту и вице-президенту осталось лишь вступить в должность. Согласно Конституции, это произойдет ровно в полдень 20 января.



Диктор: Слово «инаугурация» – того же латинского корня, что и слово «авгур». Это посвящение в должность, и в этом торжественном акте есть религиозный оттенок. Ее ключевой элемент – приведение к присяге нового главы государства. Начало церемонии инаугурации, как и многим другим политическим традициям Америки, положил первый президент Джордж Вашингтон. В 1789 году еще не существовало нынешней столицы, Конгресс размещался в Нью-Йорке, а средства сообщения были таковы, что законодатели смогли собрать кворум для подсчета голосов лишь через месяц после даты, когда новое правительство должно было приступить к исполнению своих обязанностей. Еще несколько дней понадобилось для того, чтобы гонец с вестью об избрании достиг имения Вашингтона Маунт-Вернон. Генерал проделал часть пути в экипаже, часть - верхом и, в конце концов, прибыл в Нью-Йорк по воде. В итоге, вместо 4 марта церемония инаугурации состоялась лишь 30 апреля. Под колокольный звон и залпы артиллерийского салюта Джордж Вашингтон вошел в Федерал-холл, где собрались обе палаты Конгресса, положил правую руку на Библию и вслед за судьей Робертом Ливингстоном произнес текст, который с тех пор, будучи частью Конституции, не претерпел изменений ни в единой букве.


Владимир Абаринов: Слов «Да поможет мне Бог» в Конституции нет, ее Вашингтон добавил по собственному почину, но с тех пор эта фраза вошла в обязательный ритуал. В Конституции нет и упоминания о Библии, более того: Конституция допускает, что по религиозным соображениям избранный глава государства может вместо присяги дать торжественное обещание. Исключением воспользовался пока лишь один президент – Франклин Пирс в 1853 году. История не сохранила точных сведений о том, приносили ли присягу на Библии президенты, вступавшие в должность после Вашингтона. С тех пор, как в 1857 году был приведен к присяге Джеймс Бьюкенен, этот атрибут применялся на каждой инаугурации, кроме вступления в должность Тедди Рузвельта в 1901 году. Он на Библии не клялся. Зато его дальний родственник, Франклин Рузвельт, принес присягу на Библии, которая хранилась в его семье с XVII века.


Принято считать, что имеет значение и то, на какую страницу Библии возлагает руку президент. В 1969 году, в разгар вьетнамской войны, когда присягу приносил президент Ричард Никсон, Библия была раскрыта на словах пророка Исайи "...и перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы"(2:4). Именно Никсон положил конец Вьетнамской войне.


Третий президент - Томас Джефферсон - пришел на Капитолийский холм на свою инаугурацию пешком, и тем же манером удалился по завершении церемонии. Он впервые устроил после инаугурации день открытых дверей в Белом Доме, чтобы любой желающий мог лично поприветствовать нового президента. Эта часть программы так полюбилась публике, что седьмой президент Эндрю Джексон вынужден был ретироваться через окно от толпы, которая наводнила Белый Дом, круша на своем пути дорогую мебель и фарфор.


В 1809 году четвертый президент - Джеймс Мэдисон - распорядился устроить церемонию под открытым небом, дабы народ был свидетелем торжественного акта. Это новшество сыграло злую шутку с девятым президентом Уильямом Генри Гаррисоном. Его инаугурационная речь продолжалась почти два часа. Пока он произносил ее, началась метель. Новоизбранный президент стоически дочитал речь до конца, однако, простудился, слег и ровно через месяц после вступления в должность скончался. Спустя восемь лет произошел другой небывалый случай: избранный президент Закари Тэйлор отказался приносить присягу в воскресенье, и Конгресс был вынужден на одни сутки привести к присяге временного председателя Сената Дэвида Атчисона, который вошел в историю как "однодневный президент".


