Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему столь похожи беспорядки и акции протеста в Вильнюсе и в Риге


Ирина Лагунина: 16 января, ровно через три дня после того, как в столице Латвии Риге состоялись демонстрации протеста, переросшие в уличные беспорядки, подобные события повторились и в столице Литвы Вильнюсе. Формально митинги были заявлены профсоюзами и оппозицией как протест против экономической политики властей – в частности, против программы правительства по борьбе с кризисом. Что стоит за подозрительным сходством событий в соседних балтийских государствах? Выяснить это взялся мой редакционный коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Ситуация в Вильнюсе в минувшую пятницу повторила рижские события трехдневной давности практически один к одному. В обоих случаях погромщики действовали по схожему сценарию: относительно мирный митинг профсоюзов и оппозиционных партий был использован в качестве прикрытия для нападения на правительственные здания и парламент. И в обоих случаях силы безопасности оказались к такой схеме не готовы: прежде чем участники беспорядков были рассеяны, они успели нанести существенный ущерб и попасть в заголовки новостей, что скорее всего и было одной из целей организаторов беспорядков.


Латвия была первой, поэтому логично задать первый вопрос социологу из Рижского Университета Юрису Пайдерсу: что явилось причиной массового недовольства жителей Риги?



Юрис Пайдерс: Основная причина – это ухудшение экономической ситуации и то, что в Латвии с конца прошлого года очень серьезный кризис. Если в третьем квартале сокращение ВВП порядка 5%, то в декабре сокращение доходов, что в принципе сопоставимо с объем продаж минус 40% по сравнению с прошлым годом. То есть кризис очень серьезный, очень многие бизнесы закрываются, многие остаются без работы. Причем очень огромное недовольство не только у рабочих, служащих, а также у бизнеса, так как в связи с некоторыми банковскими событиями, банки просто прекращают кредитование и от этих предприятий конкретно требуют возврата половины кредита в момент. И есть огромное недовольство среди не только наемной части рабочей силы, но и среди бизнеса. И, между прочим, пострадавшие, участвующие в этих беспорядках были также представители бизнеса. Но главная причина, на мой взгляд, заключается в том, что заключая договор с валютным фондом, а также разъясняя программу на правительстве, практически говорят, что правительство выключило свет в конце туннеля, то есть всему населению объявлено: в этот год будет сокращение зарплаты на 15%, следующий год еще на пять, потом еще на три. То есть любые действия, активность людей означает, что жить будет с каждым годом все хуже и хуже. И в принципе эта безысходность, я думаю, была основная первопричина того, что вылилось 13 января.



Ефим Фиштейн: Кто реально вышел на демонстрацию? Может быть, нам что-то подскажет состав участников беспорядков?



Юрис Пайдерс: Вы знаете, если смотреть кадры, которые там засняты, национальный состав тех, кто арестован, то соотношение половина на половину. То есть вот это недовольство, кризисная ситуация объединила две общины и в беспорядках участвовали как русские, так и латыши.


Ефим Фиштейн: Считается доказанным, что среди участников было немало провокаторов. Кто же мог быть заинтересован в подобных провокациях?



Юрис Пайдерс: Сейчас очень много домыслов и вопросов как раз именно из-за действий властей. Судя по сообщениям, которые давались из министерства внутренних дел, то в толпе примерно около тысячи человек занимались дебошем. В этой толпе были переодетых двести полицейских в штатском, то есть каждый пятый был полицейским в штатском. Поэтому чем они там занимались, сейчас никто толком понять не может. И судя по высказываниям очевидцев, эти полицейские тоже принимали определенное участие и провоцировали людей на беспорядки.



Ефим Фиштейн: Как восприняла латвийская общественность тот факт, что уже через три дня аналогичные беспорядки потрясли столицу соседней Литвы?



