Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Калашникова: "С точки зрения формальной человеческой логики Светлана Бахмина уже давно должна быть дома"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Евгения Назарец: Сегодня Верховный суд республики Мордовия рассмотрит жалобу бывшей сотрудницы ЮКОСа Светланы Бахминой на отказ в условно-досрочном освобождении. Бахмина, отбывающая наказание за экономические преступления, формально получила право на освобождение досрочно еще в мае прошлого года, однако суды отказывали ей в этом прошении.



Марьяна Торочешникова: Вообще-то, кассационную жалобу Светланы Бахминой на отказ в условно-досрочном освобождении должны были рассмотреть еще 24 декабря прошлого года, но тогда прокуратура ходатайствовала о переносе слушаний. Основным мотивом для этой просьба стала необходимость детально изучить личное дело Светланы Бахминой, чтобы прокуратуре было легче мотивировать собственную позицию. Говорит адвокат Бахминой Роман Головкин.



Роман Головкин: Я очень сомневаюсь, что из личного дела мы узнаем что-то новое, потому что, в принципе, все характеризующие материалы, которые касаются Светланы Бахминой, которые были в личном деле, копии их уже имеются в судебном деле. То есть я не думаю, что там что-то новое можно найти. Мы об этом говорили, но судья, прокуратура с нами не согласились.



Марьяна Торочешникова: Бывшего юриста ЮКОСа Светлану Бахмину в 2006 году суд приговорил к 6,5 годам лишения свободы за хищение имущества "Томскнефти" и неуплату налогов. В мае 2008 года у нее появилось право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении. Но на протяжении полугода прокуратура выступала против досрочного освобождения Светланы Бахминой, несмотря на ходатайства и положительные характеристики администрации колонии. И судьи предпочитали прислушиваться к мнению прокуратуры. В условно-досрочном освобождении суд отказал и тогда, когда стало известно о беременности Светланы Бахминой. За примерное поведение руководство колонии в мае прошлого года предоставило ей возможность съездить домой. 28 ноября 2008 года Светлана Бахмина, у которой уже есть двое сыновей, родила девочку в одной из московских больниц. Сюда ее спешно и под большим секретом перевели из мордовской колонии накануне родов. Номер больницы не называется.


На прошлой неделе на пресс-конференции в центральном офисе "Интерфакса" заместитель начальника медицинского управления Федеральной службы исполнения наказаний России Алла Кузнецова сообщила журналистам, что состояние бывшего юриста ЮКОСа и ее новорожденного ребенка хорошее, но не ответила на вопрос, где в настоящее время находится Светлана Бахмина и ее дочь. В октябре в интернете начался сбор подписей под обращением к президенту Медведеву с просьбой о помиловании Светланы Бахминой, на сегодняшний день собрано более 92 тысяч подписей. Однако реакция Кремля на это обращение до сих пор неизвестна.



Евгения Назарец: История с условно-досрочным освобождением бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой получила общественную огласку не в последнюю очередь благодаря стараниям ее друзей. Сайт "Бахмина.ру", где продолжается сбор подписей под обращением к президенту с просьбой освободить мать троих детей, появился после того, как свое письмо президенту отправила одноклассница Светланы Бахминой Ольга Калашникова. Мы связались с ней перед очередным судебным заседанием.



Ольга Калашникова: Разговаривала я со Светкой последний раз в тот момент, когда она была в отпуске дома, то есть весной прошлого года. Все остальное время мы с ней вели переписку ровно до того момента, как ее вот перевели рожать в Подмосковье. Тем не менее, перед Новым годом я виделась с ее мужем, передала подарки Свете и девочке, и могу сказать, что обе они вполне здоровы, слава богу. Это единственное, что сейчас важно. Ребеночек совсем маленький. И все-таки мы все, и Света тоже, очень надеемся, что завтра наконец-то эта история закончится благополучно для нее.



Евгения Назарец: Эта надежда только лишь надежда или она подкрепляется чем-то?



Ольга Калашникова: Вы знаете, мне вообще на эту тему очень сложно разговаривать, потому что все четыре с лишним года, что эта история продолжается, мы все время надеемся. Потому что с точки зрения формальной человеческой логики, в общем, Светлана уже давно должна быть дома. Но, тем не менее, приговор был такой, что нельзя было ни взять отсрочку, ни пойти домой по амнистии, она поехала в колонию. И хотя есть все основания для условно-досрочного освобождения формально, юридически, ничего этого до сих пор не произошло. Вот перед новым годом, 24 декабря, когда рассматривалось дело, последний раз оно было отложено, но все уже были в полной уверенности, что это будет день окончания всей этой кошмарной истории, однако же этого не случилось. Поэтому единственное, что мы можем, это надеяться, больше ничего.



Евгения Назарец: Кампания в поддержку условно-досрочного освобождения Светланы, как вы полагаете, принесла результаты? И если да, то больше положительные или сомнительные, с вашей точки зрения?



Ольга Калашникова: Я скажу так. Мне кажется, если бы не было всей этой кампании, не знаю, с чего она началась, с моего обращения или с сайта, который сделал Сергей Золотухин, на котором на сегодняшний день почти 93 тысячи людей подписались, но мне кажется, что если бы всего этого не произошло, если бы Света сидела, как сидят тысячи других женщин, никому не известных, и на нее не было обращено такое общественное внимание, скорее всего, рожать ей пришлось бы там, в колонии, и это было бы, конечно, гораздо хуже. Мне все-таки кажется, что польза была, и будем надеяться, что будет, от того, что Свету не забывают.


XS
SM
MD
LG