Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование убийства адвоката Станислава Маркелова передано в Главное следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Расследование убийства адвоката Станислава Маркелова сегодня передано в Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре России. Депутаты Государственной Думы намерены внести думским Комитетом по безопасности протокольного поручения в Совет Безопасности России и правоохранительные органы с запросом о ходе расследования убийства адвоката и журналистки Анастасии Бабуровой. Семью Кунгаевых, интересы которых защищал адвокат, взяли под охрану норвежские полицейские. Вчера в центре Москвы также прошла акция анархистов и антифашистов в поддержку расстрелянных на Пречистенке.



Максим Ярошевский: Четыре депутата Государственной Думы России - от КПРФ Олег Смолин и Виктор Илюхин, единоросс Сергей Марков и представитель «Справедливой России» Олег Шеин - сегодня выступили с предложением к Комитету по безопасности о внесении протокольного поручения в Совет безопасности и правоохранительные органы. Из Государственной Думы передает Карэн Агамиров.



Карэн Агамиров: Олег Смолин обратился...



Олег Смолин: Мы точно знаем, что Станислав Маркелов занимался политическими процессами, и это убийство есть факт политического террора. Ни в одной стране парламент против такого факта пройти не может. Прошу поддержать протокольное поручение.



Карэн Агамиров: Виктор Илюхин проиллюстрировал...



Виктор Илюхин: Убийство адвоката Маркелова, чуть раньше убийство прокурора Саратовской области, затем, покушение на убийство председателя Самарского областного суда свидетельствуют о том, что у нас работники правоохранительной системы абсолютно не защищены. Действительно, Комитет по безопасности должен запросить информацию сегодня, что делается конкретно для раскрытия этого преступления и что делается конкретно для обеспечения безопасности работников судебной системы и правоохранительных органов.



Карэн Агамиров: Олег Шеин отметил.



Олег Шеин: Станислав Маркелов в сентябре прошлого года помогал российской делегации на Европейском социальном форуме во время известного осетинского кризиса. Этого человека сегодня с нами нет. Поэтому есть предложение принять протокольное поручение Комитету по безопасности запросить Следственный комитет, не вторгаясь в оперативную работу, о предпринимаемых мерах.



Карэн Агамиров: Председатель Государственной Думы Борис Грызлов отреагировал так.



Борис Грызлов: Если есть необходимость, может быть, это протокольное поручение уточнить, сделать совместное? Безусловно, его надо будет поддерживать.



Карэн Агамиров: Протокольное поручение будет принято, а дальше, как обычно, - ожидание позитивных перемен.



Максим Ярошевский: В Следственном комитете при прокуратуре еще вчера намекали, что отвечать на многочисленные вопросы журналистов вскоре перестанут. Сегодня лишь появилась информация, что расследование будет вестись круглосуточно. Говорит представитель следственного управления при прокуратуре России по Москве Виктория Ципленкова.



Виктория Ципленкова: В интересах следствия мы больше комментариев не даем. Все, что можно было опубликовать, мы уже давали в наших официальных заявлениях, как Следственный комитет, так и Следственное управление по городу Москве.



Максим Ярошевский: В Осло, где сегодня проживает семья Кунгаевых, интересы которых в России представлял Станислав Маркелов, норвежские полицейские взяли под постоянную охрану всю семью чеченцев. Об этом рассказал отец погибшей Эльзы Виса Кунгаев.



Виса Кунгаев: Вчера я был в полиции норвежской, два часа мы беседовали. Сегодня нас взяли под охрану. Тут не как у нас, у них все четко обозначено. Они делают все, и днем и ночью передвижения мои, моей семьи - все они под охрану взяли. Они в гражданке, они на полицейской машине только на работу ездят.



Максим Ярошевский: В Москве вчера прошла акция памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Ее организовали московские антифашисты и анархисты. Изначально планировалось провести это несанкционированное мероприятие неподалеку от Государственной Думы, на Театральной площади. Однако сразу же о себе напомнили сотрудники ОМОНа. У входа в метро "Площадь Революции" и на станции "Охотный ряд" было задержано несколько десятков молодых людей. В отделение милиции попал корреспондент телекомпании РЕН ТВ Федор Пономарев.