Юрис Пайдерс: Еще схоже то, что в Риге не было выставлено полицейской охраны для парламента, было только 8 человек, разрешали толпе начинать бить окна и так далее. И в Литве тоже самое. То есть даже после рижских событий литовские власти не приняли никаких превентивных мер, а тоже восемь человек были поставлены на охрану литовского парламента, создавая в принципе такую же провокационную ситуацию, как и в Риге. Так что если что-то происходило или нет, то вопросы надо задавать не только организаторам беспорядков, но и о той форме, в какой были не защищены оба парламента. Там много схожего, единый сценарий.



Ефим Фиштейн: Можно ли в ближайшем будущем ожидать повторения подобных событий? Как видит Юрис Пайдерс перспективы развития социальной ситуации в Латвии?



Юрис Пайдерс: Шаги, которые сейчас предпринимает президент, а также может быть некоторые более ответственные партии, направить недовольство граждан, эту негативную энергию, которая выплеснулась 13, на демократическое русло. В Латвии полным ходом идет обсуждение возможности проведения досрочных выборов или референдума о роспуске парламента. И если, скажем, это будет удачно, то эту энергию направляя на демократические перемены, возможно удастся избежать повторения этих событий.



Ефим Фиштейн: Ставят ли эти события под вопрос ориентацию страны на Европейский Союз, членом которого она является, или их можно считать несущественной рябью на поверхности?



Юрис Пайдерс: Это очень серьезный вопрос. И надо сказать, что основной катализатор недовольства политикой Евросоюза – это сельское хозяйство, так как Латвия страна, которая получает наименьшую поддержку сельского хозяйства. Мы страна северная, но финансовая поддержка из членов Евросоюза самая низкая в Латвии. Сейчас это вызывает волну банкротств. И вопрос, если, скажем, участники Евросоюза, мы исправно платим налоги Евросоюзу, получаем наименьшую поддержку, хотя мы одна из наиболее бедных стран, нужна ли такая поддержка. Это очень серьезный вопрос. И кстати, из организаторов митинга, мирного митинга 13 были как раз представители крестьянства, где недовольство сейчас наиболее остро.



Ефим Фиштейн: Совершенно иначе видит причины недовольства части населения Литвы вильнюсский журналист, политический обозреватель журнала Вяйдас Андрюс Бачулис. Вот его оценка:



Андрюс Бачулис: Надо, конечно, сказать, что на фоне экономического кризиса и ожидаемого экономического спада довольно резкого, счастливых людей в Литве стало маловато. Но ни в коем случае нельзя говорить, что в прошлую пятницу произошедшие беспорядки у здания парламента являются всеобщим выражением недовольства избирателей. Надо очень ясно осознать, что после тех налоговых реформ, которые были проведены во второй половине декабря прошлого года в новой правящей коалиции, некоторые вполне определенные группы интересов лишились налоговых льгот. В первую очередь это крупные издательские концерны, владеющие многими центральными и региональными газетами. Также люди так называемых свободных профессий, включая журналистов, например, мне налог повысился почти в два раза. Также эстрадные артисты, художники – это еще более-менее нормальная группа населения. Главное, что правительство объявило, что будут введены кассовые аппараты для рыночных торговцев, а также все торговцы покупают себе право на занятие определенным родом работы, допустим, ремонтом квартир, строительство и тому подобное. Таких людей было свыше ста тысяч, которые получали весьма большие деньги, как показывал аудит, проведенный налоговой системой, и которые платили просто смешные налоги. Грубо говоря, почти 16% работающего населения платило всего-навсего 8% налогов от всех налогов, которые платились работающими людьми. И вот новое правительство эти все налоговые льготы и налоговые прибежища просто упразднило. Естественно, это вызвало определенную злость у людей. Ну кому нравится, когда в ожидании финансового кризиса тебя еще заставляют платить новый налог. С другой стороны, для всех остальных трудящихся налог был уменьшен, то есть общий подоходный налог уменьшился. Кстати, самое странное, что когда профсоюзы, потому что митинг у парламента в пятницу организовали профсоюзы, которые, правда, находятся под влиянием проигравшей выборы партии, они почему-то выдвинули лозунги такие: давайте не будем уменьшать зарплату государственным чиновникам. Потому что это тоже в программе правительства. Сохранить прежнюю зарплату тем, кого они содержат на свои налоги, это звучит смешно и дико. И надо объективно сказать, что несколько крупнейших газет, особенно одна, связанная с финансовой группой, в течение января буквально истерически натравливали людей на правительство и парламент. Произошли беспорядки в Риге, надо просто было видеть их лица, что вот наконец и по нашим врежут. А вот когда придут с поклонам к нам, мы опять им скажем: ребятки, верните нам наши налоговые льготы, тогда будем расписывать, какое хорошее, доброе наше правительство.