Для освещения инаугурации всегда применялись самые современные технологии. В 1809 году речь президента Джеймса Мэдисона была впервые опубликована в газетах. В 1845-м, когда присягу приносил 11-й президент Джеймс Полк, рядом с ним на специальной платформе сидел вместе со своим аппаратом Сэмюэл Морзе, выстукивая телеграфным ключом каждое слово. Четыре десятилетия спустя американцы любовались инаугурацией Уильяма Маккинли на киноэкране, а в 1923-м году услышали речь Калвина Кулиджа по радио. Эта запись сохранилась.



Калвин Кулидж: Мои соотечественники! Наша страна возглавляет усилия по коренной перестройке мира в соответствии с итогами великой войны. Тяжкое бремя этой работы ляжет на наши плечи на долгие годы, мы испытаем на себе косвенные последствия этих событий. Но мы начинаем все более ясно сознавать, каким курсом мы должны следовать, какие средства от недугов применять, какие действия предпринимать для нашего раскрепощения, и демонстрируем явную решимость сознательно и с верой в успех принять все эти спасительные меры. Наступает эра процветания, постепенно оно приходит во все уголки страны. Сознавая, что мы не можем жить только ради себя, мы вносим свой вклад в помощь страждущим и в разрешение конфликтов европейских стран. Своим существованием и своими действиями Америка вселяет мужество и надежду в сердца всего человечества.



Владимир Абаринов: Президент Гарри Трумэн стал первым, чья инаугурация транслировалась по телевидению. Наконец, в 1997 году вторую инаугурацию Билла Клинтона можно было наблюдать в режиме реального времени в Интернете.


Лучшие инаугурационные речи вошли в анналы ораторского искусства, а отдельные цитаты из них сделались крылатыми выражениями. Таков, например, афоризм Авраама Линкольна «Ни к кому со злобой - ко всем с милосердием» или фраза, которой завершается вот этот отрывок из инаугурационной речи Джона Кеннеди.



Джон Кеннеди: В долгой мировой истории лишь немногим поколениям в час вели­чайшей опасности была дарована роль защитников свободы. Я не укло­няюсь от такой ответственности - я ее приветствую. Я не верю, что кто-то из нас согласился бы поменяться местами с любым другим наро­дом, с любым другим поколением. Энергия, вера, преданность, с которы­ми мы беремся за эту попытку, озарят нашу страну, всех, кто служит ей; отблеск этого пламени поистине может озарить весь мир. Поэтому, мои дорогие американцы, не спрашивайте, что страна может сде­лать для вас, - спросите, что вы можете сделать для своей страны.




Владимир Абаринов: В предстоящей инаугурации Барака Обамы отклонений от ритуала не ожидается. Во всяком случае, клятва на Библии в нем будет, причем Библия эта будет той же самой, на которой приносил присягу 16-й президент США Авраам Линкольн.




Диктор: Эта книга в темно-красном бархатном переплете с золоченым обрезом хранится в Библиотеке Конгресса, кроме Линкольна никаким другим президентом не использовалась и будет предоставлена инаугурационному комитету на строго ограниченное время. Имя Линкольна, который добился запрета рабства на всей территории США, имеет особое символическое значение для первого президента-афроамериканца.




Владимир Абаринов: Вашингтон готовится к инаугурации со смешанным чувством гордости и тревоги. По некоторым оценкам, в город может приехать до пяти миллионов человек, желающих собственными глазами увидеть церемонию. Такого наплыва публики американская столица с населением 600 тысяч человек еще не видела. В день инаугурации в городе будут перекрыты важнейшие автомагистрали и мосты. Городской совет принял решение в период с 17 по 21 января разрешить барам и ресторанам работать круглосуточно, а алкоголь в них будут продавать до пяти часов утра. На всю эту несметную толпу в распоряжении городских властей имеется лишь пять тысяч портативных туалетов. Вдобавок день инаугурации будет очень холодным и ветреным. Для обеспечения безопасности принимаются все мыслимые меры. Известно, в частности, что Барак и Мишель Обамы прибудут на Капитолийский холм и уедут с него в новом бронированном лимузине «кадиллак» с герметически закрывающимся салоном, способным выдержать химическую атаку.



XS
SM
MD
LG