Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Гарин: "Американское общество празднует единство вокруг надежды"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие политолог Александр Гарин.



Кирилл Кобрин: Многие эксперты считают, что вступление в должность президента США Барака Обамы может означать начало новой политической эпохи не только для США, но и для главных естественных партнеров Америки, в том числе и европейских стран и России. Об этом в рубрике "Мировая политика" мы беседуем с известным политологом из Центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла в Германии Александром Гариным. Почему вокруг процедуры смены администрации США, важного, но все-таки не самого чрезвычайного события в мировой политике, так много символики?



Александр Гарин: Это начало, так сказать, полно символами доброй воли. И общество американское прежде всего, конечно, празднует единство вокруг именно надежды. Это пьеса под названием "Великая надежда". Символ на символе и символом погоняет. Мы видим некоторый моральный взлет, кредит доверия общества самому себе, не против кого-нибудь, не против врага, так сказать, а за моральное возрождение, моральное и экономическое возрождение. Перед Обамой, конечно, стоят все проблемы, которые только могут быть. Что из этого будет и что можно ожидать - трудно сказать. Единственное, на что можно надеяться, - на хорошую совместную работу. То есть со стороны Европы уже было достаточно много голосов, которые именно выражали эту надежду. Скажем, Баррозу громкими словами провозгласил "новое дело", так сказать, рузвельтовскую новую программу для мира, то есть не только для Европы, не только для Америки, но вообще для мира. Причем добавил, что "да, действительно, мы можем это сделать, и вы, Америка, тоже можете в этом участвовать".



Кирилл Кобрин: Александр Гарин считает, что Барак Обама в ближайшее время столкнется с тремя связанными глобальными проблемами. И во многом успех ожидаемых от Обамы реформ зависит от механизма взаимодействия США с ближайшими европейскими союзниками Вашингтона.



Александр Гарин: Когда говорят об общем кризисе, то он как-то сортируется естественным образом в три громадных направления. Первое направление - это вокруг энергетического вопроса, связанного одновременно с климатическими изменениями. Что здесь делать? Создать технологию вокруг обновляемой энергии, новые автомобили, энергетическая независимость от нефти, насколько это возможно. Вот это направление, которое объединяет и Европу, и Америку.


Второе направление - это, конечно, экономическое, то есть переопределить капитализм, каковы те рамки, в которых он может функционировать. Учитывая то, что нет идеологических выходов из этой проблемы, то есть мы не можем отказаться от частной собственности и вернуться в какое-нибудь государственное планирование, с одной стороны, и не можем превратить в казино мировой рынок, каковы должны быть правила, насколько можно подморозить возможности риска и, таким образом, сделать капитализм и рынок более надежным, чтобы нормальные люди могли планировать свою жизнь, покупать дома и так далее, то есть привести к такому хорошему кругу, когда одни планируют, другие производят, и один поддерживает другого. Вот это второй момент.



Кирилл Кобрин: И, наконец, третий вопрос связан с отношением к России. Какая будет политика у Барака Обамы?



Александр Гарин: Несмотря на то, что для Америки Обама - это прежде всего что-то новое, что-то подобное революции, тем не менее, в профессиональной области дипломатии мы, я думаю, увидим много просто продолжения конкретной работы, которая была. Одиозные вещи могут уйти на задний план. Скажем, противоракетная оборона, которая вызывала у России отторжение, аллергию, распространение НАТО - я думаю, что они в некотором смысле уйдет под сукно. Никто от них ярко не откажется в США, но, тем не менее, педалировать их ни в коем случае не будут. Зато есть конкретные вещи, что делать с договорами по нераспространению ядерного оружия, что делать с традиционными договорами о сокращении вооруженных сил. С этим надо работать, и в этом, в принципе, должна быть заинтересована Россия, в этой конкретной работе.


Америка заинтересована была бы в неком новом взаимопонимании с Россией о правилах игры. Каковы джентльменские правила игры? В Америке официальный язык не признает сфер влияния, но, тем не менее, конечно, они фигурируют в любом стратегическом мышлении. То есть, хорошо, у вас есть легитимные интересы по периметру бывшего Советского Союза, и тем не менее, какие правила игры - это распространяется на нефть и газ, о чем можно договориться. И мне кажется, что здесь никаких ярких решений для прессы быть не может, это тихая работа дипломатии. То же самое относится к преступности, к антитерроризму. То есть мне кажется, что здесь мы видим некое продолжение. Другое дело - какое моральное влияние произведет вот этот вот американский пример на Россию - это мы увидим. Здесь многое зависит от успеха или неуспеха американской программы по возрождению конъюнктуры, насколько Америка сможет вывести себя из экономического кризиса.


XS
SM
MD
LG