Ефим Фиштейн: А как из Вильнюса видится связь между рижскими событиями и пятничными выступления недовольных литовцев?



Андрюс Бачулис: Что касается координации между рижскими событиями и литовскими – это очевидно. Потому что в день беспорядков в Вильнюсе также в Риге были устроены пикеты у здания литовской амбасады. Другое дело, собирались ли организаторы выступлений действительно делать беспорядки. Пришло сначала большое количество людей, в нашем случае с профсоюзниками, с плакатами, с пикетами, со своими требованиями, но это были мирные манифестации. Хорошо откормленные, коротко стриженные, 30-35-летние мужики в черных кожаных куртках, которые начали забрасывать сначала снежками, потом яйцами и камнями как полицию, так и здание парламента. Выяснилось, что не только камнями забрасывали, применялся газ «Черемуха», у некоторых «коктейль Молотова» нашли. То есть небольшая часть людей, которые были заранее приготовлены на устройство беспорядков. Наряду с профсоюзами на площадь перед парламентом пришли от неокоммунистов до неофашистов. И это тоже сыграло определенную роль. То есть прикрываясь профсоюзами, которые, скажем, выдвигали, с моей точки зрения, неуместные требования, но тем не менее, вполне законные и вполне порядочным образом это производилось. Кстати, диалог с ними будут проводить и дальше. Прикрываясь этой профсоюзной манифестацией, вылезли заранее приготовленные к беспорядкам радикалы.



Ефим Фиштейн: Как литовская общественность оценивает действия сил безопасности? Чего ожидает от ближайшего будущего литовский журналист Андрюс Бачюлис?



Андрюс Бачулис: Последнее было в воскресенье в Клайпеде, тоже было много людей, но абсолютно спокойно, потому что там полиция всех радикально настроенных еще до начала выловила, а сами профсоюзы устраивают нормальные манифестации, как во всем цивилизованном мире. Если они будут дальше продолжаться, то вряд ли какие-нибудь беспорядки будут происходить. Те газеты, которые поддерживали свержение правительства, конечно, говорят: господи, боже мой, где это видано забрасывать слезоточивым газом и расстреливать резиновыми пулями по ногам людей. А все остальные смотрят на это нормально, потому что было видно, что пришла группа, довольно небольшая группа вандалов. Что, кстати, всех приятно удивило: вместо того, чтобы грабить магазины и взятыми оттуда яйцами или кокосовыми орехами забрасывать парламент, они их покупали. Это такой интересный штрих, что даже бунтовщики в Литве оружие возмущения покупают в магазинах, а не грабят походя.



Ефим Фиштейн: В условиях надвигающегося кризиса подобные выступления могут дорого обойтись балтийским странам. Платить за нанесенный ущерб придется в конечном счете налогоплательщикам. В текущем году кстати прогноз экономического развития Латвии самый отрицательный по всему Европейскому Союзу – минус 6 с половиной процента. Но тех, кто беспорядки организовал, это, наверное, волнует меньше всего.


XS
SM
MD
LG