Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последствия газового конфликта и перспективы отношений между Россией и Украины в сфере энергетики


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Александр Гостев : Россия возобновила поставки газа через Украину в страны Европы. Это стало возможным после заключения в понедельник между "Газпромом" и "Нафтогазом" долгосрочных соглашений о транзите и поставках газа на Украину, одобренных накануне главами правительств двух стран. Украинская оппозиция уже подвергла эти договоренности резкой критике. Оценить последствия газового конфликта и перспективы отношений между Россией и Украины в сфере энергетики мой коллега Андрей Шарый попросил известного киевского эксперта, Президента Международного энергетического клуба Александра Тодийчука.



Александр Тодийчук: Я удовлетворен тем, что, в конце концов, этот кризис газовый преодолен и стороны заняли конструктивную позицию. Потому что выигравших в этой ситуации нет. И то, что сели за стол переговоров, отбросили разные амбиции, в том числе и политические, и начали искать выход, это уже хорошо. Дать оценку, кто получил больше экономических каких-то выгод от этого еще трудно, потому что эти общие заявления, которые сделали политики в Москве, пока еще не просчитаны, пока еще не подсчитана экономика первого квартала, года в целом. Надо еще посмотреть, какие тенденции будут по стоимости, какая стоимость нефти прогнозируется на будущее. Потому что у нас, например, сегодня в Киеве принято говорить, что тенденции дальнейшие снижения цены на нефть. Я пока не вижу, что будет именно так. Я вижу постепенное увеличение цены на нефть, невзирая на то, что экономический кризис еще продолжается. Но настроение среди экспертов и среди населения в Украине более оптимистичное, потому что сохранили возможность на перспективу транспортировать большие объемы газа из России в европейские страны. То, что контракт подписан на 10 лет, вот эта перспектива более-менее прогнозируемая, она как бы успокоит авторов альтернативных разного рода проектов, которые могли бы в перспективе значительно уменьшить объемы потребления газа, в том числе и по украинским маршрутам.



Андрей Шарый: А вам понятно, собственно, что произошло? Почему такой же договор нельзя было подписать три недели назад?



Александр Тодийчук: Во-первых, плохо то, что вообще такие разговоры происходят в декабре. Я не говорю уже о январе. Согласно межправительственных соглашений, у нас все договоренности по объемам прокачки в Украину, через Украину, стоимость транзита, себестоимость энергоносителей должны быть согласованы и подписаны до 1 июля! Так было 5-7 лет назад. В последние годы, я считаю, искусственно начали затягивать до Нового года. Я думаю, что здесь более выгодной была позиция России. Потому что когда низкие температуры, когда надо решать любой ценой этот вопрос, можно было диктовать какие-то условия. В данной ситуации, мне кажется, что и в России поняли, что они проиграли, может быть, больше всех. Я не хочу здесь сравнивать. Проиграли, потеряны какие-то деньги и сегодня, скажем условно, или в январе, но еще больше деньги потеряны на перспективу. Потому что вы видели, какая была реакция Европейского Союза, да и в Украине? Все начали обращаться к альтернативным источникам энергии, которые заменят газовую составляющую. Второе дыхание получил проект "Набукко", другие проекты. Поэтому, я считаю, что, может быть, вот этот кризис был обусловлен какими-то эмоциональными настроениями. Есть здесь, конечно, и политическая составляющая. Нельзя сбрасывать со счетов и предстоящие через год выборы в Украине. Здесь и рост на электроэнергию сыграл свою неконструктивную роль в этой ситуации, желая остаться на рынке Украины. Много есть составляющих, но всем им будет дана оценка, я думаю, в спокойной такой обстановке в течение ближайших нескольких недель.



Андрей Шарый: Несколько лет после предыдущего конфликта России и Украины по поводу газа общественность убеждали в том. что обязательно нужен посредник - "РосУкрЭнерго". Теперь, кажется, без него обошлись. Получается, эти люди просто сидели и пилили деньги в "РосУкрЭнерго"?



Александр Тодийчук: Посредник, действительно, всегда был для того, чтобы решать какие-то теневые, непрозрачные вопросы. Как правило, в этом были заинтересованы обе стороны, иначе этот посредник не мог родиться и не мог работать. В данной ситуации видно, что произошли изменения. Я думаю, что здесь требования Европейского Союза, как основного рынка реализации газа со стороны России, и жизнь немножко становится другой. Мне кажется, что те старые схемы, которые работали сразу после развала Советского Союза, они себя изжили. Есть другие дивиденды. Если это не денежные потоки, есть какие-то политические дивиденды, есть какие-то другие возможности. Но я не слышал мнения экспертов, которые бы сказали, что переход на прямые отношения негативен для России либо для Украины. Большей частью, может быть, кроме группы тех людей, которые были связаны с этими посредниками, такое решение в Москве было одобрено.



Андрей Шарый: Но дело в том, что три года назад создание "РосУкрЭнерго" как раз и было благословлено в Москве. Говорили в журналистских кругах об этом открыто в Москве, думаю, что и в Киеве тоже, о том, что группа, близкая к руководству России и к руководству Украины, получали дивиденды с "РосУкрЭнерго". Нельзя ли исключать, что сегодня просто произошло изменение конфигурации власти на Украине и в России? Просто новые элиты подписали другой договор, другую схему разработали, которые выгодны, в первую очередь, им лично?



Александр Тодийчук: Кроме каких-то финансовых дивидендов, каких-то материальных выгод участников таких подписаний, существует и политический дивиденд. По всей вероятности, и в Москве, и в Киеве нужны какие-то прогнозируемые в перспективе действия элит соседних стран. Какие-то условия этих контрактов могут создавать такие условия или создавать такие перспективы.



Андрей Шарый: Торговля газом высоко коррумпированная область экономки, как вы считаете?



Александр Тодийчук: Я думаю, что - да. Я проработал в этой отрасли с 1978 года. Это еще в советское время было так. Просто были разные размеры. Есть теневые схемы во всем мире. Просто в одних странах они имеют более крупные масштабы, в других - менее крупные. Но там, где большие финансовые потоки, всегда появляется соблазн и механизмы реализации каких-то корыстных целей.



Андрей Шарый: Вот этот договор, как вы считаете, учитывает эти теневые схемы или это прозрачная сделка?



Александр Тодийчук: Он более прозрачен, чем предыдущие. Но с позиции сегодняшней стороны, не зная каких-то других условий, которые могли быть оговорены, мне кажется, что здесь меньше возможностей для такой откровенной коррупции.



XS
SM
MD
LG