Федор Пономарев: Я приехал на станцию метро "Охотный ряд". Вдруг неожиданно по платформе пронесся какой-то парень, за ним гнался сотрудник ОМОНа. Сотрудники, понабежавшие следом, ОМОНа начали задерживать, насколько я понял, просто по внешнему виду молодых людей примерно от 18 до 25 лет. Хотя в результате задержаны оказались и несовершеннолетние тоже. Я сначала совершенно в это не вмешивался, но тут увидел, как мимо меня омоновец буквально волочет девушку, захватив ее удушающим приемом руки. Я подбежал, потребовал прекратить избивать девушку, вернее, не потребовал даже, попросил. Сотрудники ОМОНа меня повали на пол, свалили в общую кучу, где уже лежало человек 6 или 7 молодых людей, которых они, видимо, как-то по одним им известным принципам вылавливали из толпы. В результате нас подняли и потребовали, чтобы мы, глядя друг другу в затылок, держа ближайшего за плечи, таким образом вышли под их конвоем с платформы, поднялись в комнату милиции. Нас заставили сесть на корточки, грубо обращались. Сотрудник ОМОНа объявил буквально следующее: "Все, кто из вас учится, будут отчислены из институтов, всем остальным тоже грозят серьезные проблемы. Тем, у кого что-то не в порядке с армией, сейчас же отправят служить". Парня молодого рядом со мной очень сильно ударили то ли в живот, то ли в солнечное сплетение просто за то, что он стоял. Вот местные сотрудники милиции были настроены, видимо, законно действовать, и поскольку они совершенно не понимали причину нашего задержания, они делали нам знаки, что "сейчас уедет ОМОН - и мы вас отпустим", поскольку причин задержания они не видели. Около ОВД "Тверское" у одного и милиционеров я услышал, как ему по рации приходит сигнал, что толпа в составе 160 человек движется по Ордынке. Мы поняли, что в этот момент, видимо, проходит акция в другом месте.



Максим Ярошевский: Анархисты и антифашисты все же свое шествие провели. Около 200 человек прошли по центру города, выкрикивая антифашистские лозунги. Рассказывает участник акции Ольга.



Ольга: Вчера мы собрались в центре города, чтобы провести акцию протеста памяти Стаса Маркелова и Насти Бабуровой. Мы собрались сначала в сквере около Большого театра. Мы считаем, что российские власти ответственны за то, что такие убийства возможны в центре Москвы. Очень многие убийства политические, которые происходили последнее время, находили, возможно, убийц, но никогда не находили заказчиков. Поэтому те, кто заказывает такие преступления, они чувствуют себя безнаказанными. В сквере около Большого театра мы очень быстро встретили сотрудников ОМОНа, около 10-15 человек были задержаны на месте. Мы тогда решили, что мы будем проводить шествие в другом месте, мы поехали на метро "Новокузнецкая" и прошли там примерно 20-минутным маршем сначала по Пятницкой, потом по Ордынке и вернулись к метро "Третьяковская". Мы шли под лозунгами "Фашисты убивают - власти покрывают", скандировали: "Фашизм не пройдет! Не забудем, не простим!" Действительно, было разбито несколько витрин, но просто некоторые люди... я считаю, их просто переполняют эмоции сейчас, потому что у нас есть ощущение, что мы можем сделать очень мало.



Максим Ярошевский: Мнения среди антифашистов и анархистов относительно убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, это действительно действия каких-то фашистов или какая-то другая причина?



Ольга: Мы считаем, что это так или иначе связано с националистическим движением в России. Если даже это дело Буданова, его сторонники - это тоже националисты. Стас и Настя - они были участниками нашего движения, антифашистского, поэтому мы их воспринимаем как своих товарищей. Мы и дальше собираемся проводить акции.



Максим Ярошевский: Комитет защиты журналистов, расположенный в Нью-Йорке, сегодня заявил, что Россия занимает третье место в списке наиболее опасных для журналистов стран. С 2000 года в связи с профессиональной деятельностью в России убили 16 журналистов, а осудили за преступление всего одного человека.


XS
SM
MD
LG